Каталог

Помощь

Корзина

Задачи по гражданскому праву МГЮА

Оригинальный документ?

Содержание

Задача № 13

Совместное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании разницы в стоимости переданной последнему медицинской техники и полученных семян подсолнечника, а также процентов за пользование чужими денежными средствами.

Ответчик против иска возражал, ссылаясь на то, что сторонами заключен договор мены, поэтому исковые требования, заявленные истцом, неправомерны.

Как следует из материалов дела, сторонами был заключен договор, по которому предприятие обязалось поставить обществу медицинскую технику в согласованных ассортименте и количестве, а последнее - уступить предприятию свое право требования к третьему лицу об исполнении обязательств по поставке семян подсолнечника. Поскольку стоимость семян подсолнечника была ниже стоимости медицинской техники, истец полагал, что он вправе заявить указанные требования. 1. Какой договор был заключен по условиям задачи? 2. Какое решение должен вынести суд?

Задача № 28

Максимова Т. и Савельева П. обратились в суд с иском к Григорьеву, в котором указывали, что 11.03.2005 г. ответчик, управляя автомобилем «БМВ-525», следуя по ул. Лизюкова. допустил наезд на пешеходов Максимова С. и Савельева А. В результате ДТП оба пешехода, близкие им родственники, погибли. Истцы просили взыскать с ответчика расходы на погребение и денежную компенсацию в возмещение причиненного морального вреда.

В судебном заседании Григорьев указал, что владельцем источника повышенной опасности является Николаев попросил суд привлечь его к участию в деле в качестве соответчика. Николаев в судебном заседании пояснил что предал автомобиль Григорьеву для замены масла и тосола. Ключи ответчику оставил для проверки автомобиля после ремонта. Разрешение на пользование автомобилем не давал.

Кто признается владельцем источника повышенной опасности?

При каких обстоятельствах владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности?

Какое решение должен вынести суд?

Список используемой литературы13

 


Задача № 1

 

Совместное предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании разницы в стоимости переданной последнему медицинской техники и получен­ных семян подсолнечника, а также процентов за пользование чу­жими денежными средствами.

Ответчик против иска возражал, ссылаясь на то, что сторонами заключен договор мены, поэтому исковые требования, заявленные истцом, неправомерны.

Как следует из материалов дела, сторонами был заключен дого­вор, по которому предприятие обязалось поставить обществу ме­дицинскую технику в согласованных ассортименте и количестве, а последнее — уступить предприятию свое право требования к третьему лицу об исполнении обязательств по поставке семян подсол­нечника. Поскольку стоимость семян подсолнечника была ниже стоимости медицинской техники, истец полагал, что он вправе за­явить указанные требования.

1. Какой договор был заключен по условиям задачи?

2. Какое решение должен вынести суд?

 

Решение:

1. По условиям задачи, ответчик считает, что заключен договор мены. Рассмотрим так ли это на самом деле?

Согласно ст. 567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой.

В нашем случае, с одной стороны для обмена был предложен товар -  медицинская техника, а с другой стороны имущественные права – право требования к третьему лицу по поставке семян.

К объектам гражданских прав в соответствии со статьей 128 ГК РФ относятся вещи, иное имущество (товар), в том числе имущественные права. Понятие «имущество» является собирательным. Имущественные права как объект гражданских прав обладают определенными особенностями, которые должны учитываться сторонами при совершении сделок. Они не являются товаром в том смысле, который придает этому понятию Кодекс.

Как следует из статьи 567 ГК РФ, по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой.

В соответствии со статьей 454 Кодекса положения, предусмотренные параграфом 1 главы 30, применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав.

Указанная статья не распространяется автоматически на те случаи, когда предметом договора мены являются имущественные права.

Уступка права требования не может быть предметом договора мены, поскольку в этом случае невозможен переход права собственности, как того требует данный договор, и не может быть соблюдено его условие о передаче одного товара в обмен на другой.

Кроме того, сторона, передавшая право требования, отвечает только за действительность этого требования, а не за его исполнение должником[1].

В ряде работ приводятся аргументы, призванные обосновать невозможность использования имущественных прав в качестве предмета договора мены. Так, Б.Я. Полонский приводит следующие доводы: предметом договора мены является товар, к договору мены применяются правила о купле-продаже, отождествляющие понятия товара и вещи, следовательно, эти понятия совпадают и для договора мены, что исключает права из круга объектов договора мены[2].

Аналогичные доводы, как указывалось выше, приводятся и В.В. Витрянским, который добавляет, что положения Гражданского кодекса о договоре мены (гл. 31) не включают в себя норму, распространяющую их действие на сделки, по которым стороны взаимно уступают друг другу имущественные права, аналогичную норме, содержащейся в п. 4 ст. 454 ГК РФ[3].

Другие авторы допускают возможность передачи прав требования в рамках этого договора. По мнению И.В. Елисеева, из содержания гл. 31 ГК РФ невозможно усмотреть прямого запрета договоров мены имущественных прав, а также мены вещи на имущественное право[4]. Возможность применения норм ГК РФ о мене к отношениям по поводу передачи права требования допускают Ю.Е. Туктаров[5] и А.В. Власова[6]. Данная позиция представляется более обоснованной.

Действующий ГК РФ допускает возможность применения к отношениям по поводу передачи права требования за встречное денежное предоставление норм о договоре купли-продажи. Одновременно он отсылает по вопросам регулирования мены к правилам о купле-продаже, если иное не противоречит ст. ст. 567 - 571 ГК и существу мены. С формальной точки зрения это обстоятельство, вопреки иному мнению В.В. Витрянского, как раз позволяет применять в определенных случаях к отношениям сторон, отчуждающим право, нормы о договоре мены. 

Для доказательства обратного необходимо обосновать, что отношения по передаче прав против неденежного предоставления (например, вещи) противоречат существу мены. Таких доказательств в цитируемых работах не приводится. 

Ссылка на невозможность передачи права в собственность подтверждает лишь необходимость, как и в отношениях по купле-продаже, учета характера передаваемого объекта. 

С этой точки зрения можно говорить как о собственно договоре мены, так и о сходных с ним договоре мены прав требования на вещь и договоре мены прав требования на права требования, соотношение между которыми определяется так же, как и между договором купли-продажи и договором купли-продажи права.

В практическом плане такой подход позволяет определить круг норм, применимых к отношениям сторон, в то время как предложение рассматривать эти отношения как «двойную цессию, регулируемую нормами ГК РФ об уступке права», оставляет открытым вопрос о характере регулирования взаимных прав и обязанностей сторон. Нормы гл. 24 ГК эти отношения не регламентируют, вынося их «за скобки» сделок по уступке прав требования[7].

Итак, в научной доктрине существуют различные взгляды, по вопросу о соотношении договора уступки и договора мены.

Но, мы при решении задачи, руководствуемся выводом, сделанным Президиумом ВАС и  отрицающим возможность «автоматического распространения» ст. 454 ГК РФ на те случаи, когда предметом договора мены являются имущественные права[8], и считаем, что по условиям задачи, между сторонами был заключен смешанный договор.

 

2. Выше мы пришли к выводу, что стороны заключили смешанный договор. Это договор, с элементами договора поставки (т.к. «предприятие обязалось  поставить медицинскую технику в согласованном количестве и ассортименте») и договора уступки права требования («уступить предприятию свое право требования»).

Суд, по нашему мнению, должен удовлетворить требования Истца о взыскании разницы между стоимостью медицинской техники и полученными семенами, т.к. по договору поставки одна сторона обязуется поставить товар, а другая принять и оплатить его.

Цена договора здесь определяется суммой на которую должен быть поставлен товар  - это стоимость медицинской техники. И поскольку она не покрыта полностью стоимостью поставленного по договору подсолнечника, то обязательства по оплате стоимости медицинской техники не будут считаться выполненными со стороны Общества в полном объеме, пока не будет покрыта разница.

В то же время, уступка является возмездной. Поэтому суд может указать на право Ответчика требовать от Истца встречной оплаты за уступленное право.

В той части, в какой их требования совпадают, стороны – Истец и Ответчик -  вправе произвести зачет встречных однородных требований. В соответствии со ст. 410 ГК РФ – для зачета достаточно заявлений одной стороны.

 

Задача № 2

 

Максимова Т. и Савельева П. обратились в суд с иском к Григорьеву, в котором указывали, что 11.03.2005 г. ответчик, уп­равляя автомобилем «БМВ-525», следуя по ул. Лизюкова. допустил наезд на пешеходов Максимова С. и Савельева А. В результате ДТП оба пешехода, близкие им родственники, погибли. Истцы просили взыскать с ответчика расходы на погребение и денежную компенсацию в возмещение причиненного морального вреда.

В судебном заседании Григорьев указал, что владельцем источ­ника повышенной опасности является Николаев попросил суд привлечь его к участию в деле в качестве соответчика. Николаев в судебном заседании пояснил что предал автомобиль Григорьеву для замены масла и тосола. Ключи ответчику оставил для проверки автомобиля после ремонта. Разрешение на пользование автомобилем не давал.

Кто признается владельцем источника повышенной опасности?

При каких обстоятельствах владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности?

Какое решение должен вынести суд?

 

Решение:

1. Понятие владельца источника повышенной опасности, содержится в ч. 2 п. 1 ст. 1079 ГК РФ.  Под ним понимается собственник транспортного средства, а также лицо, владеющее транспортным средством на праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (право аренды, доверенность на право управления транспортным средством, распоряжение соответствующего органа о передаче этому лицу транспортного средства и т.п.).

2. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности в двух случаях: если он докажет, что вред причинен вследствие обстоятельств непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего. В первом случае следует доказать: а) наличие обстоятельства; б) его чрезвычайность, т.е. крайне редкий характер и неожиданный характер; в) невозможность его предотвращения в данных обстоятельствах, в частности имеющимися в наличии средствами или ввиду состояния ответчика; г) причинную связь между этими обстоятельствами и причинением вреда.

В этих случаях риск невозмещения вреда несет сам потерпевший. Кроме того, п. 2 1079 ГК РФ статьи указывает еще на одно обстоятельство, которое позволяет возложить ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности не на его законного владельца, а на лицо, которое неправомерно завладело источником повышенной опасности. Для этого требуется доказать в суде факт, что источник выбыл из обладания законного владельца в результате противоправных действий другого лица (лиц). Бремя такого доказывания несет законный владелец. В то же время владелец не освобождается полностью от ответственности при наличии вины, выразившейся в том, что он не предотвратил возможность такого изъятия у него источника повышенной опасности, в частности не соблюдал установленные в специальных нормах и правилах по безопасности административных требований по его охране и защите. Если такие нормы не установлены, то отсутствие вины можно доказать, опираясь на аналогию п. 1 ст. 401 ГК. При решении вопроса о вине действуют презумпции, установленные отраслевым законодательством - гражданским, уголовным, административным.

Противоправное завладение третьим лицом источником повышенной опасности освобождает собственника от ответственности по возмещению вреда. Однако специфика этих случаев такова, что наряду с фактическим владельцем, т.е. непосредственным причинителем вреда, ответственность может нести и титульный владелец.

Так, Д., собственник автомашины, подъехав к почте, оставил дверь автомашины не запертой и ключи с собой не взял. Т. воспользовался этим, угнал автомашину и, следуя по дороге, совершил виновное столкновение с автомашиной под управлением Ж.

В данном случае ответственность по возмещению вреда возлагается на Т., который незаконно завладел автомашиной и причинил ущерб, а также и на Д., который своими небрежными действиями способствовал незаконному завладению источником повышенной опасности.

Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден от ответственности, если докажет, что причинение вреда имело место вследствие непреодолимой силы, например стихийного бедствия. Однако при этом лица обязаны предпринять все объективно возможные действия с целью предотвратить ущерб или хотя бы уменьшить его размер.

В соответствии со ст. 1068 ГК РФ вред, причиненный работником предприятия, выполняющим работу на основании трудового или гражданско-правового договора, возмещается юридическим лицом, если он действовал по заданию юридического лица, выполнял трудовые или служебные обязанности.

 

3. На наш взгляд, суд, решая вопрос о привлечении Николаева к ответственности, должен исходить из следующего.

Николаев не может быть привлечен к ответственности, т.к. транспортное средство выбыло из его обладания не по его вине.

«Таким образом, если вред потерпевшему (другому участнику ДТП) причинен в результате повреждения его автомобиля по вине лица, управлявшего транспортным средством без законных оснований (например, при угоне автомобиля, использовании его работником мастерской, производившим ремонт, для поездки по городу и т.п.), то у страховщика отсутствует обязанность по выплате страховой суммы по договору обязательного страхования, поскольку в данном случае указанное лицо не является субъектом страховых отношений»[9].

Ответственность за вред в данном случае несут лица, противоправно завладевшие источником. В нашем случае – это  Григорьев.

Григорьев обязан возместить родственником умершего моральный вред, т.к. согласно ст. 1100 ГК РФ  причинение источником повышенной опасности вреда жизни и здоровью гражданина является безусловным основанием для компенсации морального вреда.

Но, в компенсации расходов на погребения, родственником погибших следует отказать:

В соответствии с п. 1 ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный, в том числе, имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред

Лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Расходы, связанные с организацией и проведением похорон, не являются убытками в контексте ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку они не связаны с восстановлением нарушенного права истцов и понесены ими добровольно.

Кроме того, в силу п. 1 ст. 9 Федерального закона «О погребении и похоронном деле» лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего, гарантируется оказание на безвозмездной основе следующего перечня услуг по погребению:

1) оформление документов, необходимых для погребения;

2) предоставление и доставка гроба и других предметов, необходимых для погребения;

3) перевозка тела (останков) умершего на кладбище (в крематорий);

4) погребение (кремация с последующей выдачей урны с прахом).

Оплата стоимости услуг, предоставленных сверх гарантированного перечня услуг по погребению, производится за счет средств лица, взявшего на себя обязанность осуществить погребение умершего (п. 4 ст. 9 названного Закона).

Поскольку истцы добровольно понесли расходы по организации и проведению похорон погибших, следовательно, они не вправе требовать возмещения с ответчика стоимости указанных расходов.

 

Список используемой литературы

 

1. Гражданский Кодекс РФ (часть 1) от 30.11.1994 № 51-ФЗ 

2. Гражданский Кодекс РФ (часть 2) от 26.01.1996 № 14-ФЗ

3. Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 1.

4. Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 1.

5. Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года //Бюллетень Верховного Суда РФ, 2006, № 9

6. Гражданское право. В 2-х томах. Том 1: Учебник / Под ред. Е.А.Суханова. - М.: БЕК, 2006.

7. Гражданское право. Часть вторая: Учебник / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. - М., 2006.

8. Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций / Отв. ред. О.Н.Садиков. М., 2006.

9. Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ части первой, под ред. О.Н. Садикова // Юридическая фирма «Контракт», Издательский Дом «Инфра - М», 2006

10. Научно-практический Комментарий к Гражданскому Кодексу РФ части первой, под ред. В.П. Мозолина, М.Н. Малеиной // Издательство «Норма», 2006

11. Туктаров Ю.Е. Договор цессии // Коммерческое право. Бюллетень. 2001. Вып. 7. С. 3.

12. Власова А.В. О последствиях отсутствия или недействительности основания абстрактной сделки // Очерки по торговому праву. Вып. 8. Ярославль, 2001. С. 83.

13. Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М. Издательство «Статут», 2003

 



[1] См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 1.

[2] См.: Гражданское право России: Курс лекций. Ч. 2: Обязательственное право / Под ред. О.Н. Садикова. М., 1997. С. 161.

[3] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2.- М.: Издательство «Статут», 2002

[4] См.: Гражданское право: Учеб. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 114.

[5] Туктаров Ю.Е. Договор цессии // Коммерческое право. Бюллетень. 2001. Вып. 7. С. 3.

[6] См.: Власова А.В. О последствиях отсутствия или недействительности основания абстрактной сделки // Очерки по торговому праву. Вып. 8. Ярославль, 2001. С. 83.

[7] Новоселова Л.А. Сделки уступки права (требования) в коммерческой практике. Факторинг. М. Издательство «Статут», 2003

[8] См.: Обзор практики разрешения споров, связанных с договором мены. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 24.09.2002 № 69 // Вестник ВАС РФ. 2003. № 1.

[9] Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года //Бюллетень Верховного Суда РФ, 2006, № 9