Каталог

Помощь

Корзина

Ответы на вопросы к экзамену по курсу ИОГП

Оригинальный документ?

Ответы на вопросы к экзамену по курсу ИОГП

1. Предмет, метод и система курса ИОГП.

2. Образование древнерусского государства и общественный строй  Киевской Руси IХ-ХI в.в.

3. Государственный строй Киевской Руси.

4. «Русская правда» - происхождение, редакция. Преступления и наказания.

5. «Русская правда» - судопроизводство.

6. Государство Руси периода феодальной раздробленности: Владимиро-Суздальское княжество.

7. Новгородская республика: общественный и государственный строй.

8. Псковская судная грамота: гражданское право, преступления и наказания.

9. Образование Московского централизованного государства. Его общественно-политический строй.

10. Первый общерусский учебник 1497 г. Преступлении и наказания.

11.Судопроизводство по Судебнику 1497 г.

12. Сословно-представительная монархия, ее общественно-политические строи.

13. Соборное уложение 1649 г. - источники, структура. Правовое положение вотчин и поместий.

14. Соборное уложение 1649 г. Преступления и наказания.

15. Соборное уложение 1649 г. Судопроизводство.

16. Образование Российской Империи. Сословные реформы Петра I.

17. Реформы Петра I в области государственного устройства и управления.

18. Уголовное законодательство Петра 1 - артикулы воинские.

19. Краткое изображение процессов и судебных тяжб 1715 г.

20. Развитие государственной системы во второй половине XVIII в.

21. Правовое положение населения во второй половине XVIII в. Жалованные грамоты дворянству и городам 1785 г.

22. Изменение государственного строя России в первой половине XIX в.

23. Систематизация российского законодательства в первой половине XIX в.

24. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

25. Крестьянская реформа 1861 г.

26. Буржуазные реформы 60-70 г.г. XIX в. - земская, городская, военная.

27. Судебная реформа 1864 г.

28. Уголовный процесс по Судебным Уставам 1864 г.

29. Революция 1905-1907 г. Изменение государственного строя. Основные государственные законы Российской Империи 1906г.

30. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. Изменение государственного строя.

31. Установление и правовое оформление советской власти. Конституционное значение актов II и III Всероссийского Съезда Советов.

32. Конституция РСФСР 1918 г.

33. Изменение в государственном механизме советского государства в годы гражданской войны.

34. Создание и деятельность ВЧК, ее реорганизация в ГПУ (ОГПУ)

35. Возникновение советских судебных органов. Декреты о суде.

36. Судебная реформа 1922 г.

37. Создание основ советского права – трудовой и семейные кодексы 1918 г.

38. Создание основ советского права. «Руководящие начла по уголовному праву РСФСР» 1919г.

39. Образование и правовое оформление СССР.

40. Конституция СССР 1924 г. – разработка, содержание.

41. Создание советской прокуратуры и ей развитие до конца 30-х г.г.

42. Развитие уголовного права в 20-е гг. УК РСФСР 1922г. и 1926г.

43. Развитие уголовно-процессуального права в 20-е г.г. УПК РСФСР 1922г.

44. Конституция СССР 1936г.

45. Централизация правоохранительной системы и государственного аппарата в СССР в 30-40-е годы.

46. Государственный аппарат СССР в годы Великой Отечественной войны.

47. Создание Красной Армии и ее организационно-правовое развитие в 20-30-е г.г.

48. Изменения в праве в период Великой Отечественной войны – гражданское, трудовое, колхозное, семейное.

49. Изменение в уголовном праве в период Великой Отечественной войны.

50. Кодификация советского права в 50-60-е гг.

51. Особенности конституционного законодательства в СССР в 70-е годы.

52. Изменения в советской системе в 80-90 г.г. Распад СССР.


1. Предмет, метод и система курса ИОГП

Предметом науки истории отечественного государства и права является изучение возникновения и развития государственно-правовых институтов у народов нашей страны с момента начала формирования государственности до настоящего времени. История государства и права как научная дисциплина изучает эволюцию структур и механизмов государственной власти (типы власти, формы правления, политического режима, государственного устройства, госаппарат и т. д.), развитие правовой системы, как в целом, так и отдельных отраслей и институтов права, в частности, гражданского, уголовного, процессуального, обязательственного, наследственного, брачного, семейного и т. д.

Поскольку история государства и права изучает политические и правовые институты вплоть до сегодняшнего дня, постольку она органически стыкуется с действующим правом. Следовательно, она занимается не только правом ушедшим, но и живущим, его отраслями и институтами. Историю государства и права интересуют конкретные политические и правовые явления, но, прежде всего, она исследует фактический материал для установления межотраслевых закономерностей, для показа общих поступательных, прогрессивных тенденций развития государства и права.

В этом большое сходство истории государства и права с теорией государства и права. Разница же в том, что если теория государства и права изучает преимущественно общие закономерности развития государства и права различных народов и общественно-экономических формаций, то история государства и права занимается конкретными государствами и правовыми системами, существовавшими и существующими на территории нашей страны, их особенностями и характерными чертами. История государства и права использует обобщения, делаемые теорией государства и права, и в то же время дает конкретный материал для таких обобщений.

Изучение прошлого страны имеет не только познавательное, но и практическое значение, ибо историко-правовая наука, обобщая опыт прошлого, помогает познать и использовать закономерности общественного развития, избежать повторения ошибок.

Говоря о методах изучения истории отечественного государства и права, необходимо отметить, что историко-правовая наука использует различные методы как общенаучные, так и специфические. К первым относится диалектический метод, который дает возможность изучать государственно-правовые явления в их связи и взаимозависимости, в непрерывном движении, развитии, исходя из законов диалектики. Что же касается вторых, то, прежде всего, следует выделить метод историзма, требующий подходить к государству и праву как к изменяющимся во времени, развивающимся явлениям. Метод историзма конкретизируется в единстве исторического и логического способов исследования. Применяя исторический способ, изучают государство и право с момента их возникновения и прослеживают весь процесс их раз¬вития. Логический способ дает теоретическое воспроизведение развитого или развивающегося объекта, то есть государство и право рассматриваются во всех их существенных закономерных связях и отношениях.

Науке истории отечественного государства и права свойственны сравнительно-правовой метод, который заключается в сравнительном изучении государственно-правовых явлений, в сопоставлении явлений и фактов, а также системный метод анализа, который предусматривает рассмотрение историко-правовых явлений не изолированно, а в системе.

В преподавании курса отечественной истории государства и права сложилась четкая и последовательная структура. Она состоит из трех элементов:

– первый включает в себя рассмотрение общественного строя на том или ином историческом времени;

– второй предусматривает характеристику государственного строя в историческом ракурсе;

– третий охватывает правовую систему в ее развитии. Такая структура позволяет создать стройную картину исторического процесса российского государства права.

 

2. Образование древнерусского государства и общественный строй  Киевской Руси IХ-ХI в.в.

ОБРАЗОВАНИЕ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА

1. ПРЕДПОСЫЛКИ. Древнерусское государство сложилось в результате сложного взаимодействия целого комплекса как внутренних, так и внешних факторов.

1.1. Социально-экономические предпосылки

1.1.1. Развитие земледелия. В первую очередь следует учесть те изменения, которые происходили в хозяйстве восточных славян в У11 - 1Х вв. Так, уже отмеченное развитие земледелия, особенного пашенного в степном и лесостепном районе Среднего Поднепровья, приводило к появлению избыточного продукта, что создавало условия для выделения из общины княжеско-дружинной группировки (происходило отделение военно-управленческого труда от производительного).

1.1.2. На Севере Восточной Европы, где из-за суровых климатических условий земледелие не могло получить широкого распространения, большую роль продолжали играть промыслы, а возникновение избыточного продукта стало результатом развития обмена и внешней торговли.

1.1.3. В районе распространения пашенного земледелия началась эволюция родовой общины, которая, благодаря тому, что теперь отдельная большая семья могла обеспечить свое существование, стала трансформироваться в земледельческую или соседскую (территориальную). Такая община, как и раньше, в основном состояла из родственников, но в отличие от родовой общины, пашенная земля, разделенная на наделы, и продукты труда находились здесь в пользовании отдельных небольших семей, владевших орудиями труда и скотом. Это создавало некоторые условия для имущественной дифференциации, но социального расслоения в самой общине не происходило - производительность земледельческого труда оставалась слишком низкой. Археологические раскопки восточнославянских поселений того периода обнаружили почти одинаковые семейные жилища-полуземлянки с одним и тем же набором предметов и орудий труда. Кроме того, на обширной лесной территории восточнославянского мира сохранялась подсека, а из-за своей трудоемкости она требовала усилий всего родового коллектива. Так наметилась неравномерность в развитии отдельных племенных союзов.

1.2. Социально-политические предпосылки.

1.2.1. Усложнение внутриплеменных отношений и межплеменные столкновения ускоряли становление княжеской власти, повышали роль князей и дружины, как обороняющих племя от внешних врагов, так и выступающих в качестве арбитра при различного рода спорах.

1.2.2. Кроме того, борьба между племенами приводила к складыванию межплеменных союзов во главе с наиболее сильным племенем и его князем. Эти союзы приобретали форму племенных княжений. В итоге, власть князя, которую он стремился превратить в наследственную, все менее зависела от воли вечевых собраний, укреплялась, а его интересы все более отчуждались от интересов соплеменников.

1.3. Духовные предпосылки. Становлению власти князя способствовала и эволюция языческих представлений славян той эпохи. Так, по мере роста военного могущества князя, приносящего добычу племени, обороняющего его от внешних врагов и взявшего на свои плечи проблему урегулирования внутренних споров росли его престиж и, одновременно, происходило отчуждение от свободных общинников. Таким образом, в результате военных успехов, выполнения им сложных управленческих функций, отдаления князя от привычного для общинников круга дел и забот, зачастую выливавшегося в создание укрепленного межплеменного центра - резиденции князя и дружины, он наделялся сверхъестественными силами и способностями, в нем начинали видеть залог благополучия всего племени, а его личность отождествляли с племенным тотемом. Все это приводило к сакрализации - обожествлению княжеской власти, создавало духовные предпосылки для перехода от общинных к государственным отношениям.

1.4. Внешнеполитические предпосылки. К внешним предпосылкам следует отнести то "давление", которое оказывали на славянский мир его соседи - хазары и норманны.

1.4.1. С одной стороны, их стремление взять под контроль торговые пути, связывающие Запад с Востоком и Югом, ускоряло складывание княжеско-дружинных группировок, втягивающихся во внешнюю торговлю. Получая со своих соплеменников продукты сельского хозяйства и промыслов, в первую очередь, пушнину и меняя их на продукты престижного потребления и серебро у иностранных купцов, продавая им захваченных в плен иноплеменников, местная знать все более подчиняла себе племенные структуры, обогащалась и изолировалась от рядовых общинников. Со временем она, объединившись с варяжскими воинами-торговцами, начнет осуществлять контроль за торговыми путями и самой торговлей, что приведет к консолидации ранее разрозненных племенных княжений, расположенных вдоль этих путей.

1.4.2. С другой стороны, взаимодействие с более развитыми цивилизациями приводило к заимствованию некоторых общественно-политических форм их жизни. Подлинным эталоном государственно-политического устройства долгое время считалась Византийская империя.

1.4.3. Не случайно, также, что долгое время великие князья на Руси назывались по примеру мощного государственного образования Хазарского каганата - хаканами (каганами). Следует учесть и то, что существование в Низовьях Волги Хазарского каганата защищало восточных славян от набегов кочевников, которые, в предшествующие эпохи (гунны в 1У -У вв., авары в У11 в.) тормозили их развитие, мешали мирному труду и, в итоге, появлению "зародыша" государственности. В советской исторической науке долгое время приоритет в формировании государства отдавался внутренним социально-экономическим процессам; некоторые современные историки считают, что решающую роль сыграли внешние факторы; однако, представляется, что только взаимодействие как внутренних, так и внешних при недостаточной социально-экономической зрелости восточнославянского общества могло привести к тому историческому прорыву, который произошел в славянском мире в 1Х-Х вв.

2. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ СКЛАДЫВАНИЯ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА.

2.1. На первом этапе образования древнерусского государства (VIII-середина IХ вв.) происходило вызревание предпосылок, складывание межплеменных союзов и их центров, которые упоминаются у восточных авторов. К IХ в. восходило появление системы полюдья, т.е. сбора с общинников в пользу князя дани, которая в ту эпоху носила еще добровольный характер и воспринималась как возмещение за военные и управленческие услуги.

2.2. На втором этапе (2-ая половина IХ- середина Х в.) процесс складывания государства ускорился, во многом, благодаря активному вмешательству внешних сил - хазар и норманнов (варягов). ПВЛ сообщает о набегах воинственных обитателей Северной Европы, вынудивших ильменских словен, кривичей и финно-угорские племена чуди и веси платить дань. На Юге хазары собирали дань с полян, северян, радимичей и вятичей.

2.2.1. Возникновение ядра восточнославянского государства. Данные Повести временных лет. Норманская теория. Летописец отмечает (под 862 годом), что славяне сумели изгнать варяг за море. Но вскоре между ними вспыхнула распря, "и пошел род на род и воевати почаша сами на ся". (Скорее всего в летописи нашло отражение соперничество племенных союзов Севера и их знати между которой шла "борьба престижей"). В этих условиях, не желая отдавать первенство кому-либо из своих, славяне и финно-угры со словами: "Земля наша велика и обилна, а наряда (порядка) в ней нет. Да поидете княжить и володеть нами" решили обратиться к соседям-варягам, называвшимися русью, и их князю - Рюрику, с братьями Синеусом и Трувором. Приглашение было принято, Рюрик сел в Новгороде ( по другим сведениям - в Старой Ладоге), Синеус - в Белоозере, Трувор - в Изборске. Через два года после смерти братьев Рюрик стал править единолично. В 882 году его преемник князь Олег хитростью захватил Киев, убив правивиших там Аскольда и Дира - норманнов, ушедших ранее от Рюрика. После этого он освободил славянские племена от хазарской дани и подчинил своей власти. Так, согласно летописной легенде, произошло образование русского государства. Норманнская теория происхождения древнерусского государства. Эти летописные данные легли в основу т.н. "норманнской теории", разработанной в ХУ111 в. немецкими учеными на русской службе. Ее сторонники приписывали создание государства варягам, давшим ему и свое имя - "Русь". Крайние норманисты делали вывод об извечной отсталости славян, якобы не способных к самостоятельному историческому творчеству.

Процесс складывания государства начался до варягов, сам факт их приглашения на княжение свидетельствует о том, что эта форма власти была уже известна славянам.

Рюрик - реальная историческая личность, будучи приглашенным в Новгород на роль арбитра и, может быть, защитника от "заморских варягов" (свеев), захватывает власть, подавив восстание под руководством Вадима (скорее всего местного племенного князя). Его появление в Новгороде (мирное или насильственное) никак не связано с зарождением государства.

Существуют и другие точки зрения, отрицающие реальность Рюрика, но очевидно, что вопрос о происхождении Рюрика не связан с проблемой образования древнерусского государства

Норманнская дружина, не обремененная местными традициями, активнее использует элемент насилия для сбора дани и объединения славянских племенных союзов, что, в определенной степени, ускоряет процесс складывания государства. Одновременно происходит консолидация местной княжеско-дружинной верхушки, ее интеграция с варяжскими дружинами и славянизация самих варягов.

Олег, объединив Новгородскую и Киевскую земли и сведя воедино путь "из варяг в греки", подвел экономическую базу под складывающееся государство.

Этноним "русь" северного происхождения. И хотя летопись относит ее к одному из норманнских племен, но, скорее всего, это собирательное имя (от финского ruotsi - гребцы) под которым скрывалась не этническая, а этносоциальная группа, состоящая из представителей различных народов, занимающихся морским разбоем и торговлей и представляющих собой дружину князя. Тогда, с одной стороны, становится понятным быстрое распространение этого понятия, уже не связанного с какой-либо этнической группой, среди восточных славян, чья племенная верхушка сливалась с пришлым элементом, а с другой, - быстрая ассимиляция самих варягов, принимавших к тому же восточнославянские языческие культы и не державшихся за своих богов.

2.2.2. Объединение восточно-славянских племен. В эпоху правления Олега (879-912 гг.) в его руках сосредоточилась власть над территорией от Ладоги до низовьев Днепра. Сложилась своеобразная федерация племенных княжений во главе с великим князем киевским. Его власть проявлялась в праве сбора дани со всех, входящих в это объединение племен. Олег, опираясь на мощь славяно-норманнских дружин и "воев" (вооруженных свободных общинников) совершает в 907 г. успешный поход на Византию. В результате был подписан выгодный для Руси договор, обеспечивающий ей право беспошлинной торговли. Новые уступки заключались в соглашении от 911 г.

Игорь (912 -945 гг.) стремился сохранить единство межплеменной федерации, а также защищал ее границы от появившихся грозных кочевников - печенегов. В 40-х годах он совершил два похода на Византию, нарушившую свои соглашения с Русью. В итоге, потерпев неудачу, он заключил в 944 г. менее выгодный договор, а в 945 г. во время полюдья в древлянской земле был убит за требование дани сверх обычной.

2.3. Третий, завершающий этап складывания государства начинается с реформ княгини Ольги.

2.3.1. Отомстив древлянам за смерть своего мужа, она устанавливает фиксированную норму дани, а для ее сбора устраивает "погосты", где "сидел" боярин с малой дружиной. Погосты стали опорой княжеской власти на местах. Политика сына Ольги Святослава (964-972), добившегося победы над Хазарией и предпринявшего неудачные походы на Дунай (970-971), требовала мобилизации значительных сил. Это несколько задержало внутреннее устроение русской земли.

2.3.2. Полная ликвидация племенных княжений происходит во время правления Владимира Святого (980-1015). Сын Святослава и Малуши. Фактически же она являлась второй женой Святослава. У восточных славян - дохристианского периода было распространено многоженство.

Пытался он укрепить и языческую веру, а вместе с ней княжескую власть. С этой целью был создан пантеон из пяти основных богов во главе с Перуном, который особенно почитался среди дружинников. Но эта мера мало что изменила, и тогда Владимир произвел своеобразную "духовную революцию" сверху - ввел в 988 г. христианство, установив обязательное отчисление десятой части полюдья в пользу православной церкви. Единобожная (монотеистическая) по своей сути религия, имевшая мощные традиции, тесно связанная со светской властью, позволила вытеснить местные языческие культы и заложила духовную основу для складывающейся единой русской народности и древнерусского государства.

2.3.3. Следующим решительным шагом, завершающим создание государства, стала замена Владимиром племенных князей своими сыновьями, призванными защищать новую веру и укрепить власть киевского князя на местах. Тем самым он превратил Русскую землю во владение рода Рюриковичей. Укрепление власти дало ему возможность организовать население всей страны для создания мощных оборонительных рубежей на южных границах и переселить сюда часть словен, кривичей, чуди и вятичей. Сам великий князь, как свидетельствуют былины, начал восприниматься народным сознанием уже не как воин - защитник, а как глава государства, организующий охрану его рубежей.

3. ОСНОВНЫЕ ПРИЗНАКИ ДРЕВНЕРУССКОГО ГОСУДАРСТВА К КОНЦУ Х В.

- Династическая (родовая) княжеская власть.

- Простейший государственный аппарат в лице дружины и наместников князя.

- Система данничества.

- Территориальный принцип расселения, вытесняющий племенной.

- Монотеистическая религия, усиливающая процесс сакрализации княжеской власти.

4. ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН.

4.1. Суровость климатических условий Восточной Европы, оторванность от центров античной цивилизации задерживали и замедляли процесс складывания государства у восточных славян. Оно формировалось в результате сложного взаимодействия внутренних и внешних факторов, что и позволило ему появиться, произрастая лишь на одной общинной основе. Германские же племена, восприняв достижения римской цивилизации, раньше и быстрее подошли к государственным формам организации общественной жизни.

4.2. Одной из особенностью древнерусского государства было то, что с самого своего начала оно было многоэтническим по составу. В дальнейшем это будет способствовать тому, что главными силами, обеспечивающими внутреннее единство, станут государство и православная религия.

5. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ОБРАЗОВАНИЯ ГОСУДАРСТВА У ВОСТОЧНЫХ СЛАВЯН

5.1. Образование государства создавало благоприятные условия для развития земледелия, ремесел, внешней торговли.

5.2. Государство влияло и на формирование социальной структуры. Например, выполнение властных функций в более поздний период способствовало превращению князей и бояр в землевладельцев.

5.3. Мощный импульс получает древнерусская культура.

5.4. В рамках древнерусского государства происходило складывание единой древнерусской народности - основы трех восточнославянских народов: великорусского, украинского и белорусского.

5.5. Древнерусское государство в течение веков после своего возникновения отбивало "волны" кочевников, принимало удар на себя, обеспечивая тем самым благоприятные условия для развития европейской цивилизации.

5.6. С другой стороны, Русь стала своеобразным мостом, через который совершался культурный и торговый обмен между Западом и Востоком. Однако межцивилизационное положение Руси во многом влияло на ее собственный путь развития, вызывая внутренние противоречия, углубляя социокультурный раскол.

Общественный строй Киевской Руси. Для феодального общества характерно деление населения на сословия.  Сословие — это замкнутая социальная группа,  имеющая  определенные  законом  права  и обязанности. В Киевской Руси процесс формирования сословий только начался. Все население Киевской  Руси  условно  можно  разделить  на  три  категории: свободные, полузависимые и зависимые люди.

Верхушку свободных людей составляли князь и его  дружина  (княжи  мужи).  Из них князь выбирал воевод и других должностных лиц. Сначала  правовой  статус «княжих мужей» отличался от земской верхушки — родовитой, знатной,  местного происхождения. Но в XI веке эти две группы соединяются в  одну    боярство.

Бояре принимали участие в работе боярских советов, вече, администрации,  где занимали высшие должности. Боярство не было однородным и делилось на  разные группы, принадлежность к которым давала право быть привилегированной  частью общества, и все преступления, направленные против бояр,  наказывались  более строго. Так, согласно Русской Правде, жизнь бояр  охранялась  двойной  вирой (вира — высший уголовный штраф). По церковному уставу  Ярослава,  честь  жен великих бояр защищалась штрафом в 5  гривен  золота,  меньших  бояр    в  3 гривны золота, городских людей — в 3 гривны золота, а простых людей —  в  60 резан  (ст.  30).  Бояре  при  отсутствии  сыновей  были  вправе  передавать наследство дочерям, тогда как дочери простых  людей  наследовать  не  могли. Бояре также были освобождены от уплаты налогов. Боярство не было закрытой  кастой.  За  определенные  заслуги  в  бояре  мог попасть смерд, и даже иностранец — варяг, половец и др. В Киевской земле боярство не отделялось от купцов, от  городской  элиты.  Со временем в городах создается патрициат, который был более связан с  городом, чем с личностью князя. Интересно,  что  большая  часть  городских  патрициев была из евреев.

Русские города, особенно Киев, переживали острый процесс  борьбы  городского населения, как с княжеской властью, так  и  с  городским  патрициатом.  Так, ростовщичество Святополка и лихоимство городского патрициата привели в  1113 году к восстанию в Киеве. 

После смерти  Святополка  киевляне  ограбили  двор тысяцкого Путяты и дворы евреев-патрициев. К свободному населению относилось также  духовенство,  которое  представляло собой отдельную группу населения и делилось на черное и белое.  В  то  время ведущую роль в государстве играло черное  духовенство    монашествующее.  В монастырях жили и работали лучшие ученые (Нестор,  Илларион,  Никон),  врачи (Агапит), художники (Алимпий), которые вели  летописи,  переписывали  книги, организовывали различные школы. Первое место среди монастырей Киевской  Руси принадлежало Киево-Печерскому. Он стал  примером  для  других  монастырей  и имел огромное моральное влияние на князей и все общество. К белому духовенству принадлежали церковники: священники,  диаконы,  дьяки,  паламари,   причетники.   Количество   белого духовенства было очень большим. По некоторым источникам, в  Киеве  в  начале XI века было более 400 церквей.

Влияние христианства в Руси было достаточно сильным,  и  это  еще  раз  дает основание полагать, что его корни здесь проникали значительно глубже  времен Владимира. Об интересе к духовным вопросам в Киевской  Руси  свидетельствует  «Поучение детям» Владимира Мономаха. Он советует регулярно посещать церковь,  молиться днем, ночью, в дороге повторять молитвы.

Среднюю группу свободных людей  давали  города.  Жители  городов  юридически были свободны, даже равноправны с боярами, но  фактически  они  зависели  от феодальной верхушки. Низшую группу свободного населения  представляли  крестьяне    смерды.  Они владели землей и  скотом.  Смерды  составляли  подавляющую  часть  населения Киевской Руси, платили установленные налоги и отбывали  воинскую  повинность с личным оружием  и  лошадьми.  Смерд  мог  передавать  по  наследству  свое имущество сыновьям. 

Русская Правда охраняла, личность  и  хозяйство  смерда, как свободного, но наказание за преступление  против  смерда  было  меньшим, чем  за  преступление  против  бояр.  В  XII-XIII   веках   по   всей   Руси увеличивается боярское землевладение, и в связи  с  этим  уменьшается  число независимых  смердов.  Растет  количество  смердов,  которые   работают   на боярской   земле,   оставаясь    при    этом    свободными.    

Полузависимые (полусвободные) люди. В Киевской Руси существовала  довольно  многочисленная группа полусвободных людей —  закупов.  Так  называли  смердов,  которые  по разным причинам временно утрачивали хозяйственную самостоятельность, но  при определенных условиях имели возможность обрести ее снова. Такой  смерд  брал в долг «купу», в которую могли  входить  деньги,  зерно,  скот,  и  до  того времени, пока он не возвратит  эту  «купу»,  оставался  закупом. 

Закуп  мог иметь собственное хозяйство, двор, имущество, а мог жить на земле того,  кто давал ему «купу», и работать на  этой  земле.  Закуп  отвечал  сам  за  свои поступки, за преступление против него виновный отвечал, как за  преступление против свободного. За несправедливое наказание,  возложенное  кредитором  на закупа,  последний  мог   жаловаться   в   суд,   и   тогда   кредитор   нес ответственность. Попытка продажи закупа в холопы освобождала его  от  долга, а кредитор платил за это высокий штраф. В случае воровства,  осуществленного закупом или его побега от кредитора  без  уплаты  долга,  он  превращался  в холопа. Зависимые  (невольные)  люди  назывались  холопами.  Сначала  этим  термином называли лиц мужского пола (хлопец — холопец — холоп), а  со  временем  всех невольных людей.

Основными источниками холопства были: -  плен на войне; - брак с невольным; -  рождение от холопов; - продажа при свидетелях; - злостное банкротство; - побег  или  воровство,  осуществленные  закупом.  

Закон   предусматривал условия, при которых холоп мог стать свободным: если он выкупился  на  волю, если хозяин освободил  его.  Женщина-холопка,  если  хозяин  ее  изнасилует, после его смерти получала  волю  с  ее  детьми.  Холоп  фактически  не  имел никаких прав.  За  ущерб,  нанесенный  холопу,  возмещение  получал  хозяин. Однако он нес и ответственность за преступление, совершенное холопом.  Холоп не мог иметь своей собственности,  он  сам  был  собственностью  хозяина.  С распространением  христианства   положение   холопов   улучшилось.   Церковь призывала к смягчению в отношениях с холопами, советовала  отпускать  их  на волю к «воспоминанию души». Такие холопы переходили в категорию изгоев. К изгоям относились люди, которые в силу  различных  причин  выбыли  из  той социальной группы, к которой принадлежали ранее, но не  вступили  в  другую. Все эти люди переходили под защиту церкви. Основная масса изгоев в  Киевской Руси происходила из холопов, которые получали свободу.

 

3. Государственный строй Киевской Руси

Киевская  Русь  сложилась  в  форме  раннефеодальной  монархии.  На  вершине государственной власти стоял Великий  князь.  К  органам  власти  относились также боярский совет (совет при князе), вече.

Князь. Им мог быть только  член  семьи  Владимира  Великого.  За  все  время существования Киевской Руси был  только  один  случай,  когда  в  Галиче  на княжеский престол сел не член этого рода, а боярин Владислав  Кормильчич.  В понимании населения того времени Русью правил  весь  род  князей,  и  каждый член  этого  рода  имел  право  на  власть.  Это  единство  княжеского  рода способствовало идее единства, соборности Русской  земли.  Киевская  Русь  не имела четко определенного  престолонаследственного  права.  

Сначала  Великий князь правил с помощью сыновей, которые  полностью  подчинялись  ему.  После Ярослава устанавливается право всех сыновей князя на наследование в  Русской земле,  но  в  течение  двух  столетий  ведется  борьба  двух   подходов   к наследованию: по очередности всех братьев (от старшего к младшему), а  потом по очередности сыновей старшего брата или только по линии старших сыновей.

Компетенция  и  власть  князя  были  неограниченными  и  зависели   от   его авторитета и реальной силы, на которую он опирался. Прежде всего, князь  был военачальником,  ему  принадлежала   инициатива   военных   походов   и   их организация. Князь возглавлял администрацию и суд. Он должен  был  «володеть и судить». Он имел право  принимать  новые  законы,  изменять  старые.  Так, Ярославичи решили отменить кровную месть, заменив ее штрафом. Князь  собирал налоги с населения, судебные сборы и уголовные штрафы. Князь  Киевский  имел влияние на церковные дела. С летописей следует, что  Ярослав  и  Изяслав  II приказывали созывать собор епископов и выбирать митрополита. Боярский совет, а сначала — совет дружины  князя,  был  неотъемлемой  частью механизма власти. Советоваться с дружиной,  а  позднее  —  с  боярами,  было моральной обязанностью князя. В своем  «Поучении . . . »  Мономах  указывает  на совещания  с  боярами  как  на  постоянные,  ежедневные.  Несмотря  на  это, боярские советы не  стали  государственным  органом,  с  четко  определенным составом, компетенцией, функциями.

Вече. Вече представляло собой орган власти,  который  сохранился  со  времен родоплеменного строя. С ростом власти князя вече утрачивает свое значение  и только  тогда,  когда  власть  киевских  князей  приходит  в  упадок,  снова возрастает. В Киеве первое  известие  о  вече  предоставляет  летопись  1024 года: победитель Ярослава, Мстислав, не занял  киевский  престол,  поскольку киевляне в лице вече не пожелали этого.

Вече имело право избирать князя или отказывать  ему  в  княжении.  Избранный населением князь должен был заключить с вече  договор    «ряд».  Содержание таких «рядов» до нас не дошло. Скорее всего,  в  этом  договоре  указывались обязанности князя перед населением. Вече в Киевской Руси не приняло такие формы, как  в  Новгороде  или  Пскове. Оно не имело определенной компетенции, порядка созыва. Иногда  вече  созывал князь чаще оно собиралось без  его  воли.  Неясно,  как  проходили  вечевые собрания, кто на них председательствовал. На вече голосов  не  подсчитывали, побеждала та идея, которую поддерживало явное большинство.  Участие  в  вече принимали главы семей свободных людей. Следовательно, можно  сделать  вывод, что ни боярский совет, ни вече  в  Киевской  Руси  не  обрели  парламентской формы и не превратились в постоянные государственные органы.

Органы управления. Четко определенных органов управления в Киевской Руси  не было. Длительное время существовала десятинная система  (тысяцкие,  сотские, десятники),  которая  сохранилась  от   военной   демократии   и   выполняла административные, финансовые  и  иные  функции.  Со  временем  ее  вытесняет дворцово-вотчинная система управления, т.е. такая  система  управления,  при которой  княжеские  слуги  со  временем   превратились   в   государственных должностных лиц, осуществлявших различные функции управления государством.

В XII веке к наиболее важным должностным лицам относились:

- дворский — ведал всем княжеским хозяйством;

- воевода — командующий всеми вооруженными силами княжества;

- тиун конюший — отвечал за княжеские конюшни;

-стольник — ведал организацией снабжения княжеского двора продовольствием.

Более мелкими должностными лицами были тиуны и старосты. Разделение княжеств на административные единицы  не  было  четким.  Летописи упоминают о волости,  погосте.  Местное  управление  в  городах  и  волостях князья  осуществляли  через  посадников  и  волостелей,   которые   являлись представителями князя. С середины XII века вместо  посадников  была  введена должность наместников.

В подчинении у посадников и волостелей были должностные лица:

- тиуны,

- мытники (взимали торговую пошлину — «мыть»),

- вирники (взимали виру — штраф за убийство),

- данщики (сборщики дани),

- пятенщики (взимали пошлину за продажу лошадей — «пятно») и др.

Должностные лица местной администрации не  получали  жалования  от  Великого князя, а содержались за счет поборов с  населения.  Такая  система  получила название системы кормлений. Органом  местного  крестьянского  самоуправления  была  вервь      сельская территориальная община. Власть князя и его администрации  распространялась  на  города  и  население земель, которые не были собственностью  бояр.  Боярские  вотчины  постепенно приобретают иммунитет и освобождаются  от  княжеской  юрисдикции.  Население этих вотчин становится полностью подвластным боярам-собственникам.

 

4. «Русская правда» - происхождение, редакция. Преступления и наказания.

Русская Правда (др. рус.: Правда русьская (XIII век, 1280-ые годы) Правда Руськая (вторая половина XV века) — правовой кодекс Руси. Правда Ярослава основана на устном законе и обычном праве Руси.

Русская Правда содержит в себе прежде всего нормы уголовного, наследственного, торгового и процессуального законодательства; является главным источником правовых, социальных и экономических отношений восточных славян.

Происхождение. Условное название древнерусского правового сборника, который сохранился только в списках (копиях) XIII - XV веков и более позднего времени. Аналогична многочисленным ранним европейским правовым сборникам, например, "саллической правде" - сборнике законодательных актов франкского государства. Также известны Рипуарская и Бургундская правды, составленные в V - VI вв. н.э. К Варварским правдам относятся и англосаксонские судебники, а также ирландский, алеманский, басарский и некоторые другие юридические сборники. Название этих сборников законов "Правды" - спорно. В латинских источниках Lex Salica - Саллический закон. Вопрос о времени происхождения её древнейшей части в науке спорен. Некоторые историки относят его даже к VII в. Однако большинство современных исследователей связывают Древнейшую Правду с именем киевского князя Ярослава Мудрого. Примерный период ее создания 1019—1054 гг. Нормы Русской Правды были постепенно кодифицированы киевскими князьями на основе устного племенного права, с включением моментов скандинавского и византийского права, а также церковного влияния.

Основные редакции Русской правды.  Традиционно сохранившиеся многочисленные варианты Русской Правды разделяются на 3 основных редакции, во многом отличающиеся, и получившие наименования «Краткая» (6 списков), «Пространная» (более 100 списков) и «Сокращенная» (2 списка), представляющая собой сокращённый вариант «Пространной редакции»

«Краткая Правда» состоит из следующих правовых текстов:

«Правда Ярослава», от 1016 или 1036 г. (ст. 1-18);

«Правда Ярославичей» (Изяслава, Святослава, Всеволода), от 1072 г. (ст. 19-41);

Покон вирный — определение порядка кормления вирников (княжеских слуг, сборщиков виры), 1020-е или 1030-е гг. (ст. 42);

Урок мостникам (регулировал оплату труда мостников (строителей мостовых, или, согласно некоторым версиям, строителей мостов), 1020-е или 1030-е гг. (ст 43).

«Краткая Правда» состояла из 43 статей. Первая ее часть, наиболее древняя, говорила еще о сохранении обычая кровной мести, об отсутствии достаточно четкой дифференциации размеров судебных штрафов в зависимости от социального статуса потерпевшего. Вторая часть (ст. 18 — ст. 43) отражала дальнейший процесс развития феодальных отношений: кровная месть отменялась, жизнь, имущество феодалов ограждались повышенными мерами наказания.

Списки «Пространной Правды» находят в списках церковных законов, в летописях, в статьях из Св. Писания судебного и законодательного характера («Мерила Праведные»)."Пространная правда" состояла из двух частей — Устава князя Ярослава Мудрого и Устава Владимира Мономаха, входивших в «Краткую Правду» с позднейшими изменениями и дополнениями Устава, принятого во время княжения Владимира Мономаха, после подавления восстания в Киеве 1113 г. «Пространная Правда» была составлена в XII в. Ей пользовались духовные судьи при разборе светских дел или тяжб. Она значительно отличалась от «Краткой Правды». Число статей- 121. Этот кодекс отражал дальнейшую социальную дифференциацию, привилегии феодалов, зависимое положение смердов, закупов, бесправие холопов. «Пространная Правда» свидетельствовала о процессе дальнейшего развития феодального земледелия, уделяя много внимания охране прав собственности на землю и другое имущество. В связи с развитием товарно-денежных отношений и необходимостью их правового регулирования «Пространная Правда» определяла порядок заключения ряда договоров, передачи имущества по наследству.

«Сокращенная Правда» относилась к значительно более позднему периоду. Историки полагают, что она сложилась в XV в. в Московском государстве после присоединения территории "Пермь Великая" По Тихомирову она как раз там и была написана, что нашло своё отражение в денежном счёте.

1. Преступления и наказания по «Русской Правде»: а) виды преступлений; б) виды и цели наказаний.

На раннем этапе развития Древнерусского государства действовали нормы обычного права. С усилением роли государства все в большей мере возрастало значение законодательной деятельностей князей, появлялись письменные правовые документы, более четко определявшие привилегии господствующих классов и защищавшие их интересы. Наиболее интересным правовым документом Древнерусского государства был сборник правовых норм, называемый Русской Правдой. Русская Правда дошла до нас более чем в ста списках, разделенных в соответствии с содержанием на три редакции: Краткую, Пространную и Сокращенную.

Русская Правда как свод древнерусского феодального права представляла собой пример типичного кодекса раннего феодализма: нормы права изложены в ней без четкой системы, казуально, открыто определены привилегии господствующего класса и неравное положение зависимых сословий. Списки Русской Правды отличались один от другого, что свидетельствовало партикуляризме права, об отсутствии единой правовой системы. Источниками Русской Правды являлись нормы обычного права, законодательство князей и судебная практика. Русская Правда применялась не только в ХI-XII вв., но и позже, в период феодальной раздробленности и в начальный период создания единого Русского централизованного государства. Она оказала большое влияние на право Новгорода и Пскова, на последующие развитие русского права.

Русская Правда является в основном сборником норм уголовного права и процесса, но ее статьи определяли и некоторые институты гражданского права. Так, Русская Правда регламентировала договоры купли-продажи, займа, поклажи, личного найма, подробно определяла порядок передачи имущества по наследству (по закону и завещанию). Русская Правда большое внимание уделяла привилегиям господствующего класса и закреплению неравноправного положения смердов, закупов, холопов. Ее статьи подробно регламентировали права господ на холопов, закупов и других зависимых.

Привилегии феодалов определялись в статьях, устанавливающих более высокие штрафы за убийство, нанесение побоев, кражу коней, нарушение границ земельных владений. Бояре и дружинники имели право передавать имущество по наследству, как сыновьям, так и дочерям, после смерда наследство получали только сыновья.

Князья могли передать право взимания дани и судебных пошлин вместе с правом суда над зависимыми крестьянами своим вассалам. Особенно много внимания Русская Правда уделяла закреплению бесправного положения закупа и холопа. Русская Правда формулировала право сильного, право господина, «кулачное» право. Эта особенность феодального права связана с тем, что собственность на землю совпадала с политическими правами относительно зависимого населения, с правом прямого принуждения и подавления феодальнозависимых их господином, феодалом.

Право Русской Правды являлось правом – привилегией, определявшим неравенство различных слоев населения перед законом и судом.

Русская Правда не знала достаточно четкого определения понятия уголовного наказуемого деяния. На языке Русской Правды преступление – это обида - причинение материального, физического или морального ущерба определенному лицу. Понятия преступления как общественно опасного деяния еще не сложилось.

Русская Правда не знала понятия государственного преступления и не предусматривала наказаний за деяния, которые позднее так были названы. Из преступлений против личности наибольшее внимание уделялось убийству. Древнейшая часть Русской Правды признавала возможность кровной мести и только в случае отсутствия мстителей или нежелания родственников мстить за убийство устанавливала денежное взыскание. Правда Ярославичей в связи с дальнейшим обострением классовой борьбы, учитывая интересы феодалов, отменила обычай кровной мести за убийство и ввела дифференцированные штрафы. За убийство привилегированных людей - «княжих мужей» (дружинников, княжеских слуг) устанавливался двойной уголовный штраф 80 гривен, за горожан, купцов, мечников-40 гривен. За убийство холопа-5 гривен как возмещение убытка хозяину.

Русская Правда различала два вида убийства: в ссоре (на пиру) и в разбое. За последнее устанавливалось самое тяжкое тяжкое наказание – поток и разграбление, что означала превращение преступника и членов его семьи в рабов с конфискацией имущества.

Другой вид преступления составляло причинение телесных повреждений. Нанесение ран, отсечение руки, ноги, лишение глаза, нанесение побоев влекли за собой, по Русской Правде, уплату определенного штрафа князю и так называемого «урока» в пользу пострадавшего. Размер штрафов был настолько велик -20,12 гривен, что позволяет делать вывод, что потерпевший феодал. Многие статьи Русской Правды посвящались имущественным преступлениям, и прежде всего охране имущества феодалов. Устанавливалась строгая ответственность за порчу межевых знаков, бортных деревьев, пашенных межей. Суровое наказание следовало за поджог двора и гумна - поток и разграбление. Высшее наказание поток и разграбление - устанавливалась за конокрадство.

Русская Правда не знала смертной казни, хотя летописи и сообщали о ее применении.

Виды наказаний:

Поток и разграбление – наиболее суровое наказание, оно заключалось в обращении преступника и членов его семьи в рабство и в конфискации его имущества. Этому наказанию подвергали за убийство в разбое, поджог гумна, конокрадство.

Вира - денежное взыскание за убийство в размере 40 гривен. Она могла быть и двойной (за убийство лиц, наиболее привилегированных). В тех случаях, когда убийца не был обнаружен, штраф уплачивала община, на территории которой обнаружили труп убитого.

Другие штрафы за убийство лиц, принадлежащих к низшим слоям общества, составляли от 12 до 15 гривен.

Продажа – это штраф, взимавшийся в пользу князя.

Урок – определенное вознаграждение, которое получали потерпевшие.

Головничество – денежное взыскание в пользу семьи убитого.

Судебный процесс по Русской Правде носил обвинительно-состязательный характер. Различий между гражданским (спором по имущественным делам) и уголовным процессами не было. 

Дело начиналось, как правило по жалобе (иску) потерпевшей стороны. Истец должен был представить и доказательства: свидетелей и послухов, удостоверяющих «добрую славу» истца. Потерпевший имел право сам искать преступника, мог, например, объявлять «заклич» на торгу о пропаже вещи, вести «свод» - поиск надлежащего ответчика, и начать разыскивать преступника по следам. 

Играли роль в процессе и вещественные доказательства, следы побоев, присяга, собственное признание. Ответчик имел почти аналогичные с истцом права, искал и предоставлял доказательства в свою пользу. 

Процесс выглядел как состязание, поединок двух сторон при довольно пассивном положении судебного органа. Суд, рассмотрев представленные доказательства, выносил решение по делу. За производство тех или иных судебных действий устанавливались специальные пошлины. Их сбор поручался особым должностным лицам. Судопроизводство велось открыто и устно. 

Процесс таким образом, был примитивным, сохранял много черт, связанных еще с обычаями первобытно–общинного строя. Большие размеры уголовных штрафов и судебных пошлин были важным источником доходов князей и их слуг, разоряли крестьян и горожан, ставили их в зависимость от бояр, церкви. В церковных судах уже в период Древнерусского государства применялся инквизиционный, розыскной процесс с активной ролью суда, с применением пыток, с тайным и письменным судопроизводством.

 

5. «Русская правда» - судопроизводство

Судебный процесс  носил  ярко выраженный состязательный характер: он начинался только по  инициативе  истца,  стороны  в  нем  (истец  и ответчик)  обладали  равными правами,  судопроизводство было гласным и устным,  значительную роль в системе  доказательств  играли  "ордалии" ("суд божий"), присяга и жребий.

Процесс делился на три этапа (стадии) "Заклич" означал объявление о совершившемся преступлении (например о пропаже имущества).  Заклич производился в  людном  месте, "на  торгу",  объявлялось  о пропаже вещи,  обладавшей индивидуальными признаками,  которую можно было опознать.  Если пропажа обнаруживалась по истечении трех дней с момента заклича,  тот, у кого она находилась, считался ответчиком (ст.32, 34 ПП).

Вторая форма   (стадия)  процесса  -  "свод"  (ст.35  -  39  ПП), напоминает очную ставку.  Свод осуществлялся либо до заклича,  либо  в срок до истечения трех дней после заклича. Лицо, у которого обнаружили пропавшую вещь, должно было указать, у кого эта вещь была приобретена.

Свод  продолжался  до  тех  пор,  пока  не  доходил  до  человека,  не способного дать объяснения,  где  он  приобрел  эту  вещь.  Таковой  и признавался  татем.  Если  свод выходил за пределы населенного пункта, где пропала вещь, он продолжался до третьего лица. На того возлагалась обязанность  уплатить собственнику стоимость вещи и право далее самому продолжать свод.

" Гонение следа" - третья форма судебного процесса, заключавшаяся в поиске доказательств и преступника  (ст.77  ПП).  При  отсутствии  в Древней  Руси  специальных  розыскных  органов  и  лиц,  гонение следа осуществляли потерпевшие, их близкие, члены общины и все добровольцы.

Система доказательств    по    Русской    Правде   состояла   из: свидетельских  показаний  ("видоков"  -   очевидцев   преступления   и "послухов"  -  свидетелей  доброй  славы,  поручителей);  вещественных доказательств  ("поличное");  "ордалий"   (испытания   огнем,   водой, железом); присяги. На практике существовал также судебный поединок, не упоминавшийся в Русской Правде.  В законе ничего не говорится также  о собственном признании и письменных доказательствах.

 

6. Государство Руси периода феодальной раздробленности: Владимиро-Суздальское княжество

Владимиро-Суздальское княжество - типичный образец русского княжества периода феодальной раздробленности. Занимавшая большую территорию - от Северной Двины до Оки и от истоков Волги до ее слияния с Окой, Владимиро-Суздальская Русь со временем стала центром, вокруг которого объединились русские земли, сложилось Русское централизованное государство. На ее территории была основана Москва. Росту влияния этого крупного княжества в немалой степени способствовало то, что именно туда перешел из Киева великокняжеский титул. Все владимиро-суздальские князья, потомки Владимира Мономаха, - от Юрия Долгорукого (1125-1157 гг.) и до Даниила Московского (1276-1303 гг.) - носили этот титул.

Туда же была перенесена и митрополичья кафедра. После разорения Батыем Киева в 1240 г. на смену греку Иосифу константинопольский патриарх поставил в качестве главы русской Православной церкви митрополита Кирилла, русского по происхождению, который во время разъездов по епархиям явно отдавал предпочтение Северо-восточной Руси. Следующий митрополит Максим в 1299 г., "не терпя насилья татарского", окончательно покинул Киев и "седе в Володимире со всем клиром своим". Он же первым из митрополитов стал называться митрополитом "всея Руси".

Ростов Великий и Суздаль, два древнейших русских города, издревле давались великими киевскими князьями в уделы своим сыновьям. Владимир основал в 1108 г. Владимир Мономах и дал его в удел сыну своему Андрею. Город вошел в состав Ростово-Суздальского княжества, где княжеский престол занимал старший брат Андрея - Юрий Долгорукий, после смерти которого его сын Андрей Боголюбский (1157-1174 гг.) перенес столицу княжества из Ростова во Владимир. С тех пор и берет свое начало Владимиро-Суздальское княжество.

Владимиро-Суздальское княжество недолго сохраняло единство и целостность. Вскоре после своего возвышения при великом князе Всеволоде Большое Гнездо (1176-1212 гг.) оно распалось на мелкие княжества. В 70-х гг. XIII в. стало самостоятельным и Московское княжество.

Общественный строй. Структура класса феодалов во Владимиро-Суздальском княжестве мало чем отличалась от киевской. Однако здесь возникает новая категория мелких феодалов - так называемые дети боярские. В XII в. появляется и новый термин - "дворяне". 

К господствующему классу относилось также духовенство, которое во всех русских землях периода феодальной раздробленности, и во Владимиро-Суздальском княжестве в том числе, сохранило свою организацию, строившуюся по церковным уставам первых русских христианских князей - Владимира Святого и Ярослава Мудрого. Покорив Русь, татаро-монголы оставили неизменной организацию православной церкви. 

Привилегии церкви они подтвердили ханскими ярлыками. Древнейший из них, выданный ханом Менгу-Темиром (1266-1267 гг.), гарантировал неприкосновенность веры, богослужения и церковных канонов, сохранил подсудность духовенства и других церковных лиц церковным судам (за исключением дел о разбое, убийствах, освобождении от податей, повинностей и пошлин). Митрополит и епископы Владимирской земли имели своих вассалов - бояр, детей боярских и дворян, которые несли у них военную службу.

Основную массу населения Владимиро-Суздальского княжества составляли сельские жители, называвшиеся здесь сиротами, христианами, а впоследствии - крестьянами. Они платили феодалам оброк и постепенно лишались права свободного перехода от одного хозяина к другому.

Политическая система. Владимиро-Суздальское княжество представляло собой раннефеодальную монархию с сильной великокняжеской властью. Уже первый ростово-суздальский князь - Юрий Долгорукий - был сильным правителем, сумевшим покорить Киев в 1154 г. В 1169 г. Андрей Боголюбский вновь покорил "матерь городов русских", но столицу свою туда не перенес -вернулся во Владимир, тем самым вновь утвердив его столичный статус. Он же сумел подчинить своей власти ростовских бояр, за что и был прозван "самовластием" Владимиро-Суздальской земли. Даже в пору татаро-монгольского ига владимирский стол продолжал считаться первейшим великокняжеским престолом на Руси. Татаро-монголы предпочли оставить нетронутыми внутреннее государственное устройство Владимиро-Суздальского княжества и родовой порядок преемства великокняжеской власти.

 Великий князь владимирский опирался на дружину, из числа которой, как и во времена Киевской Руси, формировался Совет при князе. Кроме дружинников, в совет входили представители высшего духовенства, а после перенесения митрополичьей кафедры во Владимир - и сам митрополит.

 Великокняжеским двором управлял дворский (дворецкий) - второе по значению лицо в государственном аппарате. Ипатьевская летопись (1175 г.) в числе княжеских помощников упоминает также тиунов, мечников, детских, что свидетельствует о том, что Владимиро-Суздальское княжество унаследовало от Киевской Руси дворцово-вотчинную систему управления.

 Власть на местах принадлежала наместникам (в городах) и волостелям (в сельских районах). Они же вершили суд в подведомственных им землях, проявляя при этом не столько заботу об отправлении правосудия, сколько стремление к личному обогащению за счет местного населения и пополнению великокняжеской казны, ибо, как говорит та же Ипатьевская летопись, "много тяготу людем сим створиша продажами и вирами".

 Право. Источники права Владимиро-Суздальского княжества до нас не дошли, но не подлежит сомнению, что в нем действовали общенациональные законодательные своды Киевской Руси. Правовая система княжества включала источники светского и церковного права. Светское право было представлено Русской Правдой (многие ее списки были составлены именно в этом княжестве в XIII-XIV вв.). Церковное право исходило из норм общерусских уставов киевских князей более раннего времени - Устава князя Владимира о десятинах, церковных судах и людях церковных, Устава князя Ярослава о церковных судах. Эти источники опять же дошли до нас в списках, составленных во Владимиро-Суздальской земле. Таким образом, Владимиро-Суздальское княжество отличалось высокой степенью правопреемства с Древнерусским государством.

 

7. Новгородская республика: общественный и государственный строй

Новгород - один из древнейших центров Руси. После образования Древнерусского государства  новгородские земли управлялись обычно князем, присылаемым из Киева. Однако примерно с начала XII в. управление Новгородом приобретает своеобразный характер. Дальнейшее укрепление феодального землевладения, отсутствие княжеского домена, превращение Новгорода в центр торговли с Западной Европой сделали Новгородскую землю сильной, экономически не зависимой от Киева. Новгород добивается права избирать себе посадника и архиепископа. В середине XII в. Новгород становится республикой. Новгородская республика существо вала до 1478 г., когда Новгород окончательно вошел в состав Московского государства.

 Поначалу земли Пскова входили в состав Новгородской республики, Псков считался пригородом Новгорода, т.е. зависимым от него городом, хотя с XIII в. Псков имел отдельный княжеский стол. В следующем столетии Псковская республика получила самостоятельность, и Новгород с этим был вынужден смириться в обмен на военную помощь Пскова против шведов.

Общественный строй. В Новгороде, как и в других русских землях существовали светские и духовные феодалы. К духовным относились монастыри и высшие церковные иерархи. Монастырское землевладение росло быстро. Монастыри редко отчуждали свои владения, исключалось и дробление церковных земель. Обширные земельные владения давали Новгородской епархии богатые доходы, которые пускались в торговый оборот. Как в Новгороде церковь объявила себя покровительницей торговли, хранительницей эталонов мер и весов, скрепляла международные торговые договоры. Все это делало церковь и высшее духовенство влиятельной силой в обеих феодальных республиках.

 К светским феодалам принадлежали бояре, житьи (т.е. зажиточные) люди, а также своеземцы (земцы в Пскове). Особенностью Новгорода  было отсутствие княжеского и наличие городского землевладения.

 Наиболее влиятельную группу феодалов составляли бояре - потомки родоплеменной знати. Первоначально бояре пользовались доходами от общественных земель Новгорода, выступавшего в качестве коллективного феодала. Индивидуальное землевладение боярства сложилось поздно - к XIV в. Кроме того, новгородские бояре занимались торговлей и ростовщичеством. Они ревностно охраняли свое исключительное право на занятие высших выборных должностей в республике - посадника, кончанского старосты.

 Житьи люди упоминаются в Новгородской судной грамоте рядом с боярами. Они тоже имели земли, населенные крестьянами, оставаясь при этом так же, как и бояре, горожанами. Землевладение - главное, что определяло их статус, хотя они занимались и торговлей, и ростовщическими операциями. Тем не менее, житьи люди имели ограниченные права по сравнению с боярством. Они не могли избираться на высшие государственные должности; до XIV в. из их числа избирали тысяцкого, но затем эта должность была узурпирована боярами.

 Известна и такая категория землевладельцев, как своеземцы или земцы, которые владели мелкими вотчинами, порою соразмерными с крестьянскими наделами. Одни из них обрабатывали участки своим трудом, другие отдавали свои владения в пользование крестьянам. В сельскую общинную организацию они не входили, а пользовались привилегиями членов городской общины. Скорее всего это были измельчавшие бояре или житьи люди.

 Характерной чертой землевладения в Новгородской республиках являлось то, что основной землевладельческой группой здесь были горожане. Они имели исключительное право на приобретение вотчин из числа земель, тяготеющих к городу. Режим этих земель определяло вече. Запрещалась передача их иногородним, в том числе даже князю. Тем самым проявлялась особенность феодальных вотчин вечевого города: это было землевладение, свободное от отношений сюзеренитета-вассалитета.

Основным занятием купцов в Новгороде была внутренняя и внешняя торговля, хотя они как горожане могли быть и землевладельцами. Купечество объединялось в корпорации, центрами которых обычно выступали церкви. Высшие должностные лица в дела купеческих корпораций, как правило, не вмешивались.

 В Новгороде существовали также и так называемые черные, "малодшие" люди, к которым относились мастера, ученики, ремесленники, наемные рабочие. Как члены городской общины, они пользовались некоторыми привилегиями, например, при покупке земли, принимали участие в местном самоуправлении, обладали податным иммунитетом.

 Зависимое население республики включало крестьян, половников и холопов. Зависимые крестьяне в документах именуются смердами. Они должны были выполнять повинности в пользу государства, платить налоги.

 Были в Новгороде и холопы. Новгородская судная грамота говорит об ответственности господина за своего холопа в случае совершения им преступления. Холопы использовались для обработки земли в феодальных вотчинах. Беглых холопов надлежало возвращать их хозяевам.

Государственный строй. В знак независимости от княжеской власти, в связи с установлением республиканского строя Новгород стал именоваться Господин Великий Новгород. Высшим органом власти считалось вече главных городов, т.е. собрание членов городских общин. Участие крестьян в вече не допускалось. Не имели решающего голоса и жители других городов, хотя их присутствие на вечевых собраниях Новгорода допускалось.

Функции веча как высшего органа власти в республиках были весьма многообразны. Оно решало вопросы войны и мира, избирало высших должностных лиц, архиепископа. Выборы происходили путем жеребьевки. На вече решался вопрос о призвании князя, оно же "указывало ему путь". Есть сведения и о том, что на вече вершился суд.

 Большую роль в новгородском республиканском управлении играли должностные лица, избираемые на вече. Высшими должностными лицами были посадники. Вторым лицом в Новгороде был тысяцкий. Должность тысяцкого, происходившая от древней численной системы управления, предполагала наличие в городе 10 сотен.

 Посадник избирался из знатных боярских фамилий и служил "пока люб". Будучи, по сути дела, главой республики, он председательствовал на вече, вел международные переговоры, контролировал действия князя, а во время войны руководил народным ополчением. Тысяцкий ведал прежде всего военными вопросами, возглавлял торговый суд. В пользу посадника и тысяцкого шел поземельный налог - поралье.

Своеобразным должностным лицом в Новгороде был архиепископ. Новгородцы добились, чтобы он назначался не митрополитом, а на вече (вече избирало трех кандидатов, какой из них займет должность - решала жеребьевка). Архиепископ (владыка) не только руководил новгородской епархией, но и выполнял светские обязанности: хранил казну и архив, вел дипломатические переговоры.

 Особое место в феодальной республике занимал князь. Его приглашали по договору, в котором определялись условия службы. Князь стоял во главе управления и суда, но действовал под контролем посадника. Он не мог смещать или назначать на должности, считавшиеся выборными. В договоре предусматривались и размеры вознаграждения князей, в частности дары от волостей, судные и проезжие пошлины. Князю, его жене и дружинникам запрещалось приобретать села в Новгородской земле, вести заграничную торговлю, не прибегая к посредничеству новгородских купцов.

 

8.  Псковская судная грамота: гражданское право, преступления и наказания

Гражданское право по Судной Псковской Грамоте. Гражданское право занимает важное место в нормах Псковской Судной Грамоты. Гражданское право занимает важное место в нормах Псковской Судной Грамоты. Право собственности знает деление вещей на недвижимые (“отчина”) и движимые (“живот”). К недвижимым относились земли, рыболовные участки, пчельники (“борти”). 

Для недвижимости устанавливался особый режим владения. Защита земельной собственности — одна из важнейших частей Псковской Судной Грамоты. Князья не могли отдавать землю в собственность по своему усмотрению, им разрешалось выделять ее в управление гражданам с согласия администрации. Это было как бы «временным держанием» (ст.14, 88 и т.д.). В статье 9 Псковской Судной Грамоте говорится: “А коли будет с кем суд о земли, о полнеи, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому исцю съслатся на сосед человек 4 или на 5. А суседи став, на коих шлются, да скажут как прав пред Богом, что чист, и той человек который послался стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ино земля его чиста или вода, и целованиа ему нет, а тако не доискался кто не судил, ни наступался в ты лета.” 

То есть земля принадлежала тому, кто ей владел не менее 4 лет, и при этом не было никаких попыток эту землю у него отобрать. Статья 10 говорит о разборе дел о непригодной для обработки земли: “О лешеи земли будет суд, а положат грамоты, и двои на одну землю, а зайдут грамоты за грамоты, а исца оба возмут межников, да оба изведутца по своим грамотам, да пред господою ставши межником межничество сьимут ино им присужати поле.” 

Применение этой статьи показано в акте 1483 г. об иске Снетогорского монастыря к компании сябров, совладельцев-товарищей, которые сообща владели землей по реке Перерве. Эти сябры были прихожане св. Егория и еще целого монастыря Гремячинского на Гремячей горе. Снетогорскому монастырю принадлежала шестая часть реки Перервы, приобретенная им для проезда. Суд происходил на сенях перед князем Пскова Ярославом, двумя степенными посадниками и перед сотскими. У Снетогорского монастыря сябры отняли эту шестую часть. 

Истцы, старцы Снетогорского монастыря, положили перед судом “грамоты купчие” на принадлежавшую им полосу в реке Перерве. Судьи спросили сябров, зачем они отняли землю у старцев. Сябры отвечали: “То … у нас не Перерва-река, а в той реке у нас вода копаная, а вся вода наша: а игумену Тарасью и старцем снетогорским в той воде у нас шестой части нет, и мы им потому проезда не дадим”. “Да положили и свои грамоты перед соподою”. Значит, юридический казус состоял в том, что сябры оспаривали у Снетогорского монастыря 1/6 часть канала, проведенного ими по земле, 1/6 часть которой до прорытия канала принадлежала Снетогорскому монастырю. Сябры, вероятно, думали, что, улучшая землю каналом, они тем самым приобретали право на всю землю. 

Прочитав грамоты, судьи дали их сотскому Клименту и послали его с княжим боярином Четом “воды в Перерве реке досмотрети”. То есть досмотрели, “да и на луб выписали и перед осподою положили, да и велись по лубу”. Суд спросил обе стороны: “Снимаете ль с межников межничьства?” — “Снимаем, господине.” 

На этом закончилось следствие. После этого начался сам судебный процесс. Суд спросил старцев снетогорских: “есть ли у вас, стариков, кто, кому то ведомо, что вам в Перерве реке шестая часть проезда деля?” 

Старцы указали старика Терентия Кудатова, на него сослались и сябры; таким образом, это была ссылка общая ссылка обоих истцов на одного старожила. После допроса последнего кончилось дело. 

Старцев снетогорских “оправихом”, сябров “повинихом и дахом” Снетогорскому монастырю правую грамоту (“судницу”). После этого были посланы межники выделить шестую часть реки Перервы на проезд Снетогорскому монастырю. 

Статья 10 в данном случае обязывает закончить дело судебным поединком. Подобной же является статья 106 : “106. А кто с ким ростяжутся о земли или о борти, да положат грамоты старые и купленную свою грамоту, и его грамоты заидут многых бо сябров земли и борти и сябры вси станут на суд в одном месте, отвечаючи кто ж за свою землю, или за борть, да и грамоты пред господою покладут, да и межников возмут, и тои отведут у стариков по своей купной грамоте свою часть, ино ему правда дати на своей части. 

А целованью быть одному, а поцелует во всех сябров, ино ему и судница дать на часть, на которой поцелует”. Статьи 11-12 рассматривают, что делать после судебного поединка: “11. А которои своего истца перемож(ет). . . 12. А которои истець ... там. Ино того человека повинити, и грамоты его посудить, а правому человеку на ту землю и судница дати; а подсудничье князю и посадником и сь сотскими взяти 10 денег”. 

Кроме наследственной вотчины, Псковская Судная Грамота регулирует и владение “кормлями” — землями, полученными от республики или от частных лиц в пожизненное (но не наследственное) владение. Кормли запрещалось продавать (статья 72): “72. А которому человеку будет кормля написанна в рукописании, и да грамотами владеть землеными учнет или исадскими, а продаст тую землю или (и)сад, или иное что, а доличат того человека, ино ему земля та, или исад, или иное выкупить, а свою кръмлю покрал.”  

Как видно из статьи, в случае продажи кормли, ее необходимо было выкупить и вернуть владельцу, а бывший владелей кормли лишался на нее права. Пользователь имел право на доходы, но не мог распоряжаться имуществом и отчуждать его. 

Попытка продать рыболовное угодье или земельный участок, находящийся в условном держании, приводила к потере каких-либо прав на него. Недвижимым имуществом владели и женщины, причем имущество супругов считалось раздельным, с самостоятельным правом распоряжения. Имущество сбежавшего за рубеж зависимого шорника переходило к его господину в качестве компенсации за недополученные выгоды от его работы (ст. 76). 

Предусматривала Грамота и процедуры истребования вещей из чужого законного и незаконного владения (в случае находки, приобретения краденных вещей). Приплод от скота после его покупки принадлежал новому собственнику (ст. 110). 

Защита права собственности осуществлялась уголовно-правовыми мерами, путем возврата объектов собственности и возмещения убытков. Грамота не устанавливала специальных штрафов в пользу государства по спорам о собственности (кроме судебных издержек), это считалось частным делом самих субъектов. 

В тяжбах о собственности решающая роль принадлежала документам и вещественным доказательствам, затем – свидетельским показаниям; могли назначаться судебные поединки. Тесно связано с правом собственности обязательственное право.

Обязательственное право. В Пскове сформировалась система обязательственного права с развитой имущественной ответственностью, основанной на товарно-денежном обмене.

В самой Грамоте к обязательствам относят около 40 статей. Давая общую характеристику обязательствам в Псковской Судной Грамоте, В. А. Рогов пишет: «Что законодатель здесь явно отдает предпочтение имущественной ответственности должников; письменным формам заключения сделок; равенству положения сторон в договорах без учета сословного положения. 

Свободные граждане не имели различий в гражданско-правовых отношениях и вступали в договоры на основе свободного волеизъявления и частной инициативы. 

Ничего в Грамоте не сказано о возрасте лиц, вступающих в обязательства, а также о правомочиях холопов и женщин при заключении сделок. Однако известно, что зависимые от господина шорники и полковники не теряли гражданских прав и могли предъявлять иски своим хозяевам».

По сравнению с Русской Правдой в Псковской Судной Грамоте более развитая система обязательственного права. Ему посвящено около трети статей памятника. Псковской Судной Грамоте были известны договоры купли-продажи, дарения, залога, займа, мены, поклажи, найма помещений, личного найма и изорничества.

Договор купли-продажи. Договор купли-продажи недвижимого имущества заключался только в письменной форме (статьи 10 - 13). Купля — продажа, заключенная в нетрезвом состоянии могла быть признана недействительной по требованию одной из сторон: “114. А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом проспятся и одному исцу не любо будет, ино им разменится, а в том целованиа нет, не присужати.” Как видно из данной статьи, такое же правило действовало и во время обмена. В статье 101 утверждалось, что купленное нельзя вернуть продавцу и нельзя обращаться в суд по этому поводу: “101. О торговле и о поруке. А кто имет на ком торговли искать, или порукы, или именного чего, ино того судить на того волю, на ком сочат, хочет на поле лезеть, или у креста положит”. Но в статье 118 делалось исключение из общего правила — нельзя было продавать больной крупный рогатый скот: “118. А корову купить за слюблено, а по торговли телят не сочить, а толка корова кровью помачивается имет ино тая, корова назад воротить, чтобы и денги заплачены были”.

Договор дарения. О договор дарения говорит только одна статья Псковской Судной Грамоты — статья 100. В ней говорится: “100. А которой человек при своем животе, или пред смертию а что дасть своею рукою племяннику своему платно или иное животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными людми, ино тому тем даньем владеть, чтобы и ру(ко)писаниа не было.” То есть дарения признавалось только в том случае, если оно было произведено перед священником или перед другими людьми. Договор дарения мог заключаться в письменной или устной форме.

Залог. Псковская Судная Грамота проводит четкое разграничение между залогом недвижимого и движимого имущества (“закладом”). В ней имеется целый раздел (статьи 28 — 33), относящийся к взысканию денежных ссуд по “закладу” и “доскам”, то есть по распискам и частным актам. Без записи и заклада иски признавались на сумму до 1 рубля при условии предъявления “досок”. При ссудах свыше 1 рубля надо было составлять запись либо принимать заклад, зарегистрированный в особых закладных досках. 

В статье 28 говорится: “28. А кто на ком имет сочить съсуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит, ино воля того человека, кто имет серебра сочить по закладу, хочет сам поцелует да свое серебро возмет, а хочет заклад ему у креста положит, и он поцеловав да свой заклад возмет, а поле через заклад не присужати, а закладных доск не посужати.”  

То есть если человек сможет доказать при помощи “досок” и заклада, что он действительно давал имущество или деньги в долг, то он имеет право взять с ответчика ссуженные ему деньги, отдав при этом заклад. В делах подобного рода запрещалось присуждать судебный поединок. 

По Псковской Судной Грамоте разрешалось возбуждать уголовные дела о залоге без наличия “досок” или заклада на сумму не более 1 рубля: “30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до рубля без заклада и без записи, а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а того права, на ком сочат”. 

В статье 31 говорится о том, что должник может отказаться отдавать долг в том случае, если стоимость вещи, отданной в залог, равнозначна или больше ссуженной суммы: “31. Хто на ком имет ссуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад положит на него платной или доспех, или конь, или иное што назрячее и животное, а тот заклад того серебра не судит, чего ищет, отопрется своего закладу, а молвит так: у тебе есми того не закладал, а у тебе есми не взимал ничего ж, ино кто ищет тому человеку тем закладом владети, а тот прав, на ком сочат”. 

Заимодавцам предоставлялись льготы по сравнению с должниками. Например, если за должника поручится человек, а потом заимодавец начнет требовать деньги с поручителя, то долг считается выплаченным только в том случае, если в городском архиве есть об этом запись: “32. А которой человек поручится за друга в серебре, а имет тот человек сочит на поручнике своего серебра, и тот истец по ком рука дана, вымет против своего исца рядницу, а молвит так: аз, брате, тобе заплатил то се(ре)бро за тою рукою, а у мене и рядница што ему не сочить истьцу на исце того серебра, ни на поручники, ино тая порядня повинить, аже в лары не будет в ты ж речи, а исцу знати поручника в своем серебре, кто по ком руку дал”. 

К тому же запрещалась порука за должника, долг которого превышает 1 рубль: “33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля”.  Подобным же образом решались дела о деньгах, отданных для торговых оборотов, если в городском архиве не было копии расписки, прдъявленной суду: “38. А кто имет на ком сочит торговых денег по доскам, тот человек противу положит рядницу, а в рядницы будет написано о торговли же, а противу тои рядницы не будет во Святеи Троицы в лари в те ж речи другой, ино тая рядница повинити”.

Договор займа. Для признания действительным договора займа на сумму больше 1 рубля необходимо было, чтобы он был заключен в письменной форме и обеспечивался записью и закладом: “30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до рубля без заклада и без записи, а болши рубли не давати без заклада и без записи. А кто иметь ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того доска повинити, а того права, на ком сочат”. 

Псковской Судной Грамоте был известен институт поруки, но поручаться можно было только за ссуду не больше 1 рубля: “33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля”. 

В Псковской Судной Грамоте есть ряд постановлений, которые касаются процентов по займу и указывают на развитую систему ростовщических отношений. 

В статье 73 указывалось, что заимодавец имел право взять проценты с долга только после того, как представит суду расписку о ссуде денег: “73. А которому человеку на ком будет имание по записи, да и гостинец будет писан на записи, а приидет зарок, ино ему явит господе о своем гостинце, ино и по зароки ему взять свои гостинець; а толко не явит зарок господе, гостинца ино ему не взять по зароке”. 

Заимодавцам запрещалось раньше срока брать проценты с ссуды, если это не было желанием должника: “74. А кто почнет имать своего исца в своем сребре до зарока, ино ему гостинца не взять. А на коем сребро имати, и тот человек до зароку учнет сребро отдавать, кому виноват, ино гостинца дать, по счету ему взять”. 

Если должник не смог или не захотел вовремя заплатить проценты по долгу, то все судебные издержки должен был выплачивать он: “93. А у кого стулится должник в записи, а на зарок не станет, или изорник в записи будет, а учнет тулится, а что учинится проторы или приставное, или заповедь, ино все платить виноватому, кто тулится, и железное”.

Договор поклажи. Псковской Судной Грамоте был известен “договор поклажи” — хранения имущества. Судебные разбирательства по этим статьям производились только в том случае, если претензии были подкреплены ”записями” — юридически заверенными актами: “19. А кто имет искати зблюдениа по доскам безимено, старине, ино тот не доискался”. При отдачи имущества на хранение по экстренным причинам — отъезде за границу, пожаре или разграблении дома “по грехом . . . ...род ополчится” — человек должен был не позже, чем через неделю после приезда из-за границы или пожара, подать иск в суд о возврате имущества: “16. А о зблюдении, кому . . . в пожару или по грехом на кого род ополчится, а у того времяни что кому даст на зблюдение, а имет просит своего, и тот человек запрется, у него взем, ино кому искат, явити ему. 17. . . . чюжой земли приехав или под пожар за неделю или по грабежу, и тот имет записатся, ино тот суд судить на того волю . . . хочет сам поцелует, или на поле лезеть, или у креста положит своему исцу”.

Договор найма имущества. В Пскове, как в крупном торговом городе, был развит договор найма имущества — складских помещений, амбаров, квартир для приезжих купцов и прочего. Естественно, что все это должно было найти отражение в Псковской Судной Грамоте. 

Но из всех статей Псковской Судной Грамоты только одна напрямую относится к договору найма имущества: “103. А подсуседник на государи (с)судьи или иного чего волно искати. А которому с ким суплетка была записью или закладом, и потом тот человек, которой в записи был или заклад закладывал кому, да учнет на том же чего искать, ссудья или зблюденья, или иного чего, по доскам, или торговли, ино то судить судом по псковской пошлине”.

Договор личного найма. В Псковской Судной Грамоте также есть статьи о личном найме, заключавшемся с различными работниками. Наем ремесленников в XIV-XV вв. получил широкое распространение. В Псковской Судной Грамоте есть несколько статей, регулирующих отношения между нанимателями и наймитами. В статье 39 говорится, что наймит обязательно должен получить плату за свою работу, а если он ее не получает, то имеет право получить ее через суд: “39. А которой мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит . . . свое дело отделает ... на государех и взакличь сочит своего найма.” Наймит имел право искать платы за свою работу даже в том случае, если он расторгнул договор с нанимателем, но в этом случае ему должны были заплатить меньшую сумму: “40. А которой наймит дворной пойдет прочь от государя, не достояв своего урока, ино ему найму взяти по счету, а сочит ему найма своего за год, чтобы 5 годов, или 10 год, стоявши, и всех тых ему год, стоявши найма сочить как отиде за год сочить, толко будет найма неймал у государя, а толко поидет болши года, ино им не сочити на государех”. 

Как видно из приведенной статьи наймит терял это право, если не обращался в суд в течение года. 

Если наймит, разорвав договор с нанимателем раньше времени, заявит в суде, что он выполнил всю работу, на которую нанимался, то такое дело решалось рассмотрением договора о найме: “41. А которой наймит плотник, а почиет сочить найма своего на государи, а дела его не отделает, а поидет прочь, а ркучи так государю, у тебе есми отделал дело свое все, и государь молвит: не отделал еси всего дела своего, ино государю у креста положыть чего сочить, или государь сам поцелует, аже у них записи не будет”. 

Много статей в Псковской Судной Грамоте посвящено регулированию отношений между землевладельцами и аредаторами-изорниками. 

Например, аренду запрещено было прекращать в любой день года, кроме Филиппова заговенья . Если же землевладелец захочет прекратить аренду раньше или позже Филиппова заговенья, то он лишался на год половины арендной платы, а изорник мог еще год продолжать арендовать землю: “42. А которой государь захочеть отрок дати своему (и)зорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти о Филипове заговеине, також захочет изорник о(т)речися с села, или огороднику, или (ко)четник, ино тому ж отроку быти, а иному отроку не быти, ни от государя, ни от изорника, ни от кочетника, ни от огородника, а запрется изорник или огородник, или кочетник отрока государева, ино ему правда дать, а государь не доискался четверти, или огородной части, или с ысады рыбно(й) части.

” Землевладелец даже после прекращения аренды имел право искать на аредаторе своей ссуды, предварительно объявив об этом на рынке: “44. А государю на изорники или на огородники, или на кочетники волно и взакличь своей покруты и сочить серебра и всякой верши по имени, или пшеница ярой или озимой, и по отруку государеву или сам отречется”. 

При этом арендатор мог заявить, что он не получал ссуды от землевладельца. 

Если землевладелец мог при этом предоставить свидетелей, которые в суде заявили бы, что арендатор имел усадьбу или брал ссуду у землевладельца, то арендатор присуждался к выплате ссуды, в противном случае — иск землевладельца объявлялся недействительным: “51. А коли изорник имет запираться у государя покруты, а молвит так: у тебя есми на селе живал, а тебе есми не виноват, ино на то государю тому поставить люди сторонние человеки 4 и (ли) 5, а тым людем сказати как прямо пред Богом, как чисто на селе седел, ино государю правда давши взять свое, или озорнику верит, то воля государева. А толко государь не поставит людей на то, что изорник на селе седел, ино тот человек покруты своей не доискался”. Арендаторам запрещалось судиться со своим землевладельцем о ссуде, взятой землевладельцем у арендатора: “75. А которой изорник на государя положит, в чем доску, ино та доска посудить. А старому изорнику вози вести на государя”. В случае бегства арендатора за границу, землевладелец имел право продать с торгов имущество арендатора и взять с полученных денег арендную плату и ссуды. Если же денег не хватало, то землевладелец имел право подать в суд на арендатора, когда тот вернется из-за границы: “76. А которой изорник с села збежит за рубеж или инде где, а изорнич живот на сели останется государю покрута имать на изорники, ино государю у князя и у посадника взять пристав, да и старость губьских позвати и сторонних людей, да тот живот изорнич пред приставы и пред сторонными людми государю попродати да и поимати за свою покруту, а чего не достанет, а по том времени явится изорник, ино государю доброволно искать остатка своего покруты, а государю пени нет, а изорнику на государи живота не сочит, а сочит псковским”.

Наследственное право. Наследование по завещанию.

Псковская Судная Грамота знает два вида наследлования имущества: наследование по завещанию и наследование по закону. Завещание признавалось действительным, если оно было написано и сдано в городской архив (статья 14).

Наследование по закону. В Псковской Судной Грамоте обозначен круг лиц-наследников по закону.  К ним относятся: отец, мать, сын, брат, сестра (статья 15). Но дети лишались права наследства по закону, если отделялись от родителей: “53. Аже сын отца или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять”. Муж или жена, после кончины супруга, имели право пользоваться его имуществом до вступления во второй брак или до своей смерти. В Псковской Судной Грамоте в статье 108 закреплена возможность изменения содержания статей и дополнение ее новыми статьями: “А которой строке пошлинной грамоты нет, и посадником доложить господина Пскова на вечи, да тая строка написать. А которая строка в сей грамоте нелюба будет господину Пскову, ино та строка волно выписать вонь из грамоты”. В этой статье закреплено, что статьи из грамоты можно изъять, изменить или дополнить только по представлению посадника с согласия веча. Статьи 109 — 120 считаются именно такими, написанными позднее статьями, потому что находятся после статьи, говорящей о возможности изменения грамоты, которая, по идее, должна была завершать всю грамоту.

Судная грамота Пскова. Судная грамота Пскова были принята вечевым собранием города в середине XV в. Она являлась основным источником права для Пскова до его присоединения к Москве. Псковская Судная Грамота была составлена в 1467 г. "по благословению отец своих попов всех 5 соборов". Грамота состоит из 120 статей, 108 из которых были приняты в 1467 г., а остальные были дописаны позже по решению веча. Некоторые из этих статей были приняты и выполнялись еще задолго до появления Судной Грамоты: "Ся грамота выписана из великаго князя Александровы грамоты и из княж Костянтиновы грамоты

Псковская Судная Грамота составлена в основном из "псковских пошлин" - юридических обычаев. Судная Грамота различала три способа заключения договора: запись, доска, устное соглашение.

Запись представляла собой письменный документ, копия которого сдавалась на хранение в архив Троицкого Собора.

Доска была простым домашним документом, написанным на доске или бересте. Копия его в архив не сдавалась, поэтому достоверность его могла быть оспариваема.

Псковская Судная Грамота трудна для объяснения: в списке немало древнерусских терминов, не встречающихся в других правовых актах того времени, многие предусматриваемые законом случаи рассматриваются очень кратко, намеками. Вместе с Новгородской Судной Грамотой, Псковская Судная Грамота очень много места уделяет судоустройству и судопроизводству, но при этом дает обильный запас норм и материального права, особенно гражданского. В Псковской Судной Грамоте встречаются обстоятельные постановления о договорах купли-продажи, найма и займа, о торговых и землевладельческих товариществах, о семейных отношениях по имуществу.

Псковская Судная Грамота различает юридические понятия, требовавшие развитого правосознания, предусматривает юридические случаи, какие могли возникнуть в живом и сложном гражданском обороте торгового города. "В ее определениях имущественных и обязательственных отношений сказывается чутье Правды, стремившееся установить равновесие борющихся частных интересов и на нем построить порядок, ограждаемый не только законами, но и нравами. Поэтому в ряду судебных доказательств она дает предпочтительное значение присяги, отдавая обыкновенно на волю истца решить тяжбу этим способом: "хочет, сам поцелует или у креста положит", то есть предоставит целовать крест ответчику, положив у креста спорную вещь или ее цену".

Дошедший до нас памятник можно условно назвать третьей редакцией грамоты. Она включила второй свод по ст. 108 с дополнениями, сделанными позже и еще не успевшими подвергнуться редакторской переработке и систематизированию.

 

9. Образование Московского централизованного государства. Его общественно-политический строй

Причины и предпосылки образования московского централизованного государства.

Были разрушены старые города, Рюриковичи вели междоусобные войны за ярлык на княжеский стол во Владимире. Владимиро-Суздальские земли становятся крупным княжеством, в нём развиваются две тенденции государственного устройства:

Связана с сохранением традиционного самоуправления, т.е. сохранение Вече и выборных должностных лиц. Ещё в 15-ом веке во многих крупных городах сохранились должности тысяцкого, хотя кое-где он и назначался князем, а где-то избирался, но в любом случае, князь не мог с ним не считаться.

Укрепление великокняжеской власти, сначала владимирских, а затем московских князей.

Причины возвышения Москвы называются разные, дореволюционные и советские историки говорили о географическом и демографическом факторе, но Тверь имела не худшее положение, была более древним городом с высокой численностью населения. 

Поэтому среди причин возвышения Москвы нельзя не упомянуть умелую политику московских князей, московским князям удалось создать служивую организацию, т.е. и бывшие удельные князья (княжата) и московское боярство были поставлены на службу великому князю, что объяснялось необходимостью борьбы с татаро-монголами.

 

Учёные считают, что с 14-15-го веков можно говорить о явном развитии феодализма на Руси и становлении отношений сюзеренитета. На Западе (напр., во Франции) складывание централизованного государства происходит в период, когда уже вполне сформировались феодальные сословия и большинство сословий было заинтересовано в единой и сильной власти. 

На Руси в 14-15-ом веках сословия только начали формироваться, поэтому фактором, способствующим централизации, являлась внешняя опасность. Русское государство сначала формируется не как сословно-представительное, а как государство с сильной властью князя.

Образование.Объединение русских земель вокруг Москвы в XIV-XV вв., которое привело к образованию единого централизованного государства Московская Русь, имело важную особенность по сравнению с аналогичными процессами формирования централизованных государств в Европе. Европейская централизация была результатом внутренних центростремительных тенденций и происходила с опорой на богатевшие города, на поднимавшееся третье сословие (буржуазию). Консолидация русских княжеств происходила в условиях ига Золотой Орды, под контролем ордынской администрации, зачастую при помощи ордынских войск, разорявших и ослаблявших русские земли и города. Роль «подручников» татарских ханов не устраивала московских князей. Они боролись за расширение Московского княжества и за усиление своего политического влияния. Борьба с Ордой была неизбежной. Можно сказать, что ускорение объединения Руси вокруг Москвы во многом было вызвано необходимостью освободиться от ига и само объединение было необходимым для успешной борьбы за освобождение. В отличие от западной Европы в деле объединения Северо-Восточной Руси под знаменами Москвы политические факторы преобладали над экономическими.

Политическое объединение шло быстрее, чем вызревали экономические условия для устойчивого существования такого объединения. При этом Московское государство, складывавшееся в условиях зависимости от монголо-татар, перенимало все больше черт от Золотой Орды: авторитарность, структуру жесткого вертикального подчинения, карательный аппарат, систему наказаний. В русском языке появились соответствующие слова тюркского происхождения: «кандалы», «нагайка», «кабала». Происходило ужесточение политической системы, русского законодательства, в котором под влиянием монгольского свода законов «Ясы» и обычной судебной практики монголов появилась смертная казнь. Русские князья, которые были по сути слугами санов, зачастую подвергались унижениям, опасности быть уничтоженными; своими хозяевами и потому не желали мириться с былой вольностью своего гаселения. Это привело к ослаблению, а затем — в середине XIV в. — и к ликвидации вечевых организаций, которые могли противостоять самодержав-1ым стремлениям московских князей. Только в Новгороде и Пскове сохранилось вече на протяжении XV в., вплоть до окончательного присоединения их к Московскому княжеству.

В то же время большая часть населения русских земель была готова полениться жесткому правлению московских князей для, того, чтобы избавиться IT худшего зла — ордынского ига.

Общественный строй Московской Руси.

Постепенно формируется социальная структура феодального общества, она усложняется по сравнению с периодом Киевской Руси. В отличие от Западной Европы, русское государство проводит активную сословную политику и влияет на процесс образования сословий.

Феодалы: выделяют следующие категории:

Княжата - бывшие удельные князья, которые потеряли самостоятельность, но сохранили право собственности на землю, их вотчины совпадают с территориями бывших феодальных князей (т.е. с их бывшими территориями). Княжата занимали руководящие посты в войске московского князя и приходили на войну с собственной дружинной.

Бояре - старая земельная аристократия, поддерживающая московских князей, они сохраняли традиции местного самоуправления, наиболее знатные образовывали Боярскую Думу (олигархический орган). Знатных боярских родов было немного (менее 10-ти).

Дети боярские - речь идёт о феодалах служащих не непосредственно московскому князю, а боярам.

Вольные лица, находящиеся на службе московского князя - будущее дворянство, они получали у великого князя надел, за который и служили.

Постепенно меняется положение и статус феодалов, сближается статус княжат и бояр, княжата теряют право отъезда. Во 2-ой половине 15-го века число бояр при московском дворе увеличивается в четыре раза, за счёт княжат, перешедших на службу со своими боярами. Меняется и смысл названия "бояре", ранее они принадлежали к высшей социальной группе, а теперь являлись придворным чином. Идёт быстрый рост мелкого служивого сословия.

Государственный строй Московской Руси.

Московскую власть можно считать вполне сформировавшейся с момента, когда Иван III назначает себя государём и самодержцем всея Руси. Под самодержавием в этот период понимается, прежде всего, внешняя независимость. В 15-ом веке угасает деятельность органов самоуправления, не собирается Вече, ликвидируются выборные должности.

Важнейшие события проходили в период с 1425-го по 1451-ый год - это "феодальная война" между сыном и братом умершего московского князя Василия. Шла борьба двух порядков наследования: архаичного (от брата к брату) и московского (от отца к сыну). Многие князья и бояре были втянуты в эту войну и окончательно определились в своей ориентации (да-да, именно ориентации… политической - J.S.). Уже с 50-х годов 15-го века Москва становится безусловным центром русских земель. Разными путями московским князям удаётся ликвидировать удельных князей, и к концу 15-го века остался только один удел, но, умирая, Иван III (вопреки всей своей предыдущей "объединительной" деятельности) одаряет уделом не только своего сына Василия, но и остальных своих детей.

Формируется государственный дворцовый мемориал (наследует символику Византии). Централизация сопровождается двумя явлениями: чеканкой единой монеты и появлением государственной казны. Создаётся великокняжеский суд, который противостоит судам удельных князей и судам местных феодалов. Первоначально Боярская Дума состоит из двух чинов: бояр и окольничих (10-12 бояр и 5-6 окольничих). Затем состав Думы расширяется, при Василии III в неё вводятся думные дьяки, а затем думные дворяне. С 60-70-х годов 15-го века можно говорить о наличии центральной исполнительной власти, хотя она и складывалась спонтанно. Появляются первые приказы, причём это процесс идёт двумя путями:

Великий князь даёт поручение какому-нибудь лицу по конкретным делам. Места постоянного присутствия таких людей, выполняющих поручения князя, - избы (на основе них и формируются приказы).

По инициативе Боярской Думы, которая создаёт комиссии, так возник разрядный и разбойный приказ.

Большинство приказов складывается именно по инициативе князя: казначейский (исполнял роль государственной канцелярии); посольский (внешние сношения) и т.п.

Что касается административно-территориального устройства, то сохраняется традиционное административно-территориальное деление, но с преодолением удельных порядков, власти усложняют эту систему. Так, бывшие крупные уделы делятся на уезды, а мелкие уделы целиком составляют уезд. Уезды, в свою очередь, делятся на станы и волости, в них назначаются ответственные должностные лица - волостели. В уездах складывается институт кормления - это не плата, а награда лицу за прежние заслуги.

 

10. Первый общерусский учебник 1497 г. Преступлении и наказания.

В первом общероссийском  («великокняжеском») Судебнике 1497 г. нашли применение нормы Русской Правды, обычного права, судебной практики и литовского законодательства. Главными целями Судебника были: распространить юрисдикцию великого князя на всю территорию централизованного государства, ликвидировать правовые суверенитеты отдельных земель, уделов и областей. К моменту принятия Судебника далеко не все отношения регулировались централизованно. Учреждая свои судебные инстанции, московская власть некоторое время была вынуждена идти на компромиссы: наряду с центральными судебными учреждениями и разъездными судами создавались смешанные (смесные) суды, состоявшие из представителей центра и мест.

 

Цель судебника. Если   Русская   Правда  являлась   сводом обычных норм и судебных прецедентов и своеобразным пособием для поиска нравственной и юридической истин («правды»), то Судебник стал прежде всего «инструкцией» для орга­низации судебного процесса {«суда»). Под преступлением судебники понимали не только нанесение материального или морального ущерба, «обиду». На первый план выдвинулась защита существующего социального и правового порядка. Преступление — это, прежде всего, нарушение установленных норм, пред писаний, а также воли государя, которая неразрывно связывалась с интересами государства.

IV Понятие и виды преступлений. Если гражданские правоотношения развивались сравнительно медленно, то уголовное право в данный период претерпело существенные изменения, отражая обострение противоречий феодального общества и усиление классовой борьбы.    Преступление понимается Судебником не как "обида", то есть нанесение материального, физического или морального вреда, а как "лихое дело", то есть совершение такого деяния, которое нарушает интересы господствующего класса и государства.    

При этом Судебник даёт лишь примерное перечисление деяний, относимых к категории лихих дел, оставляя за господствующим классом право подводить под это понятие любое деяние, нарушающее интересы господствующего класса или посягающее на установленный в государстве порядок. Перечисляя такие виды преступлений, как татьба, разбой, душегубство, ябедничество, Судебник в статье 8 вводит новое понятие: ". . . иное какое лихое дело. . .".    Развитие феодализма нашло своё отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. По Судебнику ответственности подлежали все лица, совершившие преступления, в том числе и холопы. 

По "Русской Правде" холопы отвечали за совершённые ими преступления и проступки перед своим господином. Убийство господином своего холопа не считалось преступлением, а убийство чужого раба рассматривалось как нанесение материального ущерба его владельцу и влекло обязанность возместить нанесённый ущерб и уплатить штраф за самовольное истребление частной собственности.    

В связи с развитием феодализма и превращением холопов в крепостных Судебник признаёт холопов субъектами преступления, распространяя на них уголовную ответственность за совершённые преступления.

   Судебник ничего не говорит о моментах, исключающих вменение, то есть об условиях, освобождающих лицо от ответственности за совершённое преступление в силу малолетства или преклонного возраста, тяжёлой болезни, увечья и т.д.   В случаях, когда человек не мог сам вести дело, ему предоставлялось право нанять наймита, то есть человека ведущего процесс за него. "А на ком чего взыщет жонка, или детина мал, или кто стар, или немощен, или чем увечен, или поп, или чернец, или черница, или кто от тех в послушестве будет кому, ино наймита наняти волно (ст. 52).

В Судебнике не указывается, освобождается ли от наказания собственник, убивший вора в своём дворе, учитывается ли при определении вины состояние опьянения преступника, различается ли преступление по стадиям совершения - приготовление, покушение, неоконченное преступление, оконченное преступление. 

   Обострение классовых противоречий, борьба за централизацию государства и установление единодержавной великокняжеской власти обуславливали усиление ответственности за посягательства на государственный строй и особу государя. 

И хотя статьи Судебника не устанавливали ответственности за неоконченное преступление или покушение, в действительности лица, покушавшиеся на государственный строй или особу царя, подлежали такой же ответственности, как и за совершённое преступление. Можно предположить, что в этих случаях наказывали даже за голый умысел.   

Так, в 1456 г. за прежние деяния и подозрения в умыслах "крамолы" был "поиман" на Москве и сослан в Углич Серпуховской князь Василий Ярославич.    Попытка серпуховских детей боярских и дворян освободить князя из заточения, когда "обличися мысль их", была подавлена с неслыханной для того времени жестокостью. Жестокой казни подверглись участвовавшие в заговоре против правительства Ивана III Владимир Гусев и др.

"И сведав то и обыскав князь великий Иван Васильевич злую их мысль, и велел изменников казнити".

Судебник 1497 г. ярко проводит основной принцип феодального права - права-привилегии.  Одно и то же преступление влекло за собой различную степень ответственности в зависимости от того, кем и по отношению к кому оно было совершено.    В соответствии с этим в статьях Судебника подчёркивается социальная принадлежность виновного или пострадавшего: "А взыщет боярин на боярине . . ."(ст. 63), "А взыщет черной на черном. . ."(ст. 63), "А кто сореть межу или грани ссечёт из великого князя земли боярина и монастыря... ино того бити кнутием, да истцу взяти на нём рубль"(ст. 62), "А христиане промежу себя . . . кто у кого межу переорет или перекосит. . . ино волостелем или поселскому имати на том за боран по два алтына и за рану присудят, посмотря по человеку и по ране и по рассуждению"(ст. 62).

Судебник вводит понятие "добрых" и "лихих" людей.    К людям добрым Судебник относит наиболее зажиточных, благонамеренных представителей господствующего класса или чёрного крестьянства, зарекомендовавших себя рачительными хозяевами или особо ревностно проявлявших себя на службе. Им предоставлялось право "облиховать", то есть признать "ведомым лихим человеком" любого. 

Доказывать виновность оговорённого не требовалось.    Человек, признанный добрыми людьми "ведомым лихим человеком", подлежал при обвинении его в совершении "лихого дела" смертной казни, а в остальных случаях был обязан удовлетворить требования истца вне зависимости от того, совершил он преступление или нет.    В отличие от РП Судебник выделяет уже преступления против государства и его оплота - церкви, а также преступления, совершаемые феодально-зависимым населением против своих господ.

Особенностью Судебника является не только включение новых, не известных РП видов преступлений, но и то, что он главное внимание сосредотачивает на наиболее существенных, особо опасных для феодального государства преступлениях - душегубстве, разбое, татьбе, поджогах, злостной клевете и др., меньше уделяя внимания незначительным проступкам против личности, главным образом, против телесной неприкосновенности (раны, наносимые оружием, удары рукой, палкой, острой или тыльной стороной меча и другими предметами, повреждение руки, ноги, глаза, зуба, усов и т.д.). Судебник 1497 г. устанавливал следующие виды преступлений:

1. Политические преступления. К их числу Судебник относил "крамолу". Под крамолой понималась измена, заговор, призыв к восстанию или поднятие восстания и другие действия, совершаемые преимущественно представителями господствующего класса и направленные против правительства. 

Именно как крамолу стали рассматривать великие князья отъезд бояр к другому князю. Тверской летописец, например, называет крамольниками князей и бояр, отъехавших в 1485 г. из Твери к московскому великому князю.   

Период XV в. помимо отъездов, практиковавшихся удельными князьями, изобиловал восстаниями и заговорами против власти и жизни самого великого князя. Всё княжение Василия II Тёмного (1425-1462) сопровождалось непрекращающейся борьбой с удельными князьями. Они трижды пытались занять великокняжеский престол. 

В 1435 г. Василию II пришлось подавлять восстания в Галицком уделе, а также на Устюге. В 1456 г. Василий II требовал от новгородцев выдачи ему "его лиходеев, изменников", скрывавшихся за границей его княжества. В 1497 г. был раскрыт заговор Владимира Гусева и его сообщников против правительства Ивана III.

В своей борьбе против великого князя крупные феодалы искали поддержки за пределами Русского государства - в Литве, Польше, Золотой Орде. В конце 1470 - начале 1471 гг. боярская верхушка Новгорода заключила договор с великим князем Литовским и королём Польским Казимиром 4, по которому Новгород получал военную помощь для борьбы с великим князем Русским, а за это выплачивал королю подать, т.н. "Чёрный бор", и становился его вассалом. Подобное же соглашение в 1483 г. заключил Тверской великий князь Михаил Борисович. В 1491 г. брат Ивана III, " . . .  чиня измену великому князю, преступая крестное целование"[3], уклонился от похода на татар, возглавил заговор против великого князя, заключив сношения с Казимиром и ханом Ахматом. 

Помимо внутриклассовой борьбы с противниками централизации, XV в. характерен нарастанием классовой борьбы в городе и деревне, выливавшейся в стихийные выступления крестьян и городского населения, жестоко подавляемые правительством. 

Борьба крестьян против феодалов, захватывавших крестьянские, общинные земли, выражалась часто в истреблении собственности феодалов: порубке лесов, уничтожении посевов, поджогах строений, а часто и в убийстве самого феодала.

   Статья 9, говоря о крамоле, выделяет таких преступников, как "подымщик" и "зажигалник". Подымщик досоветской историографией трактовался преимущественно как поджигатель дома, двора, жилого помещения (дыма), в отличие от поджигателя города, укреплений - зажигалника. Отмечая, что данная трактовка не объясняет, почему понадобилось такое подразделение, если оба вида поджога относятся к числу наиболее опасных преступлений и влекут высшую меру наказания, Л.В. Черепнин заменяет термин "подымщик" другим, содержащимся в ст. 61 Судебника 1550 г. термином - подмётчик. 

В исторической и историко-юридической литературе под подметчиками принято понимать лиц, подбрасывающих в чужой дом имущество с целью обвинить человека в краже или подкладывающих во двор труп с целью обвинить жителей этого двора в убийстве и завладеть их имуществом, а под зажигалниками - поджигателей чужого двора.   В работе "Русские феодальные архивы 14-15 вв." и в сборнике "Судебники 15-16 вв." 

Л.В. Черепнин высказал предположение о том, что в данной статье, где речь идёт о политических преступлениях, "подмет" означает шпионаж, разглашение секретных сведений ("подметное письмо"), а зажигальником является лицо, совершающее не простой поджог, а поджог города с целью передачи его врагу. Впервые на неточность такой трактовки обратил внимание О.И. Чистяков. Он отметил не только неправомерность произведённой замены и отождествления термина "подымщик" с термином "подмётчик", но и не согласился с тем, что подмёт означает шпионаж. Подмёт, по его мнению, это подбрасывание кому-либо не только похищенного имущества с целью обвинения его в разбое или татьбе, но и подмётных писем. 

Аналогичную трактовку давал В.Н. Татищев: "Пометчик двояков: 1) который поличное кому подкинет, хотя оного невинно ополичить . . .; 2) пасквилянт, который поносительные или возмутительные письма, сочиня, подкладывает. . .". 

Подмётное письмо, по мнению Чистякова, не шпионаж, а скорее какая-то прокламация, которую подбрасывают для возбуждения народа против власти или её представителей, поэтому подымщика можно рассматривать как человека, поднимающего бунт, возмущение. Это предположение находит подтверждение в раскрытии значения слова "подымщик". По Далю, оно отождествляется не с "дымом", а с характеристикой человека - подъименный, подъименщик, принявший чужое имя, живущий не под своим, а под именем другого.

Упоминание в статье 9, перечисляющей особо опасные виды преступлений, такого "лиходея", как "зажигалник", достаточно ясно свидетельствует о том, что деяние, совершённое им, должно отличаться от "пожега", о котором говорит статья 7. Согласно ей, ответственность за "пожог" решается полем, т.е. простым состязанием сторон, и смертной казни за совершение его не предусматривается.  

Т.о., к политическим преступлениям по Судебнику 1497 г. можно отнести "крамолу", т.е. заговор против государственной власти, поджог города или крепости с целью передачи её неприятелю, "подмет", т.е. шпионаж, разглашение секретных сведений, призыв к заговорам и измене путём распространения "возмутительных" и "поносных" писем.  

Усиление закрепощения вызвало обострение борьбы феодально-зависимого и закрепощаемого населения. 

Выступления против господствующего класса приняли массовый характер. В связи с этим наряду с определёнными деяниями, признаваемыми преступными, Судебник 1497 г. вводит понятие "лихого дела" и "ведомых лихих людей". "Лихим" человеком мог быть признан любой человек, хотя бы и не совершивший никакого конкретного деяния - измены, поджога, подмёта, но сочувствующий, поддерживающий требования народа и в силу этого являющийся человеком, опасным для господствующего класса. 

Право господствующего класса расправляться с опасными для него представителями феодально-зависимого населения закреплялось статьёй 9 Судебника, перечислявшей ответственность за особо опасные преступления.

2. Имущественные преступления. Собственность феодала на средства производства и неполная собственность на работника производства является основой производственных отношений при феодальном строе. Защищая интересы господствующего класса, Судебник устанавливал ответственность за нарушение права феодальной собственности.   Судебник предусматривал следующие виды преступлений против имущественных прав: 1) разбой, 2) похищение чужого имущества (татьба), 3) истребление или повреждение чужого имущества, 4) противозаконное пользование чужим имуществом.

а) разбой. Судебник не устанавливал различия между грабежом и разбоем. В XV в. под разбоем понималось открытое нападение, производимое обычно шайкой, но не обязательно сопровождавшееся убийством. Ответственность за разбой была различной в зависимости от того, совершался ли он "ведомым лихим человеком" или нет. Совершение разбоя "ведомым лихим человеком" каралось смертной казнью (ст. 8). Если обвиняемый в разбое не был "ведомым лихим человеком", он должен был возместить пострадавшему нанесённый ущерб ("исцево доправити") и наказывался "продажей" (ст. 38), что означало в данном случае денежный штраф.

б) похищение чужого имущества. Похищение чужого имущества, именуемое в Судебнике "татбой", будучи общеуголовным преступлением, являлось также своеобразной формой выражения протеста эксплуатируемых масс против социального гнёта. По Судебнику татьба, то есть кража, подразделялась на простую и квалифицированную. К квалифицированным видам кражи относилась кража церковная, головная (ст. 9), повторная кража (ст. 11 и 13), а также первая кража с поличным, совершённая "ведомым лихим человеком" (ст. 13).

Церковная татьба, упоминаемая в ст. 9, перечисляющей особо опасные преступления, означает, по мнению большинства исследователей Судебника, не только кражу церковного имущества. Под церковным татем понимается лицо, совершившее святотатство, т.е. деяние, так или иначе нарушающее права и интересы церкви, являющейся оплотом феодального государства.

По установившемуся в историко-юридической литературе мнению, головная татьба означает воровство, кражу людей (холопов и крепостных). Л.В. Черепнин в вышеупомянутых работах даёт иное толкование. Он считает, что "укрывательство людей" влекло за собой не смертную казнь для виновных, а превращение их самих в холопов в случае невозможности возвратить похищенных людей. Поэтому под головной татьбой следует рассматривать не воровство людей, а воровство вообще, но сопровождающееся убийством. Такая точка зрения представляется более убедительной. Головная татьба так же, как татьба церковная, стоит в числе особо опасных преступлений, предусматриваемых ст. 9, особо защищающей интересы и права государства и господствующего класса от посягательств со стороны эксплуатируемых.

Эксплуатируемое население (крепостные, холопы), естественно, не имели возможности и средств "воровать" чужих людей (также крепостных и холопов), укрывать их или переправлять за рубеж.  

Вместе с тем трудно предположить, чтобы законодательство было так сурово в отношении самого класса феодалов, тем более, что период 14-15 вв. не был ещё периодом всеобщего и полного закрепощения, и случаи переманивания и увода феодально-зависимого населения одним владельцем от другого были довольно часты.   

Исходя из всего этого, нет оснований полагать, что под головной татьбой Судебник понимал воровство людей.    

Защита феодальной собственности и личности феодала красной нитью проходит через Судебник 1497 г. Усиливающаяся классовая борьба не могла не вызвать увеличения посягательств на собственность феодала, зачастую сопровождавшихся убийством собственника. Это также могло быть средством расправы с тем или иным представителем господствующего класса, но совершаемой не группой лиц, а в одиночку. 

Поэтому установление Судебником наказания за такое квалифицированное преступление, как кража, сопровождающаяся убийством, было вполне закономерным явлением. Совершение этого преступления влекло за собой смертную казнь. 

Этим же объясняется и отнесение Судебником к квалифицированным видам преступлений кражи, совершённой вторично, и кражи, хотя и совершённой впервые, но когда человек уличён, пойман с поличным и признан по оговору "ведомым лихим человеком". Все виды квалифицированных краж карались смертной казнью (ст. 9, 11, 13).

Простой татьбой считалась кража, совершённая впервые, кроме церковной, головной татьбы (ст. 10) и татьбы с поличным (ст. 13), а также обвинение в краже со стороны добрых людей при отсутствии доказательств о совершении оговорённым краж до этого оговора (ст. 12).   

Татьба, совершённая впервые, наказывалась "торговой казнью", т.е. битьём кнутом, возмещением убытков истцу, а также взысканием "продажи" в соответствии с решением суда. При невозможности возместить убытки из-за отсутствия имущества виновный выдавался истцу "головою на продажу", т.е. в холопство (ст. 10).  

Оговор в краже со стороны добрых людей влёк за собой для оговорённого обязанность уплатить "исцеву гыбель без суда", т.е. сумму предъявляемого истцом иска (ст. 12).

в) Истребление или повреждение чужого имущества. К этому виду преступлений Судебник относил "пожог" - простой поджог двора или другого имущества. Виновность обвиняемого доказывалась полем, т.е. состязанием сторон. Ответственность заключалась в необходимости возмещения убытков пострадавшему и выплаты "продажи".  Большое внимание Судебник уделяет охране прав собственности землевладельцев на землю. Он устанавливает ответственность за повреждение изгородей и учинение потрав, повреждение или уничтожение межевых знаков и запашку чужой земли. Неустановление или повреждение изгородей и учинение потрав, повреждение или уничтожение межевых знаков и запашку чужой земли.

Неустановление или повреждение изгородей и учинение в результате этой потравы влекло за собой обязанность возместить нанесённый ущерб. Что касается повреждения межевых знаков и запашки чужих земель, то наказание за это носило ярко выраженный классовый характер.

За повреждение межевых знаков или перепашку межи "великого князя земли боярина и манастыря . . . виновного предписывалось "бити кнутием, да исцу взяти на нём рубль".

То же самое преступление, но совершаемое крестьянами "промежу себя", влекло за собой денежный штраф в 2 алтына и возмещение убытков пострадавшему, размер которых устанавливался управляющим дворцовым селом, " . . . посмотря по человеку и по ране и по рассуждению" (ст. 62). 

Нет сомнения, что к числу этого вида преступлений в действительности относилось значительно большее количество деяний - уничтожение или повреждение пчелиных ульев, орудий ловли бобров, повреждение или злостное истребление скота и имущества - наказания за которые устанавливались ещё в статьях Русской Правды. Надо полагать, что эти статьи продолжали действовать и во времена Судебника.

г) Противозаконное пользование чужим имуществом. Значительное количество преступлений этого вида - самовольная езда на чужом коне, укрывательство беглых холопов, присвоение найденного предмета и др., предусматривалось ещё "Русской Правдой" и, вероятно, ею же регулировалось и во времена Судебника. 

В самом Судебнике говорится лишь о злостной невыплате долга. Споры, возникавшие из обязательств по договорам, разрешались "полем", т.е. состязанием сторон, и влекли для виновного обязанность уплаты требуемого истцом и судебных расходов (ст. 6). При этом Судебник устанавливал различную ответственность в зависимости от наличия или отсутствия злой воли виновного. Неуплата долга вследствие происшедшего с виновным несчастного случая - " . . . утеряется товар бесхитростно, истонет, или згорить, или рать возметь..." - влекла за собой обязанность возвратить взятую сумму "без росту", т.е. без процентов (ст. 55). 

Если же невозвращение долга или потеря чужого имущества произошли по вине ответчика - "А кто у кого взявши что в торговлю, да шед пропиет или иным каким безумием погубит товар свой без напраздньства..." - то он выдавался истцу "головою на продажю" (ст. 55). Выдача головой на продажу, по установившемуся мнению, означала отдачу виновного истцу в холопство.

 3. Преступления против личности. Судебник знает следующие преступления против личности: убийство (душегубство), ябедничество (злостная клевета) и преступления против чести. К этим преступлениям можно также отнести "бой" (побои; дело о побоях решалось полем - ст. 6).

Наиболее серьёзным преступлением против личности было убийство. Судебник различает убийство квалифицированное и простое. Квалифицированным убийством, влекущим за собой смертную казнь, было убийство крестьянином своего владельца. "А государскому убойце . . .  живота не дати, казнити его смертною казнию", - гласит ст. 9 Судебника, перечисляющая ряд особо опасных преступлений. 

Введение специального понятия - "государский убойца" и установление высшей меры наказания для лиц, совершивших это деяние, обусловливалось учащением случаев выступления крестьян против своих господ и необходимостью защиты жизни представителей господствующего класса. 

Простое убийство влекло за собой обязанность для виновного уплатить "продажу", то есть штраф, и понести наказание, назначаемое по усмотрению судьи. Однако если совершивший убийство был "ведомым лихим человеком", то он так же, как и "государский убойца", подлежал смертной казни (статьи 7 и 8). 

Ябедничество означало злостную клевету, имевшую своей целью обвинить в преступлении невиновного с тем, чтобы воспользоваться его имуществом. Это деяние, совершённое "ведомым лихим человеком", относилось уже к категории "лихих" дел, перечисленных ст. 8 и ст. 39 Судебника, и каралось смертной казнью.

   Преступления против чести включали в себя оскорбление действием и оскорбление словом. В отличие от РП, которая знала лишь оскорбление действием, Судебник 1497 г. устанавливает ответственность за оба вида этих преступлений. Споры по искам об оскорблении действием или словом решались "полем" и влекли для виновного обязанность уплаты "продажи" и требуемого истцом вознаграждения. В случаях примирения сторон до поля ответчик освобождался от уплаты "продажи" и стороны должны были возместить расходы, произведённые судом в связи с данным делом - езд или хоженое (ст. 53).

4. Преступления против суда. Имея свой целью обеспечить необходимое для господствующего класса усиление роли суда, Судебник предусматривал ответственность должностных лиц за нарушение устанавливаемого Судебником порядка судопроизводства. Согласно ст. 19 - "О неправом суде", рассмотрение дела с нарушением установленных правил судебного разбирательства влекло за собой недействительность судебного решения по данному делу. 

Судья, виновный в разборе дела "не по суду", обязан был возместить сторонам понесённые ими расходы. Однако, кроме возмещения "взятого" у сторон, судья не подвергался какому-либо иному наказанию (ст. 19). Судебник устанавливал, "чтобы ищея и ответчик судиам и приставом посулу не сулити в суду . . . то есть запрещал давать судье взятки, а также вводил ответственность за лжесвидетельство: "... а послухом не видев не послушествовати, а видевши сказати правду" (ст. 67). 

Дача суду ложных показаний влекла для лжесвидетельства обязанность возместить потерпевшему весь понесённый им ущерб и убытки, связанные с ведением дела (ст. 67).   Судебник запрещает не только давать, но и брать взятки, хотя также не устанавливает ещё наказания за получение взятки (статьи 33, 34).

V Виды наказаний. Обострение классовой борьбы, вызванное усилением закрепощения крестьянства и эксплуатации всего трудящегося населения, стремление господствующего класса к охране частной собственности вообще и, главным образом, собственности на землю приводит к установлению новых, более жестоких видов наказаний. По Судебнику наказание имело цель не только покарать преступника и извлечь при этом имущественные выгоды, как было в первоначальный период развития феодальных отношений, но и устрашение масс.

В этот период начинает складываться получивший впоследствии широкое распространение принцип: "чтобы, смотря на то, другим неповадно было так делать". Именно в целях устрашения населения расправы с участниками заговоров, восстаний и иными "коромольниками" совершались открыто, при массовом стечении народа и отличались особой жестокостью. 

Исключительное впечатление на население произвела одна из таких расправ, учинённая Великим князем Василием II над участниками заговора серпуховских детей боярских и дворян, которых князь повелел: " . . . казнити, бити и мучити и конми волочити по всему граду и по всем торгом, а последи повеле им главы отсещи; множество же народа, видяще сиа, от боляр и от купец великих и от священников и от простых людей во мнозе быша ужасе и удивлении . . . яко николи же таковая ни слышаша, ниже видеша в русских князех бываемо".

Особенностью Судебника является известная неопределённость в наказаниях. Судебник устанавливает лишь вид наказания, но не уточняет его конкретное содержание. 

Говоря о смертной казни или продаже, он не уточняет, какие существуют виды смертной казни или размеры продажи, предоставляя это на рассмотрение судьи. Вводимая Судебником неопределённость наказания, развивавшаяся и закреплявшаяся дальнейшим законодательством, облегчала господствующему классу возможность наиболее эффективной борьбы с неугодными ему элементами.

В Судебнике устанавливались следующие виды наказаний: 1) смертная казнь; 2) торговая казнь; 3) продажа; 4) возмещение убытков.

Смертная казнь устанавливалась за особо опасные преступления: убийство зависимым своего господина, крамолу, церковную и головную татьбу, подмет, поджог города (ст. 9), а также татьбу, разбой, душегубство, ябедничество или любое лихое дело, совершённое «ведомым лихим человеком» (ст. ст. 8, 39), и за повторную кражу (ст. 11).

В самом Судебнике не указываются способы осуществления смертной казни. Однако исследование документальных данных показывает, что способы осуществления смертной казни были чрезвычайно разнообразны. Большей частью смертная казнь осуществлялась через повешение или отсечение головы. Осуществляя расправу с восставшими устюжанами, Василий III "воеводу великого князя Глеба Обаленскаго убил, а десятинника владычня Иева Булатова повесил, и много устюжан сек и вешал". Участникам заговора против Ивана III "князь Василий, Иван Васильевич, головы ссекоша".

Помимо повешения, отсечения головы, утопления, являвшихся наиболее распространёнными видами смертной казни, практика того периода знала квалифицированную смертную казнь, то есть казнь, сопряжённую с особыми мучениями для преступника: с предварительным избиением кнутом, смертная казнь путём четвертования и т.п. Четвертованию, например, были подвергнуты наиболее деятельные заговорщики против Ивана III: " . . . казниша их на Москве реке, пониже моста, шестерых: Афанасию Еропченку руки да ноги отсекли и голову отсекоша, а Поярку, Рунову брату, руки отсекли и голову ссекоша".

Торговая казнь состояла в битье кнутом на торговой площади. Как вид наказания она применялась до середины XIX в., но особенного развития достигла в XVII в. Кнут как орудие торговой казни в период XVII в. представлял собой прикреплённый к деревянной рукоятке плетённый из кожи упругий столбец, имеющий на конце кольцо. К этому кольцу прикреплялся сделанный из толстой сыромятной лошадиной или лосиной кожи ремень, согнутый вдоль наподобие желобка, заострённый на конце и в таком виде засушенный. Длина ремня была около метра. Зачастую кнут заканчивался не одним, а несколькими ремнями. Этот конец, твёрдый, как дерево или кость, сдирал не только кожу, но и мясо со спины истязаемого.

Установление Судебником торговой казни за преступления, направленные против феодальной собственности и особенно собственности на землю, показывает, как усиленно защищал господствующий класс основу своего господства.  Судебник, как и РП, знает продажу, но она теперь отдельно применяется редко: обычно в сочетании со смертной или торговой казнью. Продажа означала денежный штраф за преступление и шла в пользу князя или лиц, осуществлявших правосудие. Размер продажи, как правило, устанавливался по усмотрению суда. Продажа, по мнению Владимирского-Буданова, могла означать в некоторых случаях и конфискацию всего имущества. Чаще всего продажа являлась дополнительным наказанием и применялась в сочетании с торговой или смертной казнью (ст. 8, 10, 13, 39). " . . . Того велети казнити смертною казнью а исцево велети доправити изъ его статка, а что ся у статка останеть, ино то боярину и диаку имати себе. А противень и продажа боярину и диаку делити..." (ст. 8). 

Но продажа могла быть и самостоятельным видом наказания за злостную невыплату долга, оскорбление словом или действием. 

Денежное вознаграждение в пользу потерпевшего или родственников убитого взыскивалось с виновного одновременно с выплатой продажи. "А побиются на поли в пожеге, или в душегубстве, или в разбои, или в татьбе, ино на убитом исцево доправити; ...А сам убитой в казни и в продаже боярину и дияку" (ст. 7). Если виновный не имел средств, чтобы выплатить требуемое истцом вознаграждение, он выдавался истцу "головою на продажю", т.е. в холопство до отработки долга (ст. 10). 

Таким образом, все установленные Судебником виды наказаний, в т.ч. и имущественные наказания, были средством расправы господствующего класса с зависимым и закрепощённым населением, средством его дальнейшего закабаления.

Помимо наказаний, указанных в Судебнике, практика знала и такие виды наказаний, как тюрьма, ссылка, пожизненное заключение, членовредительство разного рода. Тюремному заключению были подвергнуты некоторые участники заговора против Ивана III: "А иных детей боярских велел князь великий в тюрьму пометати".  Утвердившись на великом княжении, Василий Васильевич вернул себе Дмитров, а "Наместников дмитровских сослал . . . " После волнений в Галиче или Устюге Шемяка был отправлен на заточение в Коломну.  За подозрение в умыслах "крамолы" был "поиман" на Москве и сослан в Углич серпуховский князь Василий Ярославич. Он подвергся пожизненному заключению и умер, пробыв в заточении около 30 лет. Из членовредительских наказаний известны ослепление, отрезание языка за "дерзкие речи" и др.

 

11. Судопроизводство по Судебнику 1497 г.

В условиях обострения классовой борьбы  требовалось  усиление  суда  и полиции, создание и  укрепление  соответствующих  характерных  учреждений  в центре и на местах.

К  моменту  принятия  Судебника  1497  г.  далеко  не  все   отношения регулировались централизованно. Учреждая свои судебные инстанции  московская власть  некоторое  время  была  вынуждена  идти  на  компромиссы:  наряду  с центральными  судебными  учреждениями  и  разъездными   судами   создавались смешанные ("слиеные") суды, состоявшие  из  представителей  центра  и  мест.

Если Русская Правда была сводом обычных  норм  и  судебных  прецедентов,  то Судебник  стал  прежде   всего   инструкцией   для   организации   судебного процесса.

Конец XV – первая половина XVI  вв.    время  ожесточенной  классовой борьбы, которая находила свое выражение в самых различных формах, от  ересей до открытых выступлений  против  феодалов  крестьян  и  холопов.  Из  людей, выбитых из  привычной  жизненной  колеи  и  лишенных  нормальных  средств  к существованию,  формировались  различные   "лихие   люди",   число   которых непрерывно растет, начиная  с  XV  в.  Кроме  того,  существует  и  обратное явление – стремление  господствующего  класса  оценивать  любое  вооруженное выступление крестьян и посадских низов  против  феодальной  собственности  и правопорядка как "лихое дело", а его участников как "лихих людей" – татей  и разбойников,  с  тем,  чтобы  организовать  против  них  карательные  органы государственной машины.  Крестьян,  обвиненных  в  покушении  на  феодальную собственность, поджоге  или  убийстве  "своего  государя"  (феодала)  обычно объявляли "ведомыми лихими людьми" и по суду (согласно  Судебника  1497  г.) предавали битью кнутом и смертной  казни.  Большое  значение  в  организации борьбы с нарушителями имела, проведенная московским правительством  в  конце 30-начале 40 гг. губная реформа, по которой  дела  о  "ведомых"  разбойниках изымались из рук наместников и волостелей и передавались  в  руки  "выборных голов"  из  местных  детей  боярских.  Классовая  борьба  носила   локальный характер и определялась изменениями, которые проходили в жизни Руси  в  этот период.

За одно и то же преступление  предусматривалось  множество  наказаний, назначение   которых   предоставлялось   на   усмотрение   суда.

Наиболее распространенными видами являлись смертная казнь (если по  Псковской  судной грамоте смертная казнь назначается за  пять  составов  преступлений,  то  по Судебнику – в двенадцати случаях), телесные наказания, тюремное  заключение, ссылка, конфискация имущества, отстранение от должностей и  различного  рода штрафы. 

Смертную казнь  могло  отменить  помилование  со  стороны  государя. Телесные наказания применялись как основной и дополнительный  вид.  Наиболее распространенным видом была "торговая казнь", т.е. битье кнутом на  торговой площади.

 

12. Сословно-представительная монархия, ее общественно-политические строи.

Реорганизация государственного аппарата. Реорганизация государственного аппарата начинается еще с 80-х годов XV в., после присоединения к Москве Твери, Рязани, Нижнего Новгорода, Великого Новгорода и освобождения Руси от татарского ига. Дворцово-вотчинная система государственного управления, сложившаяся еще во времена феодальной раздробленности, стала непригодна в новых условиях. Значительно усиливается власть царя, оформляется Боярская дума, создаются центральные органы управления — приказы.

В формировании централизованного государства царская власть опиралась на многочисленное дворянство, политическое значение которого все возрастало, и на купечество. Таким образом, создается сословно-представительная монархия, которая характеризуется наличием сословно-представительных органов как в центре (Земский собор. Боярская дума), так и на местах (губные и земские органы). Царское правительство опирается в этих органах на дворян и купечество для подавления протеста эксплуатируемых масс, а также для борьбы с феодальной аристократией, стремившейся возродить порядки периода феодальной раздробленности. Сословно-представительная монархия — важный этап развития феодального государства на пути к самодержавию.  Схематически систему органов власти и управления России середины XVI века можно представить следующим образом: ЦАРЬ -- БОЯРСКАЯ ДУМА -- ЗЕМСКИЙ СОБОР  -- ПРИКАЗЫ -- ГОРОДОВЫЕ ПРИКАЗЧИКИ  -- Губные старосты -- Излюбленные головы

Сосредоточения властных функций. С созданием Русского централизованного государства политическая власть все больше сосредоточивалась в руках царя. Уже Иван III именует себя великим князем “всея Руси” и “самодержцем”. Правда, термин “самодержец” имел в то время главным образом внешнеполитическое значение. Этим подчеркивалась независимость и государственный суверенитет Русского государства.

Чтобы еще больше подчеркнуть власть и значение великого князя, был разработан сложный и пышный придворный церемониал. С той же целью Иван III венчался “шапкой Мономаха”, которая становится теперь символом русского самодержавия. Иван IV в 1547 г. впервые принял титул “царя”, равный по значению императорскому. Все государственные функции царь осуществлял при участии Боярской думы, земских соборов через систему приказов и воевод.

Среди мероприятий, направленных на подрыв еще сохранившегося влияния боярства и проведенных в середине XVI века прежде всего должна быть названа опричнина. В 1565 г. Иван Грозный разделил земли государства на земские (т.е. обычные) и опричные (т.е. особые), включив в последние земли оппозиционной княжеско-боярской аристократии. Некоторые из этих княжат и бояр погибли, другие получили другие земли в неопричных уездах из рук царя как пожалование, под условием верности и службы. Тем самым был не просто нанесен удар по старой феодальной знати, но подорвана ее экономическая основа. Конфискованные земли были розданы служилым людям. 

Опричнина сделала поместье главной и господствующей формой феодального землевладения, оттеснив на задний план боярскую вотчину. Она же знаменовала и дальнейший этап в развитии феодальной эксплуатации крестьян, привела к росту их повинностей, к сокращению количества земли, находившейся в непосредственном пользовании крестьян. Законодательство этого времени довольно четко (особенно Соборное уложение 1649 г.) определило различие этих форм феодальной собственности: дворцовые земли – собственные земли царя и его семьи; государственные принадлежат ему же, но как главе государства. 

Дворцовые земли и жившие на них крестьяне эксплуатировались обычными для феодализма способами: на них распространялись повинности в виде барщины или оброка. Черносошные крестьяне платили подати исключительно государству, выполняли многочисленные повинности типа дорожной, мостовой и т.д. Как и раньше, и дворцовые и чернотягловые земли раздавались в собственность отдельным феодалам и количество их значительно сокращалось. В 1627 г. был издан специальный указ, запретивший дальнейшую раздачу дворцовых земель в вотчины или поместья «для того, что на государев обиход и на всякие дворцовые расходы . . . не доставает много, а исполнять неоткуды».

Продолжался процесс дальнейшего ограничения прав и привилегий старой феодальной знати. Класс феодалов, как и прежде, был неоднороден. К наиболее крупным феодалам относилась боярско-княжеская аристократия. Она состояла из двух основных групп. Первую группу составляли бывшие удельные князья, потерявшие свои прежние политические привилегии, но сохранившие до введения опричнины прежнее экономическое значение. Позже они слились с основной массой боярства. Во вторую группу феодальной верхушки входили крупные и средние бояре. Интересы и позиции этих двух групп феодалов по некоторым вопросам были различны. Бывшие удельные князья последовательно выступали противниками централизации, они принимали меры для ослабления царской власти.

Некоторая часть боярства на первом этапе правления Ивана IV поддерживала царскую власть и мероприятия по укреплению централизованного государства.Царской власти были посвящены особые главы в Соборном Уложении 1649 года. Оно не делает никакого различия между преступлениями против личности царя и против государства, И те, и другие объединяются понятием “слова и дела государева”. Царь являлся главой государства. Он законодательствовал в масштабе всей страны, был главой исполнительной власти, командовал войсками, распоряжался финансами, был высшим судьей.

Боярская дума. Боярская дума -  высший совет при князе (с 1547 — при царе) в Русском государстве 10 — начале 18 вв.; состояла из представителей феодальной аристократии. Деятельность Боярской думы носила законосовещательный характер. Боярская дума участвовала в обсуждении вопросов законодательства, внешней политики, внутреннего государственного устройства, религии и т.д. В Киевской Руси  Боярская дума была совещанием князей с дружинниками (княжими мужами, думцами) и старцами градскими (земскими боярами, потомками местной родоплеменной знати): иногда присутствовали и высшие представители духовенства. Боярская дума не имела постоянного состава, созывалась по мере надобности. С 11 в. вследствие наделения землёй княжих мужей и их приравнивания к земским боярам Боярская дума состояла только из бояр.

В период складывания централизованного русского государства, а также во времена междуцарствий и внутренних распрей, роль законодательного и совещательного органа при великом князе, а позднее при царе играла Боярская дума. 

В ее состав входили знатные московские бояре, а также удельные князья с некоторыми своими боярами. Заседания Боярской думы происходили, как правило, в Грановитой палате Московского Кремля. В период феодальной раздробленности Боярская дума являлась феодальной курией (советом феодалов) сеньора — великого князя с его вассалами, обладающими определённой политической силой. 

В Северо-Восточной Руси в 14—15 вв. в Боярскую думу входили путные бояре (ведали отдельными отраслями дворцового княжеского управления) и лица административного управления князя (тысяцкий, окольничий, дворецкий и др.). С начала 15 в. членами Боярской думы становятся бояре введённые (большие бояре) — представители высшего слоя бояр, постоянные советники князя, исполнители его наиболее важных поручений. С конца 15 в. Боярская дума превратилась в постоянный совещательный орган при верховной власти. В неё входили думные чины — бояре, окольничие, думные дворяне (с начала 16 в.) и несколько позже думные дьяки. 

Преобладающее влияние в Боярской думе принадлежало боярам из титулованной знати. Позиции реакционной княжеско-боярской аристократии были значительно ослаблены реформами 1550-х гг. и особенно опричниной. Однако во 2-й половине 16—17 вв. в условиях сословно-представительной монархии Боярской думы в известной степени разделяла власть с царём. Отличительной чертой государственного устройства России 17 в., являлось наличие самодержавия с Боярской думой и боярской аристократией. В 16 и особенно в 17 вв. составБоярской думы пополнялся центральной властью за счёт менее знатных лиц. Они представляли бюрократический элемент, являвшийся послушным орудием в руках самодержавия.

Приказы. Еще до реформ середины XVI века отдельные отрасли государственного управления и управление отдельными территориями страны стали поручаться (приказываться) боярам. Так появились первые приказы - учреждения, ведавшие отраслями государственного управления или отдельными регионами страны. По некоторым предположениям, первые приказы стали складываться еще с 1511 г., а в середине XVI века их существовало уже несколько десятков.

С самого начала приказы приобрели характер постоянно действующих учреждений, имевших постоянный штатный состав и область управления. Военными делами - поместным войском - руководил Разрядный приказ, артиллерией - Пушкарский, стрельцами - Стрелецкий, арсеналом - Оружейная палата. Действовали также Посольский приказ, ведавший иностранными делами, Приказ Большой казны, управлявший государственными финансами. Поместный приказ занимался вопросами государственных земель, из которых наделялось дворянство, холопами - Холопий приказ. Был предусмотрен даже специальный приказ для разрешения проблем народных выступлений (Разбойный приказ), а также приказы, ведавшие отдельными территориями - Сибирский приказ, приказ Казанского дворца.

Во главе приказов, круг полномочий которых распространялся на управление, сбор налогов и суды, стояли бояре или дьяки - крупные государственные чиновники. Одной из отличительных черт этого органа власти было то, что во главе их стояло, как правило, несколько судей, а не один, хотя имелись и исключения. 

Коллегиальное управление в тех условиях означало обязательное обсуждение дел, подлежащих рассмотрению, всеми судьями приказа, причем согласие всех считалось необходимым “приговором”, выносимым по рассматриваемому делу. 

С усложнением системы государственного управления число приказов росло. Ко времени петровских преобразований начала XVIII века их насчитывалось более 50. Складывание приказной системы, по мнению советских историков, представляло собой дальнейшее усовершенствование феодальной надстройки. 

Как пишет А.К.Леонтьев, “появление приказов знаменовало собой перенос большей части дел из ведения боярской думы и дворцовых органов в учреждения, долженствующие стать исключительно исполнительными органами.”

Земские соборы. Земские соборы в России - первое явление общественно-политической жизни, которое без всяких оговорок может быть названо сословным представительством. Ибо вече имело, по сути своей, иную природу. По целому ряду вопросов, касающихся природы земских соборов, дискуссии продолжаются до сих пор, но составить некий целостный образ, все же,возможно. Во-первых, необходимо обратить внимание на сам термин «земский собор», являющийся позднейшим «изобретением» историков. Современники называли их «собор» (наряду с другими видами собраний) «совет», «земский совет». Слово «земский» в данном случае означает государственный, общественный. 

Таким образом, земский собор - это совещание представителей сословий («земли») по вопросам, касающимся государственного устройства во всех возможных аспектах. 

Слово «собор» оказывается по-своему многозначным. В частности, наряду с земскими соборами в их обычном понимании имели место церковные соборы (например, известный «стоглавый» собор 1551 г. или собор на раскольников 1666/1667 гг.); войсковые соборы, выражавшие позицию войска в походе, по вопросам о качестве снабжения, необходимости продолжений военных действий и пр. 

В качестве примера можно привести два таких собора. Первый - во время последнего казанского похода Ивана Грозного в 1552 г. Второй - так называемые «судебные соборы» (разбирательство дел Адашева и Сильвестра в 1560 г. и митрополита Филиппа (Колычева) в 1568 г.). Наконец, могли практиковаться своего рода опросы представителей одного сословия, если дело касалось только его.

Обилие типов «соборов» и разнообразие вопросов, которые они решали, или, что бывало чаще, по поводу которых высказывали свое мнение, наводит на размышление о характере этого собрания, его полномочиях в сравнении с европейскими парламентами. Начиная с XIX столетия не прекращаются споры о том, что же являло собой сословное представительство в России. Достаточно просто перечислить точки зрения, чтобы увидеть всю сложность вопроса. Согласно первой из них, земские соборы не могут быть сравниваемы с парламентами европейских стран, ибо они не вышли за рамки простого совещательного органа, который никогда не содержал в себе полного представительства всех слоев российского общества и не имел возможности превратиться в законодательный орган. Исследователи, придерживающиеся второй точки зрения, полагают, что соборы вполне могут быть уподоблены парламенту, поскольку власть очень часто в сложных ситуациях не рисковала предпринимать какие-либо шаги без ведома «земли», а последняя, в свою очередь, была в состоянии ощутимо влиять на процесс принятия решений. Третья точка зрения предполагает определенную эволюцию земских соборов от примитивного уровня к более развитому, допускающему возможность сравнения с парламентами.

Социальный состав земских соборов не был постоянным и в разное время менялся как в сторону расширения представительства, так и в сторону его сужения. В работах, касающихся истории соборов, идут споры о том, что считать настоящим или «полным» собором. 

Обычно под земским собором понимают совместное собрание боярской Думы, «освященного собора» (собрания высшего духовенства) и представителей сословий (чаще всего дворянства, периодически - посадского населения: горожан, жителей посада из торгово-промышленной части города). В исключительных случаях собор включал черносошных крестьян и казаков. Часто могли приглашаться представители не всех сословий, а одного, к которому принимаемое решение имеет отношение. 

До 1640-х гг. преобладала тенденция расширения состава. Если в 1566 г. на соборе присутствовали, помимо бояр и духовенства, дети боярские, служившие в Москве это, однако, не означает, что дворяне не были представлены как сословие в целом. «Государев Двор» в XVI в. формировался за счет представителей дворянства из разных уездов. Дети боярские, которые несли службу в Москве, сохраняли связи со своими уездами, поэтому власти рассматривали служащих по московскому списку как представителей уездного дворянства. 

С начала XVII в. ситуация изменилась. При смене династий новые монархи (Борис Годунов, Василий Шуйский, Михаил Романов) нуждались в признании своего царского титула со стороны населения, что сделало сословное представительство более необходимым. Это обстоятельство способствовало некоторому расширению социального состава «выборных». В том же столетии изменился принцип формирования «Государева Двора», и дворяне стали избираться от уездов. 

Деление на три элемента: Боярская Дума, Освященный собор и сословия - является поздним «изобретением», созданным историками для удобства анализа ситуации. Современники делили группы представителей иначе. 

В частности, в своем исследовании, по священном земским соборам, Л.В. Черепнин писал: «В 1566 г. участники собора были разбиты на восемь групп, по которым и шел опрос: архиепископы, епископы, игумены, архимандриты, старцы, келари; бояре, окольничие, казначеи, думные дьяки, печатник; дворяне первой статьи; дворяне и дети боярские второй статьи; особо выделены: луцкие помещики; торопецкие помещики; дьяки и приказные люди; гости и купцы (москвичи и смольняне)».

В Утвержденной грамоте 1598 г. об избрании Бориса Годунова нет разбивки членов собора по группам. Дается сплошной перечень «чинов» в порядке ступеней иерархической лестницы. 

Общая сословная схема остается и здесь, но появляются новые наименования служилых «чинов»: стольники, стряпчие, жильцы, выбор из городов. Названы также стрелецкие головы, дворцовые ключники, бараши. 

Номенклатура городского населения дана более дифференцированно: вместо упоминания «гостей и торговых людей» - ссылки на гостей, гостиную, суконную, черные сотни». С некоторыми изменениями такая картина сохранилась и в дальнейшем. На разных этапах истории земских соборов действовали разные принципы их формирования. 

Практически все соборы XVI в., как было сказано выше, состояли из «приглашенных» представителей. Приглашались дети боярские, служившие в Москве, представители крупного купечества и, в исключительных случаях, жители территорий, которых касались принимаемые решения. Таким образом, первоначально речь шла не о делегировании полномочий депутатам от избирателей, а о доверии власти участникам соборов. По мнению исследователей, представители сословий в этом случае являлись «агентами правительства», выполнявшими совещательную функцию, сам земский собор был «парламентом чиновников».

В начале XVII в., в период Смуты, складывается система выборов. При рассмотрении сложных вопросов Боярская Дума с согласия государя могла принять решение о созыве земского собора, после чего по уездным городам на имя воевод рассылались «призывные грамоты», обязывавшие их провести выборы и указывавшие, по каким нормам и от каких сословий должны быть представлены «выборные». Нормы в отдельных землях и в каждом конкретном случае могли отличаться. Часто грамоты нескольким воеводам присылались в один город, и местный воевода должен был разослать грамоты соседям.

Этот механизм облегчал работу приказам в Москве, но замедлял процесс выборов в городах и уездах, так как через третьи руки грамоты могли приходить с серьезным опозданием. Воевода, получивший «призывную грамоту», приказывал оглашать ее на торговых площадях и отправлял пушкарей и затинщиков, обслуживавших крепостную артиллерию по поместьям, дабы известить о выборах дворян. В XVII в. правительство, по крайней мере иногда, выплачивало депутатам жалование. По челобитью последних оно могло повышаться.

Земские соборы в России не имели четкого определения функций, что отличало их от европейских парламентов. Собирались они только в исключительных, кризисных ситуациях и выполняли главным образом совещательную функцию, представляя мнение «земли». В период Смуты соборы, по крайней мере частично, взяли на себя распорядительную функцию. В частности, это созданный в 1611 г. в Нижнем Новгороде и переместившийся весной 1612 г. в Ярославль «совет всея земли». 

После окончания Смутного времени соборы вновь сохраняют совещательную функцию. Это, тем не менее, не означает, что сословия не влияли на принятие решений. Их воздействие было велико в 1613-1619 гг., при восстановлении страны на завершающем этапе Смутного времени; и в 1648-1649 гг., в ситуации волны городских восстаний, повлекших за собой, кроме всего прочего, создание Соборного Уложения. 

Четырьмя годами позднее при поддержке сословий правительство решилось объявить о приеме в российское подданство населения Украины. Если возможности сословного представительства в XVI-XVII вв. были очень ограничены, то сферы его деятельности оказываются более разнообразными. Один из наиболее важных вопросов - определение направления внешней политики и, в частности, вопросы войны и мира. 

Так, в 1566 г. Иван Грозный собрал сословия, чтобы выяснить мнение «земли» о продолжении Ливонской войны. Значение этого совещания оттеняется тем, что собор работал параллельно с русско-литовскими переговорами. Сословия (и дворяне, и горожане) поддержали царя в намерении продолжить военные действия.

Следующий собор, решавший такого рода вопросы, собирался в 1621 г. по поводу нарушения Речью Посполитой Деулинского перемирия 1618 г. В 1637, 1639, 1642 гг. сословные представительства собирались в связи с осложнением отношений России с Крымским ханством и Турцией, после захвата донскими казаками турецкой крепости Азов. 

На этих соборах решался вопрос о подготовке к войне, в ходе их высказывались рекомендации правительству относительно дальнейших политических действий. В 1651 и 1653 гг. соборы решали вопрос о характере взаимоотношений с Польшей в связи с созданием антироссийской коалиции на западных и южных границах и по вопросу о присоединении Украины к России. 

Не менее важным оказался финансовый вопрос. В 1614, 1616, 1617, 1618, 1632 гг. и позднее земские соборы определяли размеры дополнительных сборов с населения, решали вопрос о принципиальной возможности таких сборов. 

Соборы 1614-1618 гг. принимали решения о «пятинах» (сборе пятой части доходов) на содержание служилых людей. 

После этого по стране разъезжались «пятинщики» - чиновники, собиравшие подать, используя текст соборного «приговора» (решения) в качестве документа. Вопросы внутренней политики, в том числе проведения реформ, также решались при участии земских соборов. 

Первым из них оказался самый первый в истории России «собор примирения», собранный в 1549 г. Внешне он выглядел как взаимное примирение монарха и аристократии, монарха и общества в целом. Фактически этот собор определил внутреннюю политику Ивана Грозного и послужил началу реформ «Избранной Рады».

Земский собор 1619 г. решал вопросы, связанные с восстановлением страны после Смуты и определением направления внутренней политики в новой ситуации. Собор 1648 - 1649 гг., вызванный массовыми городскими восстаниями, решал вопросы взаимоотношений помещиков и крестьян, определил юридический статус поместий и вотчин, укрепил позиции само- державия и новой династии в России, повлиял на решение ряда других вопросов. На следующий год после принятия Соборного Уложения в очередной раз собор был созван для прекращения восстаний в Новгороде и Пскове, подавить которые силой не представлялось возможным, тем более что восставшие сохранили принципиальную лояльность монарху, то есть не отказывались признавать его власть. Последний «земский совет», касавшийся вопросов внутренней политики, был созван в 1681-1682 гг. Он был посвящен проведению очередных преобразований в России. Наиболее важным из результатов было «соборное деяние» об отмене местничества, давшее принципиальную возможность повысить эффективность административного аппарата в России.

Наиболее важным вопросом, к решению которого привлекались «выборные» на «советах» был вопрос о выборе царя. «Избирательные» соборы традиционно выделяются в особую категорию. Первый из них прошел в 1584 г., то есть вскоре после смерти Ивана Грозного. Это было связано с неспособностью наследника Федора Иоанновича заниматься государственными делами и отсутствием у него наследников. С пресечением династии роль земских соборов возросла. 

Борис Годунов, чтобы получить корону, должен был получить согласие сословий, тем более что его приход к власти происходил в ситуации острой политической борьбы. 

Его соперником выступил Федор Никитич Романов, отец будущего царя. Современники оставили противоречивую информацию о характере и законности избирательного собора. Тем не менее можно говорить о том, что Борис Годунов был действительно выбранным царем. Бесспорным примером избирательного собора служит, конечно, собор 1613 г. 

Он показателен и в плане точности информации о нем, и в плане наличия реального выбора. Как известно, кроме Михаила Романова, на царскую корону претендовали польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп, «воренок» Ивашка (сын Марины Мнишек, жены двух самозванцев), князья Д. Черкасский, Д. Трубецкой, Д. Пожарский (Рюрикович из удельных стародубских князей), И. Голицын и другие. 

Новая династия на протяжении нескольких десятилетий не могла быть уверена в твердости своих позиций и на первых порах нуждалась в формальном согласии сословий. Как следствие этого в 1645 г., после смерти Михаила Романова, был созван очередной «избирательный» собор, утвердивший на троне его сына Алексея. 

Весной 1682 г. прошли два последних в истории России «избирательных» земских собора. На первом из них, 27 апреля, избрали царем Петра Алексеевича. На втором, 26 мая, царями стали оба младших сына Алексея Михайловича, Иван и Петр. 

С этого момента выборы царей, действительные или фиктивные, прекращаются, хотя идея возродилась ненадолго в 1720-х гг., после смерти Петра I, не оставившего наследников. Но этой идее не суждено было воплотиться в жизнь. Смена монархов в XVIII веке производилась посредством дворцовых переворотов.

 

13. Соборное уложение 1649 г. - источники, структура. Правовое положение вотчин и поместий.

Соборное Уложение составлялось наспех, кое-как и сохранило на себе следы этой спешности. Не погружаясь в изучение всего приказного материала, комиссия ограничивалась основными источниками, указанными ей в приговоре 16 июля 1648 года.

Источники Уложения отчасти были указаны законодателем при назначении редакционной комиссии, отчасти взяты самими редакторами. Этими источниками были:

1. Судебник царский и указные книги приказов; первый составляет один из источников X гл. Уложения – «о суде», которая, кроме того, по всей вероятности, черпала из указанных книг приказ. Указанные книги послужили источниками каждая для собственной главы Уложения. Целый ряд глав составлен по этим книгам с дословными или измененными выдержками. Например, две главы о поместьях и вотчинах составлены по книге Поместного приказа, глава «О холопье суде» - по книге приказа Холопьего суда, глава «О разбойниках и о тайных делах» - по книге Разбойного приказа.

2. Источники Уложения Греко - римские, взяты из Кормчей, а именно из Эклоги, Прохирона, новелл Юстиниана и правил Василия В.; из них более обильным источником стал Прохирон (для глав Уложения X, XVII и XXII); новеллы послужили источником 1 главы Уложения («О богохульниках»). Вообще же заимствования из Кормчей не многочисленны и фрагменты, иногда противоречат постановлениям, взятым из русских источников о том же самом предмете и включенным в то же Уложение. Многие черты жесткости уголовного права проникли в Уложение из Кормчей.

3. Важнейшим источником Уложения был Литовский статут - третий редакции (1588 г.). Заимствования из статута отменены (но далеко не все) на подлинном свитке Уложения. Путь для заимствований был облегчен тем, что уже раньше (как уже было сказано), приказные дьяки брали и переводили из статуса некоторые пригодные артикулы. 

Способ заимствования разнообразен: иногда заимствуется содержание статута буквально; иногда берется только система и порядок предметов; иногда заимствуется только предмет закона, а решение дается свое; большей частью Уложение дробит один артикул на несколько статей. Заимствования из статута иногда вводят в Уложение погрешности против системы, и даже разумности узаконений. 

Но вообще статут как памятник также русского права, весьма сходный с Русской Правдой, может быть признан почти местным источником Уложения. Несмотря на такое множество заимствований из чужих источников, Уложение есть не компиляция иноземного права, а кодекс вполне национальный, переработавший чужой материал по духу старомосковского права. Этим он совершенно отличается от переводных законов XVII в. В сохранившемся подлинном свитке Уложения встречаем неоднократные ссылки на этот источник. 

Составители Уложения, пользуясь этим кодексом, следовали ему, особенно при составлении первых глав, в расположении предметов, даже в порядке статей, в подборе казусов и отношений, требовавших законодательного определения, в постановке правовых вопросов. Но ответов искали всегда в своем туземном праве, брали формулы самых норм, правовых положений, но только общих тому и другому праву или безразличных, устраняя все ненужное или неродное праву и судебному порядку московскому, вообще перерабатывали все, что заимствовали. 

Таким образом. Статут послужил не столько юридическим источником Уложения, сколько кодификационным пособием для его составителей, давал им готовую программу. 

4) Что касается новых статей в Уложении, то их, вероятно, немного; надо думать, что комиссия (до собора) сама не составляла новых узаконений (кроме заимствований). На комиссию возложена была двоякая задача: во-первых, собрать, разобрать и переработать в цельный свод действующие законы, разновременные, несоглашенные, разбросанные по ведомствам, и потом нормировать случаи, не предусмотренные этими законами. Вторая задача была особенно трудна. Комиссия не могла ограничиться собственной юридической предусмотрительностью и своим правовым разумением, чтобы установить такие случаи и найти нормы для их определения. 

Необходимо было знать общественные нужды и отношения, изучить правовой разум народа, а также практику судебных и административных учреждений; по крайней мере, мы так посмотрели бы на такую задачу. 

В первом деле комиссии могли помочь своими указаниями выборные; для второго ей надобно было пересмотреть делопроизводство тогдашних канцелярий, чтобы найти прецеденты, «примерные случаи», как тогда говорили, чтобы видеть, как решали не предусмотренные законом вопросы областные правители, центральные приказы, сам государь с Боярской думой. 

Предстояла обширная работа, требовавшая долгих и долгих лет. Впрочем, до такого мечтательного предприятия дело не дошло: решили составить Уложение ускоренным ходом, по упрощенной программе.  Уложение разделено на 25 глав, содержащих в себе 967 статей. Уже к октябрю 1648 г., т. е. в два с половиной месяца, изготовлено было к докладу 12 первых глав, почти половина всего свода; их и начал с 3 октября слушать государь с думой. 

Остальные 13 глав были составлены, выслушаны и утверждены в думе к концу января 1649 г., когда закончилась деятельность комиссии и всего собора, Уложение было закончено в рукописи. Значит, этот довольно обширный свод составлен был всего в полгода с чем-нибудь. Чтобы объяснить такую быстроту законодательной работы, надобно припомнить, что Уложение составлялось среди тревожных вестей о мятежах, вспыхивавших вслед за июньским московским бунтом в Сольвычегодске, Козлове, Талицке, Устюге и других городах, и заканчивалось в январе 1649 г. под влиянием толков о готовившемся новом восстании в столице. 

Торопились покончить дело, чтобы соборные выборные поспешили разнести по своим городам рассказы о новом курсе московского правительства и об Уложении, обещавшем всем «ровную», справедливую расправу.

Структура и содержание Соборного Уложения. Уложение начинается предисловием, в котором утверждается, что оно составлено «по государеву указу общим советом, чтобы Московского государства всяких чинов людям, от большего и до меньшего чину, суд и расправа был во всяких делах всем ровна земского великого царственного дела». 3 октября 1649 г, царь вместе с Думой и духовенством слушал Уложение, выборным людям оно было «чтено». Со списка Уложения был «список в книгу, слово во слово, и с тое книги напечатана сия книга».

Итак, Соборное уложение состояло из 25 глав, включавших в себя 967 статей. В этом большом по объему памятнике феодального права были систематизированы на более высоком уровне юридической техники правовые нормы, действовавшие ранее. Кроме того, имелись и новые правовые нормы, появившиеся главным образом под давлением дворянства и чернотяглых посадов. Для удобства главам предшествует подробное оглавление, указывающее содержание глав и статей. Система довольно беспорядочная, усвоенная Уложением, в 1-й части кодекса копирует систему статуса. Первая глава Уложения («о богохульниках и церковных мятежниках») рассматривает дела о преступлениях против церкви (9 статей), в которых наказывается смертью «хула» против бога и против богородицы тюремным же заключением - бесчинное поведение в церкви. Глава вторая («о государской чести и как его государское здоровье оберегать», 22 статьи) говорит о преступлениях против царя и его властей, называя их «изменой». К ней примыкает глава третья («о государева дворе, чтоб на государевом дворе ни от кого какова бесчинства и брани не было», 9 статей) со строгими наказаниями за ношение оружия на дворе и прочее. Глава пятая говорит о подделках документов и печатей (2 статьи) - «о денежных мастерах которые в ручную делали воровские деньги». В главе шестой (6 статей) сообщается «о проезжих грамотах в и иные государства». Близко связаны с ними по содержанию следующие главы: седьмая («о службе всяких ратных людей Московского государства», 32 статьи) и восьмая («о искуплении пленных», 7 статей). В девятой главе говорится «о мытах и о перевозех и о мостах» (20 статей). Собственно с десятой главы («о суде», 277 статей) начинаются наиболее важные постановления Уложения. К этой статье примыкает глава 11 («суд о крестьянех», 34 статьи), глава 12 («о суде патриарших приказных, и дворовых всяких людей, и крестьян», 3 статьи), глава 13 («о монастырском приказе», 7 статей), глава 14 («о крестном целовании», 10 статей), глава 15 «о вершеных делах», 5 статей).

Глава 16 («о поместных землях», 69 статей) объединена общей темой с главой 17 «о вотчинах" (55 статей). Глава 18 говорит «о печатных пошлинах» (71 статья). 19 глава носит название "о посадских людах» (40 статей). Глава 20 заключает «суд о холопах» (119 статей), глава 21 говорит «о разбойных и тайных делах (104 статьи), 22 глава заключает в себе «указ за какие вины кому чинити смертная казнь и за какие вины смертию не казнити, чинити наказние» (26 статей). Последние главы -23 («о стрельцах», 3 статьи), 24 («указ о атаманах и о казаках», 3 статьи), 25 («указ о корчмах», 21 статья)- очень кратки. Все главы Уложения могут быть разделены на пять групп:

1) 1-X составляют тогдашнее государственное право, здесь ограждается богопочтение (I), личность государя (II) и честь государева двора (III), воспрещается подделка государственных актов (IV), монеты и драгоценных вещей (V), что включено сюда потому, что поселку монеты статут считал преступлением против величества; здесь же паспортный устав (VI), устав военной службы и вместе с ним специальное военно-уголовное уложение (VII), законы о выкупе пленных (VIII) и, наконец, о мытах и путях сообщения (IX).

2)  Гл. X-XV содержат устав судоустройства и судопроизводства; здесь (в гл. X) изложено и обязательное право.

3)  Гл. XVI -XX - вещное право: вотчинное, поместное, тяглое (гл. XIX) и право на холопов (XX).

4)   Гл. ХХ-ХХП составляют уголовное уложение, хотя и во все прочие части Уложения вторгается уголовное право.

5) Гл. XXIII-XXV составляют добавочную часть. Принятие Соборного уложения 1649 г. - значительный шаг вперед по сравнению с предыдущим законодательством. В этом законе регулировались не отдельные группы общественных отношений, а все стороны общественно-политической жизни того времени. 

В связи с этим в Соборном уложении 1649 г. нашли отражение правовые нормы различных отраслей права. Система изложения этих норм, однако, была недостаточно четкой. Нормы разных отраслей права часто объединялись в одной и той же главе. Соборное Уложение 1649 г. во многих отношениях отличается от предшествующих ему законодательных памятников. Судебники XV-XVI вв. представляли собой свод постановлений преимущественно процедурного, процессуального свойства.

Уложение 1469 г. значительно превосходит предшествующие памятники русского права, прежде всего своим содержанием, широтой охвата различных сторон действительности того времени экономики, форм землевладения, классовосословного строя, положения зависимых и независимых слоев населения, государственно-политического строя, судопроизводства, материального, процессуального и уголовного прав.

Второе отличие структурное. В Уложении дана довольно определенная систематика норм права по предметам, которые расположены таким образом, что легко могут быть объединены по разновидностям права государственное военное, правовое положение отдельных категорий населения, поместное и вотчинное, судопроизводство, гражданские правонарушения и уголовные преступления. Третье отличие, как прямое следствие первых двух, состоит в неизмеримо большом объеме Уложения в сравнении с другими памятниками. Наконец, Уложению принадлежит особая роль в развитии русского права вообще. И Русская Правда, и судебники прекратили свое существование, сказав на Уложение в сравнении с другими его источниками (например, указными книгами приказов) довольно скромное влияние, Уложение же как действующий кодекс, хотя и дополняемое многими новыми установлениями, просуществовало свыше двухсот лет.

Соборное Уложение детально регламентировало правовое положение вотчин и поместий, законодательно закрепило пути их сближения, разрешило обмен вотчин на поместья, продажу поместий и вотчин, расширило принципы института наследования.

Особое внимание законодатели уделили проблеме вотчинного землевладения. Были законодательно закреплены: усложнённый порядок отчуждения и наследственный характер вотчинной собственности.

В этот период существует 3 вида феодального землевладения: собственность государя, вотчинное землевладение и поместье. Вотчина - условное землевладение, но они могли передаваться по наследству. Так как феодальное законодательство стояло на стороне собственников земли (феодалов), а также государство было заинтересовано в том, чтобы количество родовых вотчин не уменьшалось, предусматривалось право выкупа проданных родовых вотчинных земель. Поместья давались за службу, размер поместья определялся служебным положением лица. Поместьем феодал мог пользоваться только во время службы, передать по наследству его было нельзя. Различие в правовом положении между вотчинами и поместьями постепенно стиралось. Хотя поместье не передавалось по наследству, его мог получить сын, если он нес службу. Соборное Уложение установило, что, если помещик покинул службу по старости или болезни, его жена и малолетние дети могли получить часть поместья на «прожиток». Соборное Уложение 1649 г. разрешило производить обмен поместий на вотчины. Подобные сделки считались действительными при следующих условиях: стороны, заключая между собой меновую запись, обязывались эту запись представить в Поместный приказ с челобитной на имя царя.

 

14. Соборное уложение 1649 г. Преступления и наказания.

Соборное Уложение 1649 года вобрало в себя многие традиции, выработанные законодателем и судебной практикой в сфере уголовного права в течение предшествующего времени – XV-XVI веков. Оно стало итогом развития главных тенденций уголовного права данного периода.

 Впервые термины “преступление” и “вина” появились в юридических текстах в конце XVI века. Однако критерием, которым определяется уголовно-правовой характер деяния, была не столько злая воля преступника, сколько степень нарушения общественного интереса.

Преступления против религии и Церкви. Хотя Московское государство приняло в значительной степени теократический характер, но по сравнению его с современными католическими и протестантскими государствами, отличается меньшим вмешательством в дело веры. По крайней мере, преступления против веры, совсем не упоминаемые в Судебниках, отмечаются лишь в Уложении царя Алексея Михайловича с осторожной краткостью.

Богохульство. Квалификацией состава этого преступления рассматривается не только как оскорблением словом Бога, но главным образом как неверие, отрицание его существования, что считалось посягательством на основы христианского вероучения. Так же воспрещалась хула на христианскую святыню: Христа, Святую Богородицу, святой крест и святых. Виновные наказывались смертной казнью через сожжение.

Совращение (именно в мусульманскую веру – обрезание) из православия, “насильством” или по согласию – “обманом” безразлично ведет совратителя к смертной казни через сожжение. Закон умалчивает о совращение в другие нехристианские религии (буддизм, иудейство), конечно, потому что не предвидел практической возможности подобных случаев; но о совращении в другие христианские вероисповедания он мог умолчать намеренно; между тем практика распространяла применение этой статьи и на последний род деяний. Вероотступничество не подлежит уголовному суду государства, совращенный отдается на суд церкви.

Насильственное обращение в православие не предусматривается в кодексах, но определяется в наказах воеводам (Астраханским 1628 г.).

Чародейство, которое особенно приковывало внимание в 1-ом периоде (в церковных уставах и практике), теперь не так не интересовало государство; впрочем, постановления Стоглава об этом были выделены особым указом: “… к волхвам бы и к чародеям и к звездочетцам волхвовати не ходили”, под неопределенной угрозой великой царской опалы и ответственности перед духовным судом (указ 1552 года). Это постановление не принято в Уложении 1649 года. По мере удаления от времен язычества, ослабляется внимание к преступлениям подобного рода; в Московскую эпоху практика фиксирует незначительное количество случаев уголовного преследования волшебства сравнительно с современной практикой в Западной Европе. Это объясняется тем, что ослабление языческих верований, мысль о волшебстве направляется на успехи научных знаний и изобретений, которых у нас в то время вовсе не было.

Ереси и расколы так же не входят в круг предметов уголовного законодательства (в Уложении); но практика с XV века заинтересована ими гораздо больше ереси стригольников и жидовствующих, подрывавших глубокие основы христианства. Церковная власть (Геннадий Новгородский и Иосиф Волоцкий) обвиняла светскую в прослаблении еретикам и указывала на пример испанской инквизиции; но Иоанн III был осторожен и долго не вмешивался в вопросы совести, пока собор 1504 года не вынудил его прибегнуть к казням (сожжению, урезанию языка, заточению). Последующие преследования еретиков (мнимых и действительных) объясняются иногда сторонними мотивами (заточение Максима Грека при Василии Иоанновиче). Самое активное участие светская власть принимает в деле раскола XVII века, очевидно по его связи с вопросами государственного характера.

Нарушение церковной литургии во время службы наказывалось смертью; это не только преступление против церковного благочиния, но и проявление неверующего фанатизма.

Кража церковного имущества наказывалась смертью, и имение вора отдавалось церкви (“А церковных татей казнить смертью же безо всякого милосердия, а животы их отдавати в церковныя татьбы“).

Государственные преступления. Что касается политических преступлений, то в судебниках отмечаются только два вида: крамола (верховная измена, хотя крамольниками называются иногда и ябедники, см. указ от 9 октября 1582 года) и земская измена (в форме сдачи города неприятелю: Судебник 1497 г., статья 9; Судебник 1550 г. статья 61). В тоже время практика, особенно в эпоху Ивана IV, знала и карала все виды деяний этого рода. Царствования Ивана Грозного и Бориса Годунова представляли самую плодородную почву для практического развития учения о политических преступлениях. Злой умысел на царя, на государство, измена, порицание царских намерений, выезд за границу для измены, подстрекательство к бунтам и смутам, - все это считалось государственной изменой и наказывалось смертной казнью. Неопределенность определения государственной измены имело серьезные последствия: самый небольшой проступок мог быть отнесен к категории государственных преступлений и влек за собой смертную казнь.

Преступления против порядка управления. Появление группы преступлений против порядка управления связано с общими процессами государственной централизации. Бунт против административных властей сравнен с верховной изменой, в частности к этому разряду отнесены нарушения карантинных постановлений и устава о проезжих грамотах (Уложение VI. 4). 

Но законодательство больше интересовалось преступлениями против финансовых прав государства. Известное еще церковному законодательству корчемство запрещалось Стоглавом, а Соборное Уложение предусматривало уголовную ответственность не только незаконных изготовителей и продавцов вина, но и для его потребителей (“питухов”). Наказание постепенно ужесточается, в случае повтора преступления, и так до 4-х раз (когда, наконец, следовала ссылка в дальние города и конфискация имущества). В XVII веке, с запрещением ввоза некоторых товаров (“заповедных”), появляется понятие контрабанды; так запрещено было вывозить за рубеж соль, лен, сало и др. под угрозой смертной казни (Указ 1662 г. и 1681 г.) .

Одним из наиболее серьезных правонарушений было фальшивомонетчество – деяние, направленное против денежной монополии государства. Памятники 1-го периода не знают такого преступления, так как орудиями обращения были металлы по весу, осуществлялся лишь особый надзор государства за частными производителями денег, которые подвергались наказанию только за выпуск монет ниже установленной пробы. Исключительное производство монеты государством устанавливается лишь в XVI веке, и с этого же времени начинается практическое преследование о подделке монеты: при великом князе Василии Иоанновиче (1533 г.). К подобному роду преступлений относятся: выделка монеты, равной по качеству с казенной, частными лицами; посеребрение медной монеты для обмана и, наконец, выделка монеты низшего качества. Во-первых, закон 1661 года различает между преступниками главных виновников, именно подделывателей, доставителей металла, сбытчиков и пристанодержателей, и, во-вторых, пособников и покушавшихся. Первых он карает усечением левой руки, вторых – отсечением двух пальцев на той же руке. В последствии эти казни заменялись: в 1663 г. ссылкой в Сибирь и членовредительным наказанием высшей степени, то есть отсечением руки и обеих ног для главных виновников (Указ 1672 года).

Подделка документов, печатей и подписей наказывалась смертью (гл. IV ст.1. "Будет кто грамоту от государя напишет сам себе воровски, или в подлинной государевой грамоте и в иных каких приказных письмах что приправит своим вымыслом мимо государева указу и боярского приговору, или думных приказных людей и подъячески руки подпишет, или зделает у себя печать такову, какова государева печать, и такова за такия вины по сыску казнити смертью")  . Нарушение клятвы подвергалось кнуту, "поторгам по три дни", годичному тюремному заключению, и лишению чести.

Самоуправство строго запрещалось ("А будет кто у кого и насильсвом землю хлебом посеет, и ему земли искати судом, а собою не управлятися, и хлеба с поля без указу не свозити, и животиною не толочити и не травити").

Должностные преступления. В эпоху кормления не было такой необходимости для образования понятия об этих преступлениях; “обида”, причиняемая наместниками, могла возбудить лишь частный иск первых против последних. Однако преступления этого рода проникают в законодательство уже в эпоху судебников. Среди них на первом месте стояло лихоимство. Лихоимец (человек, нарушивший установленный порядок судопроизводства) из Думских людей (заседавшие в Боярской думе, к "думским чинам" принадлежали бояре, окольные и думные дворяне) подвергались лишению чести и денежной пени; лихоимец не из думных людей, наказывались телесно, кнутом .

Независимо от лихоимства складывается понятие о следующих преступлениях: умышленное неправосудие вследствие мести или дружбы (Судебник 1497 г., статья 1); отказ в правосудии (Судебник 1550 г., статья 7). Соборное Уложение дополняло эту группу статьями о волоките, нарушении порядка судопроизводства и использовании труда подсудимых в хозяйстве судьи.

Посул (плата судье или правителю от заинтересованных лиц) был сначала дозволен. Нормирование размеров посулов превращало излишки в предмет лихоимства, и посул превращался во взятку. Запрет взимания тайных посулов содержался в Псковской судной грамоте. Судебник 1550 года связывал с получением посула вынесение не правосудного решения судом, за что предусматривалось уголовное наказание. Нарушителя подвергали телесному наказанию, навязывая ему при этом на шею кошелек или соленую рыбу, то есть ту вещь, которая является взяткой.

К преступлениям против правосудия относится: подача ложной жалобы на должностное лицо, побег от судебного пристава, сопротивление при изъятии поличного, неявка ответчика в суд.

Что касается злоупотреблений администрации, то наказуемость их определена лишь в Уложении (гл. X ст.150): если “приказные люди учнут … людям чинить продажи и убытки”, то следует денежное удовлетворение истцов и пеня.

 Воинские преступления. К группе воинских преступлений относились: самовольное оставление службы (часто – посул), “наезды”, потравы посевов ратными людьми, насилие по отношению к мирному населению, кража оружия, уклонение от воинских смотров и т. д. Соборное Уложение впервые ввело понятие “дезертирство” и положило начало систематизации воинских преступлений. Особыми субъектами в этой группе преступлений были сборщики и “окладчики”, то есть лица ответственные за проведение мобилизации. Тяжесть наказаний за воинские преступления усугублялась в обстановке боевых действий.

Преступления против личности. Преступления против личности включали большую группу составов, среди которых были убийство, нанесение телесных повреждений, побои и оскорбления. Права всех частных лиц пользуются равной защитой уголовного закона. Различие тяжести взысканий общественному состоянию потерпевших удерживалось только в преступлениях против чести, здоровья. Личное право холопов и крестьян (прикрепленных) признано самостоятельным объектом преступления (некоторые ограничения равенства уголовной защиты, отмеченные в первом периоде, теперь исчезают): сам господин не может убить своего холопа даже в том случае, если холоп попадется в разбое (Уложение XXII.79). Убийство чужих крестьян наказывается независимо от частного вознаграждения (Уложение XXI.71).

Преступления против жизни мало-помалу отделяются от имущественных преступлений, а именно убийство от разбоя; в судебниках душегубство и разбой являлись самостоятельными и раздельными преступлениями: “а на кого доведут татьбу или душегубство, или иное какое лихое дело, оприч разбоя” (Судебник 1550г.,60).

В Уложении появляется определение квалифицированных видов убийства; лишение жизни может быть более или менее тяжким преступлением, смотря в каких отношениях, состоял убийца и жертва. Из отношений родства и служебной зависимости римское право создало понятие “parricidium”,что через немецкое право перешло в литовский статут, а оттуда в Уложение 1649 г., но по литовскому статуту, из этих отношений возникают более тяжкие виды убийства; по Уложению же, семейные отношения убийцы и жертвы могут быть причиной и уменьшения наказания за убийство.Убийство господина слугой еще в Судебниках отмечается, как тягчайшее деяние, наравне с государственной изменой; по Уложению даже покушение на такое убийство наказывается отсечением руки (гл. XXII ст. 8-9). 

Из этого видно, что ужесточение и смягчение тяжести одного и того же преступления основано не на субъективных мотивах, а на стремлении закона поддержать установленный гражданский порядок (родительскую власть, власть мужа и власть господина. Убийство совершенное неумышленно, нечаянно и при самообороне не считалось преступлением и не наказывалось. Преступления против здоровья. 

В Русской Правде разряд преступлений против здоровья колебался между преступлениями против жизни (причинение увечья) и преступлениями против чести (легкие побои). В московском праве нанесение увечья вполне выделяется из разряда преступлений против жизни, но зато в Судебнике 1550 г. (статья 26) смешивается с преступлением против чести (“смотря по человеку и по увечью”). 

Очевидно, что сохраняется еще остаток древнего взгляда на увечье, как на умаление прав. Уложение сформулировало особый состав, называя его “мучительное поругательство” (носа, уха, ноги, руки, выкалывание глаза), за которое кроме штрафа полагалось нанесение аналогичного увечья (“принцип талиона”).

Преступления против нравственности в светских законодательных памятниках Московского периода открывается довольно верный взгляд на преступления этого рода, наказуемой безнравственностью признана общественная, именно: в эпоху судебников – азартная игра и общественный разврат (содержание притонов), в Уложении запрещается сводничество (ст. XXII, гл.25), но косвенно и блуд. Еще в уставных грамотах запрещалось скоморошество, как из целей охраны нравственности, так и из соблюдения полицейского порядка. В законах, подтверждающих церковные постановления, круг запрещенных деяний этого рода на божбу, брань “непотребными” словами (Указ 1552 года). Запрещалось табакокурение под угрозой кнута, урезания ноздрей и ссылки (Уложение гл. XXV, статьи 11 и 16).

Оскорбление женщины признавалось квалифицированным (тягчайшим) видом преступлений против чести: за оскорбление жены взыскивался штраф вдвое против оклада мужа; за оскорбление дочери-девицы – вчетверо (тогда как за оскорбление несовершеннолетнего сына – только в половину). Первоначально из оскорбления не выделялась клевета, как особый вид, причина этого в том, что понятие клеветы входило в понятие “ябедничества”, важным считалось не обвинение кого-либо в противозаконных и постыдных деяниях перед обществом, а лживое обвинение перед судебной властью. В Уложении понятие клеветы существует, но только как квалифицированный вид бесчестья, при чем “безчестье” (штраф) взыскивалось двойное. К составу этого преступления относился не только упрек в постыдных действиях самого оскорбляемого, но и упрек в незаконности происхождения, в развратной жизни жены и т.д.

Имущественные преступления. В имущественных преступлениях Соборное Уложение 1649 года обращает особое внимание, на похищения разделяя их на разбой (совершаемый в виде промысла), татьбу (кражу) и мошенничество (хищение, связанное с обманом, но без насилия). Татьба была простая и квалифицированная (церковная, на службе, конокрадство, совершенная в государственном дворе, кража овощей из огорода и рыбы из садка). 

За первый разбой виновный лишался правого уха, сажался на три года в тюрьму и потом ссылался на Украину. За второй разбой он лишался жизни (гл. XXI ст. 17. " А будет разбойника поймают на разборе другие, и его потому же пытать в и(ы)ных разбоях. Да будет он повинится только в дву разбоях, а убийства хотя и не учинил, и его за другой разбой казнити смертию, а животы его отдать в выть исцом."). 

За первую татьбу виновный подвергался наказанию кнутом и лишению левого уха, двухгодичной тюрьме и ссылке на Украину; во второй раз он наказывался кнутом, лишался правого уха, сажался в тюрьму на четыре года и потом ссылался на Украину; третья татьба всегда наказывалась смертью. 

Мошенничество считалось наравне с первой татьбой и также наказывалось: "Да и мошенником чинить тот же указ, что указано чинить татем за первую татьбу"  .

Уничтожение, порча чужого имущества наказывались не менее жестокими наказаниями. Поджигатель подвергался огню (гл. II ст. 4 "А будет кто умышлением и изменою город зажжет, или после того зажигальщик изыман будет, и сыщется про то его воровство допряма, и его самого зажечь безо всякого милосердия "). Убытки от пожара выплачивались виновником (гл. X ст. 224. " А будет кто учнет жечь на нивах своих жечь солому, или на лугах траву, и в то время огонь разгорится, и пожжет чужие нивы и огороды, и в том на него будут челобитчики, и про то сыскати. Да будет по сыску объявится, что он учинил то хитростью, пустил огонь по ветру, и чужие инвы и огороды не отнял своею леностью, а отняти было мощно, и на нем исцам убытки их велеть доправит по сыску "), но не умышленный пожар не влек за собой никаких взысканий. Завладение чужим имуществом наказывалось кнутом, недельною тюрьмой и пенею. Беглые наказывались тем, что возвращались во владение их хозяина.

Принципы, цели и система наказаний. Цели наказания по Соборному Уложению различны. Во-первых, не чужды цели, которыми руководствовалась власть времен Русской Правды - это возмездие и имущественные выгоды. Принцип наказания, который присущ Уложению 1649 г. с большою основательностью есть возмездие, внешнее или материальное, т.е. воспроизведения в состав наказания состава преступления, или лишение преступника того блага, которого он лишил другого. 

Принцип материального соответствия наказанию преступления можно видеть в казни сожжением за поджог, в залитии горла расплавленным металлом за фальшивомонетчество. 

Тот же принцип материального возмездия появляется в направлении казни на тот орган, которым совершается преступление: за кражу - отсечение руки, за лжепресягу - урезание языка. 

Именно этим началом внешнего возмездия объясняется в некоторых случаях явное нарушение внутреннего соответствия между тяжестью преступления и тяжестью наказания. Но принцип материального возмездия не может считаться не только единственным, но и главным принципом.

Вторая цель наказания, унаследованная из Русской Правды это имущественные выгоды. Сюда нужно отнести только те виды наказания, которые избраны и установлены по имущественным соображениям, т.е. пеня, конфискация, ссылка.

Этими двумя древнейшими целями отнюдь не исчерпываются карательные задачи: напротив, уголовное право по Соборному Уложению отличается от уголовного права Русской Правды и судебных грамот именно новыми карательными задачами чисто государственного характера. Эти задачи состоят в защите общества от преступников и преступлений. Такая обширная задача может быть осуществлена различными способами. А именно: Существует мнение, что основной целью наказаний по Соборному Уложению должно быть признанно истребление преступников; но согласиться с этим можно было бы лишь тогда, когда бы за всякое преступление полагалась лишь смертная казнь, или вечное изгнание и заключение, однако мы видим, что было и много других разнообразных видов наказания, которые отнюдь не вели к указанной цели.

Для системы наказаний были характерны следующие признаки:

1. Индивидуализация наказания. Жена и дети преступника не отвечали за совершенное им деяние. Однако пережитки архаической системы наказаний были еще живы и выразились в сохранении института ответственности третьих лиц: помещик, убивший чужого крестьянина, должен был передать понесшему ущерб помещику другого крестьянина; сохранялась процедура "правежа", в значительной мере поручительство походило на ответственность поручителя за действия правонарушителя (за которого он поручался).

2. Сословный характер наказания. Он выражался в том, что за одни и те же преступления разные субъекты несли разную ответственность (так, за аналогичное деяние боярин наказывался лишением чести, а простолюдин кнутом, гл.Х).

3. Неопределенность в установлении наказания. Этот признак был связан с целью наказания - устрашением. В приговоре мог быть указан не сам вид наказания, и использовались такие формулировки: "как государь укажет", "по вине" или "наказать жестоко". Если даже вид наказания был определен, неясным оставался способ его исполнения ("наказать смертью") или мера (срок) наказания (бросить "в тюрьму до государева укай"). Принцип неопределенности дополнялся принципом множественности наказаний. За одно и то же преступление могло быть установлено сразу несколько наказаний: битье кнутом, урезание языка, ссылка, конфискация имущества. За кражу наказания устанавливались по нарастающей: за первую кражу - битье кнутом и урезание уха, два года тюрьмы и ссылка; за вторую - битье кнутом, урезание уха, четыре года тюрьмы: за третью - смертная казнь. Неопределенность в установлении наказания создавала дополнительное психологическое воздействие на преступника. Публичность казней имела социально-психологическое назначение.

Система наказания в Уложении весьма жестока: часто встречаются различного вида смертные казни, изувечия и телесные наказания. Московское право не дает общей схемы наказаний.

1) Личные наказания всех разрядов (направленные против свободы, жизни, здоровья и чести лица) были известны в московскую эпоху. Их нормальное развитие шло следующим путем:

- Изгнание имеет такое же значение, как и в земскую эпоху, то есть изгнание с той же земли, где жил преступник. Но в XVI в. в замен его приходит ссылка. В Уложении это наказание применяется лишь несколько раз за кражу и разбой (гл. XXI ст. 9-10), за самовольный переход из городского состояния в крестьян или холопов (гл. XIX ст. 13), за корчемство или употребление табака (гл. XXV ст. 3,17), за невнесение судебного дела в книги из корыстной цели (гл. X ст. 129). После Уложение применяет ссылки за непредумышленное убийство (1657г.), за ябедничество (1660 г.), за разбой при отсутствии собственного сознания и прочее. Таким образом, лишь во второй половине XVII в. ссылка становится одним из самых употребляемых видов наказания; в особенности было важно применение ссылки к раскольникам (1685г.), что привело к колонизации Сибири. Ссылаемые лишь в особых случаях заключались на месте ссылки в тюрьму. Место ссылки в законе не определялось. Несамостоятельность этого вида и недостатки организации заставляли обращаться к другим видам наказаний.

Разновидностью ссылки, применяемой к представителям аристократической верхушки, была опала: в начале XVI в. несколько сотен знатных родов подверглись опале по указу великого князя.

- Бесчестящие наказания впервые появились в Соборном Уложении, начиная с самых мягких (выговор в присутствии понятых) и кончая выдачей головой. Сюда входило отнятие чести, то есть лишение званий или понижение в чине (например, перевод из бояр в дворяне). Исполняемое наказание регистрировалось в Разрядной книге.

Тюремные сидельцы кормились либо за счет родственников, либо на подаяние, получаемое ими во время прохода под стражей по городу. Собранное подаяние делилось между всеми заключенными.

- Членовредительные наказания. Имеют двоякое значение: полицейское – для того, чтобы поставить преступнику метку (“улику”) его злодеяния, и чисто карательное. К первой категории относятся: урезание уха (за татьбу) и мошенничество в 1-й и 2-й раз, а за разбой в 1-й раз: Уложение XXI. 9, 10, 15, 16, 90; за непредумышленное убийство – клеймение (пятнание), известное уже с XVI в. Увечащие наказания второй категории являлись уменьшенной формой смертной казни. Применяются к тем же преступлениям, какие бы привели к смертной казни при обстоятельствах, увеличивающих вину. Членовредительные наказания, часто основанные на принципе талиона, включали отсечение руки (за кражу, должностной подлог, покушение на господина), урезание ушей, ноздрей и носов (за повторную татьбу, продажу табака), языка (за ложную присягу). Виновных в убийстве родителей разрывали клещами.

- Болезненные наказания развились под влиянием татарщины. Их виды: батоги, наказание прутьями толщиной в палец и кнут. Под торговым наказанием понимается наказание преступника кнутом публично. По своему свойству она была простая или нещадная, производилась на торгах, у приказа при многих свидетелях. Все сословия подвергались торговой казни и телесному наказанию. 

Битье кнутом могло длиться до трех дней, число ударов оставалось на усмотрение судьи. Этот вид наказания сохранился до середины XIX в. На практике обычно наносили 30-50 ударов, часто это наказание приводило к смерти. Иногда в приговоре прямо предписывалось: “забить до смерти”. Битье батогом также бывало “простым” или “нещадным”. 

Эта процедура называлась “правеж” и первоначально являлась средством принуждения к исполнению судебного решения по имущественным искам. Длительность “правежа” завесили от искомой суммы долга (обычно за 100 рублей на правеж стояли месяц). На правеж ставился ответчик, либо его поручитель, либо зависимые от ответчика люди (крестьяне и холопы). 

Болезненные наказания явились первоначально, как альтернатива продажи (в случае несостоятельности) и уже потом получили самостоятельное значение. Они применяются ко всем преступлениям в сочетании с другими наказаниями (тюрьма, ссылка, изгнание).

- Смертная казнь. По Псковской Судной грамоте смертная казнь (без указания вида) назначалась за пять составов преступлений, по судебникам - в двенадцати случаях, по Уложению – в тридцати шести (но за счет расширения “жестоких и нещадных” наказаний – фактически в шестидесяти случаях). Она полагается за: богохульство и совращение в иную веру, все политические преступления и участие в них, составление фальшивых актов, фальшивомонетчество, умышленное убийство, неумышленное убийство в некоторых случаях (на государевом дворе, в походе, в присутствии суда), изнасилование, поджог. Вместе с тем, усложнились ее формы, из которых не все определены законом, но многие практикуются. Уже в первой половине XVI в. в приговорах судов упоминается о таком виде казни, как залитие горла расплавленным металлом (фальшивомонетчикам). Уложение установило для женщин-мужеубийц особый вид казни – закапывание живой по горло в землю (обычно смерть наступала через два-три дня). “Лихие люди” подвергались казни независимо от состава совершенного ими преступления.

Приговоренный к смерти преступник сажался в особую избу на шесть недель для покаяния и потом подвергался казни. Приговоренный к смерти не имел права доноса; ему ни в чем не верили . Беременная женщина не наказывалась и содержалась под стражей в тюрьме до рождения ребенка.

Необходимо отметить, что исполнители казней выбирались из вольных людей, содержались они; но тюрьмы строились и содержались на общественный счет.

2) Имущественные наказания были следующих видов: продажа, пеня, конфискация.

- Посягавшие на имущество, честь и здоровье частных лиц наказывались по уложению штрафом. Штрафы разных размеров и видов применялись Русской Правдой. Там они были компенсационной (за ущерб) мерой, а с XIV в. стали средством для искупления вины. Убытки истца возмещались из имущества преступника (татя, разбойника и их соучастников). Характерно, что сумма иска определялась самими разбойниками на пытке; как минимум она составляла четверть предъявленного иска. Русская Правда говорит о “продаже” как о штрафе за преступление, поступившем в казну или суд. Размер продажи определялся судом.

Размеры платы за бесчестье были дифференцированы: было бесчестье простое, двойное и тройное. К этому добавлялась сложная шкала штрафных санкций за каждый вид телесного повреждения.

- Пеня, прежде означавшая то же, что и древняя продажа, делается самостоятельным видом наказания по уничтожению продажи и применяется главным образом к преступлениям против порядка государственного управления. Одинаковое значение с пенею имеет заповедь, то есть денежный штраф за проступки против полицейских распоряжений правительства (Уложение XX. 1-2). Другой вид заповеди – это добавочное денежное наказание за общие преступления.

- Конфискация – наиболее тяжелое имущественное наказание (“разграбление” по Русской Правде). В XIV в. Эта мера стала применяться к имуществу “отъехавших” от великого князя бояр, в XVI в. она стала называться “великим разорением”. Судебники ввели конфискацию в качестве дополнительного наказания для “лихих людей” и за злоупотребления по должности. Порядок конфискации регламентирован в Соборном Уложении: конфискации подвергалось как движимое, так и недвижимое имущество, имущество жены политического преступника и его взрослого сына. Все поступало в государственную казну (судебники предусматривали передачу части конфискованного имущества судьям).

Соборное Уложение предусматривало конфискацию в отношении обвиненных в разбое, укрывательстве разбойников, нарушении правил продажи табака, дезертирстве со службы.

 

15. Соборное уложение 1649 г. Судопроизводство.

Соборное уложение 1649 года — свод законов Русского государства, памятник русского права XVII века, первый в русской истории нормативно-правовой акт, охвативший все действующие правовые нормы, включая и так называемые «новоуказные» статьи (см. раздел «Развитие Уложения»).

Соборное уложение было принято на Земском соборе 1649 года и действовало вплоть до 1832 года, когда в рамках работы по кодификации законов Российской империи, проводимой под руководством М. М. Сперанского, был разработан Свод Законов Российской империи.

Соборное уложение состоит из 25 глав, регулирующих различные области жизни.

Соборное Уложение 1649 г. уделяло большое внимание вопросам судопроизводства, усиливая ответственность за преступления против суда (ст. 106 гл. 10, ст. 27 гл. 11, ст. 10 гл. 14). Оно предусматривало уголовную ответственность за незаконные действия, направленные против суда, за ложное обвинение судьи в неправильности ведения дела, лжеприсягу. Уложение регламентировало порядок работы судей в приказах и на местах, допускало отвод судей сторонами (ст.,3, 4 гл. 10) до судебного разбирательства.

Основанием для возбуждения гражданского дела служила исковая челобитная потерпевшей стороны (ст. 108 гл. 10). Для вызова сторон в суд из приказа выдавались зазывные грамоты. Устанавливался недельный срок для решения дел и взыскания иска (ст. 109-111 гл. 10). 

Важным элементом судебного доказательства была общая ссылка на одних свидетелей. Если ответчик не являлся в суд после третьей грамоты, то он проигрывал дело, а сумма сыска взыскивалась с него или с поручителя. Стороны могли помириться до судебного разбирательства, но от уплаты судебных пошлин не освобождались.

Судебное рассмотрение дела вершилось по ст. 10, 15, 21-24, 112, 121, 123 гл. 10. Под вершением понималось решение суда, т.е. приговор и его исполнение, а гл. 15 Уложения так и называлась « О вершенных делах».

В отличие от Судебника 1497 и Судебника 1550 гг. по Уложению 1649 г. государство полностью брало судебную инициативу в свои руки, установив две формы судебного процесса - состязательный я розыскной. Сыск применялся в основном по политическим преступлениям и когда преступления совершались «лихими людьми». Статья 49 гл. 21 предусматривала изменение подсудности в случае перехода дела от состязательного процесса к розыску.

Уложение 1649 г. ввело некоторые ограничения к показанию свидетелей: «нельзя свидетельствовать по слуху» (ст. 172 гл. 10), «нельзя свидетельствовать жене против мужа» (ст. 177 гл. 10). Ценность свидетельских показаний определялась в зависимости от социального положения свидетеля.

В делах о татьбе и разбое примирение сторон запрещалось законом и ст. 31 гл. 21 установила ответственность за примирение с татями и разбойниками. Вводился повальный обыск (ст. 162 гл. 10) и число опрашиваемых не ограничивалось. 

Результаты повального обыска оценивались по формальным признакам, т. е. по показаниям опрошенных людей и по принципу большинства, по его результаты разрешалось оспаривать. 

Ложные показания и отказ от показаний наказывались в уголовном порядке. Кроме повального обыска предусматривался и опрос отдельных людей (ст. 33 гл. 18). 

Повальный обыск применялся в основном по искам недвижимого имущества и о беглых крестьянах (ст. 108 гл. 20). Одним из главных элементов розыскного процесса были обыск и пытка (ст. 48, 51, 58 гл. 21). Пытка как причинение физических страданий проводилась с целью полного признания в преступлении. Пытка и обыск как средства дознания тесно взаимодействовали и дополняли друг друга. Очная ставка была составной частью розыска по государственным делам (ст. 16 гл. 2).

Доказательство, за которым признавалась большая сила, являлось поличное, т.е. обнаружение у подозреваемого краденой вещи. Изымать поличное следовало с приставом и с понятыми (ст. 87 гл. 21).

Помимо известных ранее видов доказательств Уложение большое внимание уделяло письменными доказательствами В ст. 189-191 гл. 10 говорилось, что все сделки заключались в письменном виде под страхом потери права обращения в суд. Все это вызвало необходимость создания нотариальных контор. Первыми нотариусами были площадные подъячие в Москве и городах (ст. 246-250 гл. 10).

В суде был введен протокол или судебный список. Статья 21 гл. 10 запрещала обращаться в суд самого государя без разбора дела в соответствующем приказе, т. е. апелляция не получила широкого развития. Суд выносил приговор (вершение) (ст. 8- 10 гл. 10), исполнение решения состояло в применении наказания и удовлетворении прав выигравшего процесс. Статьями 266, 268, 269 гл. 10 регламентировалась заключительная стадия гражданского процесса - исполнение судебного решения. «Если должник не может расплатиться, то его имущество подлежало продаже для уплаты долга». Младшие служилые и тяглые люди могли выдаваться за долги головою. Выдача головою означала работу на кредитора до отработки долга. Статья 104 гл. 21 учреждала жестокое наказание судьям за неприменение суровых законов к людям, совершившим кражи и разбои: «А будет в городах кто воеводы и приказные люди или губные старосты воров из тюрем выпускать без государеву указу и ссылается кто допряма . . . за то чинити жестокое наказание».

По делам, производившимся в порядке обвинительного процесса, судьи после подачи челобитной (вызывали ответчика. Для этого дьяк посылал «зазывную память» ответчику через пристава. С обеих сторон брал «ставочные, поручные записи». Статьи 124-131 гл. 10 подробно регламентировали порядок сбора различных судебных пошлин. За утайку пошлин должностными лицами последние привлекались к уголовному наказанию. Таким образом Уложение упорядочивало сбор пошлин и поступление их в казну. Статьи 31, 79-80 гл. 21 были направлены на сосредоточение особо опасных дел в руках государства и установление ответственности за самочинную расправу. Мерой пресечения могла быть и тюрьма.

Уложение 1649 г. отразило развитие феодального общества, закрепило образование единой формы феодальной земельной собственности, систему суда, внесло существенные изменения в процессуальное право. Оно впервые в истории русского законодательства закрепило статус власти царя в условиях перехода от сословно- представительной монархии к абсолютизму. В нем законодательно закреплено право собственности, жизни и здоровья людей, государства и особы царя, систематизированы правовые понятия, которые отсутствовали в предшествующем законодательстве.

 

16. Образование Российской Империи. Сословные реформы Петра I.

 Соборы становятся номенклатурными. Органы местного самоуправления прекратили свое существование сразу же после Смуты.

Алексей Михайлович воспринимается как бог, сошедший с небес.

К середине 17 века полностью восстановлена система, приведшая к Смуте в начале века. Венцом самодержавия стало окончательное закрепощение крестьян в 1649г.

Купеческая предпринимательская деятельность становиться под контроль правительства. 3 сословие в России постоянно подавлялось, в то время как на Западе оно стало двигателем развития.

Народ и государство.

Люди смотрели на государство, как на грабителя. 17 век начался Смутой, середина века ознаменовалась городскими восстаниями, затем последовал бунт Стеньки Разина и Стрелецкие бунты. После подавления бунтов режим укрепился.

Европейское влияние ограничивается некоторыми новшествами при дворе.

1649г. Соборное уложение — первый период издания.

1686г. Славяно-греко-латинская академия — высшее учебное заведение.

Правительство сумело почти полностью изолировать низы от иноземного влияния. Какие-либо изменения в жизни могли были произойти только сверху.

Реформы Петра I.

Реформы Петра I стали реакцией на отставание России перед Западом. Они стали важной вехой мировой истории.

Грубое насаждение европейских порядков импонировало российским радикалам.

Реформы Петра привели к расколу в российском обществе, к диктатуре дворянства, всевластию чиновничьей бюрократии, милитаризации страны, усилению крепостничества, крайнему истощению сил народа.

С 1700 по 1721 года Россия вела войну со Швецией, которую выиграла, усилив тем самым позиции на Балтике.

Военная реформа преследовала цель — создание регулярной армии.

Тысячи крестьян были прикреплены к мануфактурам. Петровская индустриализация привела к дальнейшему отставанию России от других стран

Главная особенность России — крепостнический характер промышленности, сочетающийся с государственным регулированием. Ремесленники объединялись в цехи. Проводилась реформа налогообложения: налоги стали брать с лица мужского пола, а не со двора, как раньше.

Высшим органом стал сенат. Коллеги управляли отраслями вместо Приказов. Государство строилось по принципу и подобию армии.

Петр I учредил Синод — коллегию по религиозным делам.

Реформа просвещения, науки и культуры. Было введено новое летоисчисление, празднование Нового года было перенесено с 1 сентября на 1 января. ПетрI ввел гражданский шрифт и арабские цифры. Поощрялся выезд за границу с целью получения образования.

Российское дворянство, в отличие от западного, не было замкнутой корпорацией. Дворянский класс пополнялся за счет купцов и солдат, получивших какой-то определенный чин. Дворяне оставались бесправными.

В 1698г. Петр I сам рубил головы стрельцам.

Монархия Петра Великого — абсолютизм. В 1721г. Петр I провозглашен императором.

Петровская модернизация во многом была односторонней, поверхностной.

Сословные реформы Петра I.

Сословные реформы мы выделяли так как они имели глобальный масштаб. Петр определил статус сословий.

Дворянство. Между ним и боярством были трения в результате которых оба класса получили и вотчины и поместья. Петр стремился сделать всех государственными служащими и для этого изменил порядок наследования. Он издал указ о единонаследии, то есть теперь наследовать землю мог только один сын (вместе с тем ограничивалось право продажи недвижимости и т.п.) и не получившим наследство ничего не оставалось кроме как идти на государственную службу.

Правда в дальнейшем от единонаследия отказались уже в 3-ые годы. В 1722 году был выпущен табель о рангах, который определял порядок службы и вообще фактически иерархию общества в целом.

В соответствии с таблицей прилагаемой к табелю было 12 рангов:

-  от поручика до генерал фельдмаршала (в армии)

-  от коллежского регистратора до канцлера (на гражданской службе)

-  были свои чины и для придворных.

Но значимость этого документа не только в этом, табель позволял людям из низших сословий выслужить дворянство (например на военной службе дослужившись даже до низшего чина офицера человек автоматически получал личное дворянство, правда без земли, а дослужившись до 6 чина – потомственное, но также без наделения землей).

В этот период разница между дворянством и боярством исчезает полностью, а в других сословиях изменения менее значительны.

Духовенство становится часть государственного аппарата, становится подчинена и подконтрольна его интересам. Петр I создает Великий Синод.

Городское сословие тоже изменилось, но оно не было единым, а разделялось на гильдии. Были созданы ратуши и др. органы местного самоуправления.

Большая часть крестьян стала зависимыми от дворян, а свободные теперь назывались государственными крестьянами, существовали и дворцовые крестьяне. С этого времени исчезает деление на крестьян и холопов, чему нимало способствовала реформа Петра I от подушной подати, которая также не разграничивала их.

 

17. Реформы Петра I в области государственного устройства и управления

Из всех преобразований Петра центральное положение занимала именно эта реформа. Старый приказной аппарат был не в состоянии справиться с усложнившимися задачами управления. Сущность же реформы сводилась к формированию дворянско-чиновничьего централизованного аппарата абсолютизма.

С 1708 года начинается ломка старых учреждений и замена их новыми. В результате к концу первой четверти XVIII века складывается следующая система органов власти и управления. Вся полнота законодательной, исполнительной и судебной власти сосредоточилась в руках царя. В 1711 году Боярская дума была заменена высшим органом исполнительной и судебной власти - Сенатом. 

Члены Сената назначались царём по принципу служебной пригодности. В порядке осуществления исполнительной власти Сенат издавал постановления - указы, имевшие силу закона. В 1722 году во главу Сената был поставлен генерал-прокурор, на которого возлагался контроль за деятельностью всех правительственных учреждений, он должен был выполнять функции “ока и уха государева”. 

Этот контроль он выполнял через прокуроров, назначаемых во всех правительственных учреждениях. К ним добавлялась система фискалов, возглавлявшихся оберфискалом. В обязанности фискалов входило донесение о всех злоупотреблениях учреждений и должностных лиц и нарушении ими “казенного интереса”.

В 1717-1718 годах устаревшая система приказов была сменена коллегиями. Каждая коллегия ведала определённой отраслью или сферой управления. Главными считались три коллегии: Иностранная, Военная и Адмиралтейство. Вопросами иторговли и промышленности ведали: Коммерц-, Мануфактур- и Берг-коллегии. Последняя из них ведала металлургией и горной промышленностью. Три коллегии ведали финансами: Камер-коллегия - доходами, Штатс-коллегия - расходами, а Ревизион-коллегия контролировала поступление доходов, сбор податей, налогов, пошлин, правильность расходования учреждениями отпущенных им сумм. Юстиц-коллегия ведала гражданским судопроизводством, Вотчинная, учреждённая несколько позднее, - дворянским землевладением. К ним добавлялся Главный магистрат. Особое место занимала Духовная коллегия, или Синод, управляющая церковью. Коллегии получили право издавать указы по тем вопросам, которыми они ведали.

Кроме коллегий было создано известное число контор, канцелярий, департаментов, приказов, которые ведали чётко определёнными вопросами, Одна из них - ведавшая службой и производством в чины дворян – Герольдмейстерская контора. Преображенский приказ и Тайная канцелярия ведали делами о государственных преступлениях; Академия наук - подчинялись непосредственно Сенату, другие - Монетный департамент, Соляная контора, Межевая канцелярия и др. - подчинялись одной из коллегий.

В 1708 - 1709 гг. была начата перестройка органов власти и управления на местах. Страна была разделена на 8 губерний, различавшихся по территории и количеству населения.

Губернии в 1719 г. были разделены на провинции, число которых равнялось 50. Во главе провинции стоял воевода с провинциальной канцелярией при нем. Провинции в свою очередь делились на дистрикты (уезды) с воеводой и уездной канцелярией. Во главе губернии стоял назначаемый царем губернатор, сосредоточивавший в своих руках исполнительную и служебную власть. При губернаторе существовала губернская канцелярия. Но положение осложнялось тем, что губернатор подчинялся не только императору и Сенату, но и всем коллегиям, распоряжения и указы которых нередко противоречили друг другу. При губернаторах состояли выборные от дворян ландраты, позже – земские комиссары, помогавшие им в управлении общим советом и в уездах. В губерниях действовали новые “надворные суды”. Петру не удалось установить в управлении губерниями однородный порядок, поэтому при нём и после его смерти в местном управлении господствовал некоторый хаос.

Вся эта сложная система органов власти и управления имела четко выраженный продворянский характер и закрепляла активное участие дворянства в осуществлении своей диктатуры на местах. Но она одновременно еще больше расширила объем и формы службы дворян, что вызывало их недовольство.

 

18. Уголовное законодательство Петра 1 - артикулы воинские.

Законодательство Петра I значительно сузило область деяний, относимых к ведению церковных судов. Так, преступления в области семейных и брачных отношений, половые преступления и преступления против нравственности, которые даже не упоминались в Соборном Уложении как относящиеся к компетенции церкви, по Воинскому Артикулу карались в том же порядке, как и все другие уголовные преступления.

Воинский Артикул делится на 24 главы, построенные в определенной системе, с единой нумерацией статей.

Источниками Воинского Артикула 1716 г. были Уложение фельдмаршала Шереметьева 1702 г., которое предусматривало ответственность за 79 преступлений; Артикул Краткий, изданный в 1706 г. Александром Меньшиковым; законодательная деятельность императора Петра I, частично, иностранное военно-уголовное законодательство, в основном, шведское.

Русское уголовное право долго не знало общих терминов для наказуемых деяний. До Петра I не было в уголовном законодательстве термина «преступление».

Многие главы Воинского Артикула содержат статьи с толкованием, которые поясняют соответствующий артикул или расширяют его действие, некоторые толкования смягчают, наказания.

Так, Артикул 41 определял, что «всякий, кто на карауле уснет, напьется или самовольно уйдет с караула, будет расстрелян», а толкование устанавливало смягчение для тех, кто уснул из-за болезни или слабости. Смертная казнь исключалась для вновь принятых на службу солдат. В Воинском Артикуле были разработаны нормы военного и уголовного права, определены понятия умысла, неосторожности, невиновного причинения вреда, покушения, необходимой обороны, соучастия, недонесения и отдельных понятий государственного и административного права - о самодержавии и самодержавие, о взаимоотношениях некоторых учреждений и должностных лиц, о значении, приказа л т. д. Вместе с тем были введены военные правила, разъяснения морального характера, которые помогли полнее раскрыть содержание уголовно-правовых норм.

В Соборном Уложении 1649 г. под преступлением понималось ослушание воли царя, т. е. преступление носило оттенок царского дела и называлось «воровство» и «вина». В Воинском Артикуле под преступлением понимался не только формальный акт нарушения, его государственной воли, но и действие, причинявшее вред государству, посягавшее на государственный интерес, на господствующий класс в целом. 

По законодательству Петра I преступным считалось не только то, что запрещено законами, но н все то, что вредно для государства. Это видно из ст. 143 Морского устава: за совершение на корабле преступления ответственность предусматривалась, вопрос о наказании разрешался по аналогии. Вынесенное таким образом судебное решение представлялось в Адмиралтейскую коллегию для внесения новой статьи в устав в законодательном порядке. Следовательно, преступления - это деяния, причиняющие вред и убыток государству. «Государственный интерес.» в законодательстве Петpa I означал волю господствующего класса (дворянства), возведенную в закон и выраженную в законах.

К тяжелым государственным преступлениям относились посягательства на власть, бунт, возмущение. Недозволенные собрания, т. е. «непристойные подозрительные схотбища» (обсуждение коллективного прошения), считались нарушением государственных интересов и виновные подвергались смертной казни.

Самоубийцы и дуэлянты относились к нарушителям «государственных интересов», т. е. жизнь человека рассматривалась как собственность государства, и за свои проступки они подлежали позорящим наказаниям: «тело самоубийцы палачу в бесчетное место отволочь . . . Дуэлянты как живые, так и мертвые повешены да будут» (арт. 139, 164).

Преступлением по Воинскому Артикулу считалась неуплата налогов: «которые люди по подрядам и по откупам по верным таможенным и питейным и всяким сборам . . . на определенные им сроки в платежах не исправились... определять годных в галерную работу, а так старых и малолетних в прядильный двор в Санкт-Петербурге; за ту работу зачитать им тех долгов денег, на месяц по рублю человеку», тогда как по Соборному Уложению 1649 г. за аналогичное преступление предусматривался «правеж».

Серьезными нарушениями «интересов государственных» рассматривались поступки людей, укрывавшихся от службы. Тяжким преступлением считалось взяточничество. Большое внимание уделялось преступлениям против службы, в особенности военной: «Ежели рекрут прежде года своей службы в полку побежит, то оного за первый побег бить шпицрутеном через, полк по три дни по разу, а когда в другой раз побежит, оных вместо смерти бить кнутом и вырезав ноздри перед полком сослать в вечную работу на галеры» (арт. 95).

Артикулы 27, 28 определяли уголовную ответственность за неисполнения по службе и строго наказывали неисполнение «из злости или упрямства».

Глава 6 (арт. 56-59) усматривала суровые наказания за оставление оружия на поле, продажу его и т. д.

Неявка на военный смотр (арт. 60) рассматривалась как тяжкое преступление: виновные подлежали, «повешению без всякой милости».

Тягчайшим воинским преступлением считалась перебежка к неприятелю (арт. 99): «вешать перебежчиков на виду у неприятельских полков и конфисковать их имущество».

Одно из наиболее тяжких наказаний - лишение чести, имущества и смертная казнь путем четвертования предусматривалась за измену, шпионаж в пользу неприятеля, распространение ложных сведений и другие формы содействия неприятелю (арт. 124-127).

За ругательные письма, пасквили (арт. 149-150) назначали наказание по принципу идеального талиона: «ежелп кто кого в пасквиле бранил изменником или иным злым делом, то они пасквилотворец яко изменник пли каких дел делатель, о которых написал наказан будет.:,»

Глава 19 «О смертном убийстве» определяла ответственность за убийство: умышленное без отягчающих обстоятельств (арт. 154, 155, 160), корыстное (арт. 162), убийство путем отравления (арт. 162), которое впервые было выделено в Соборном Уложении (ст. 23 гл. 22). За эти преступления предусматривалось обезглавливание. Квалифицированным видом считалось убийство отца, матери, малолетнего ребенка, офицера, за что арт. 163 назначал колесование.

Артикул 167 устанавливал за изнасилование вполне определенную санкцию - «голову отсечь надлежит». Наказуемы были и другие преступления против нравственности (сожительство арт. 176, двоеженство арт. 171, 172).

Убийство конвоем осужденного, оказавшего сопротивление при его аресте, считалось ненаказуемым за исключением случаев, Когда убитый осужденный являлся изменником, или представителем народного движения («чрезвычайным вором»). Это объяснялось тем, что судебные органы через допросы и пытки надеялись получить ценные сведения для обвинения в этом преступлении других.

Интересы государства требовали строительства флота, для чего нужен был лес, и в 1703 г. Петр I издал указ «О запрещении рубки леса, пригодного для кораблестроения»: «за дуб, буде кто хотя одно дерево срубит также и за многую заповедных лесов подсечку, учинена будет смертная казнь». Рубка леса запрещалась и другими дополнительными указами.

Запрещалось ношение бороды, усов, длинного платья. В указе от 29 декабря 1714 г. говорилось: «Ежели кто учинет русским каким платьем и сапогами торговать и бороды носить, и за такое их преступление учинено им будет жестокое наказание и сосланы будут на каторгу».

Впервые по законодательству Петра I уголовная ответственность, наступала в зависимости от виновности лица, совершившего общественно опасное и вредное для государства действие, во многих уголовно-правовых нормах говорилось о наказании только «виновных людей», по «вине» и т. д.

Умышленные преступления наказывались строже, чем неосторожные. «Ежели каким небрежением и винностью офицерского или солдатского пожары в квартирах учинятся, то виноватый убыток по судейскому рассуждению заплатить, а учинится оно с умыслу, тогда виноваты в том наказан будет яко зажигальщик, т. е. будет подвергнут сожжению» (арт. 87).

Жены и дети несли ответственность не только вместе с мужьями, но и за них. Имела место объективная ответственность. Согласно Указа от 1 июля 1699 г. колодники, не подлежащие смертной казни, направлялись в ссылку «в Азов с женами и детьми . . . на вечное житье».

В грамоте царя, адресованной гетману Скоропадскому от 7 ноября 1708 г. устанавливалась «ссылка жен и детей изменников, ушедших с Мазепой к шведам». В Указе 1714 г. говорилось: « . . . отыскивать бежавших матросов, а буде не слушаться, взять место их детей, их братьев и выслать». Офицер, не явившийся на молитву без уважительных причин, подвергался штрафу, а пришедший в пьяном виде - аресту у профоса, а в третий раз нарушитель подвергался отстранению от должности и обязан был некоторое время служить рядовым, а рядовые за аналогичные преступления наказывались заключением в кандалы («в железо посажен») (арт. 11-15). Состояние опьянения было в большинстве случаев отягчающим вину обстоятельством.

Нередко карались лица совершенно посторонние: Указом от 19 марта 1719 г. ответственность за разбой и грабеж была возложена на лиц, на землях коих найдут их виновники.

Караульного, который «напьется пьян и оставит свое место хотя б офицер или рядовой был», подвергали казни (арт. 106).

В Воинском Артикуле, как и в предшествующих памятниках права, не установлен точно возраст, по достижению которого физическое лицо может быть привлечено к уголовной ответственности, а говорится о возрасте в связи с установлением ответственности за воровство, «когда наказание обыкновенно умаляется» (арт. 195, толкование), «если вор будет младенец, которых добрые заранее от него отучить, могут от родителей своих наказаны лозами быть».

В «Кратком изображении процессов или судебных тяжб» говорится, кто «младенцы или которые еще 15 лет не имеют» негодные свидетели, и не могут быть приняты на суде.

Законодательство Петра I значительно ограничило по сравнению с Уложением 1649 г. право необходимой обороны и допускало ее только для защиты своей жизни и телесной неприкосновенности. Чтобы признать необходимую оборону правомерной, закон требовал, чтобы оборона соответствовала нападению, не считалось необходимой обороной сопротивление должностным лицам, исполняющим служебные обязанности, если самообороняющийся был зачинщиком драки и т. д.

«Кто прямое оборонительное сопротивление для обороны живота своего учинит, и оного, кто его к сему принудил, убьет, оный от всякого наказания свободен» (арт. 156) . . . Только в виде исключения разрешалось безнаказанно убить вора, ворвавшегося ночью в дом, «ежели его без своего спасения преодолеть было невозможно» (арт.185).

Обороняющийся не мог применять оружия в случае, если нападающий невооружен.

Превышение необходимой обороны влекло за собой наказание в виде тюремного заключения, штрафа «по рассуждению судейскому». Наказуем был и голый умысел. В толковании (арт. 26, 99) указано, что «такожле, когда многие умыслят к неприятелю перебежать, а действительно того не учинят, оные в некоторых местах живота лишены бывают».

Делается попытка разграничить «покушение» от окончательного преступления (арт. 167) в Указе от 14 января 1702 г.: «а которые люди . . .  по какой ни есть ссоре, вынув на пего свое ружье, шпагу или саблю, или иное оружие, и тем оружием учнет замахиваться: и за то по розыску отсечена будет у пего. рука безо всякой пощады».

Воинский Артикул 1715 г. наказывал соучастников наравне с главными виновниками, но иногда иначе. Так, в случае мятежа или бунта «зачинщиков безо всякого милосердия повесить, а с остальными поступить, как о беглецах упомянуто» (арт. 133 и 149). В соучастии, как и в преступлении совершаемом группой лиц, Петр I видел особо опасную деятельность для государства. Если в краже участвовало несколько человек, то наказание (арт. 189) применялось так, «яко бы един все воровство учинил». Соучастники (арт. 19), «которые в том вспомогали, или совет свой подавали», признавались «оскорбителями» царя и подлежали одинаковому наказанию с главными преступниками.

По законодательству Петра I наказанию подлежали как главные исполнители, так и подстрекатели, пособники, недоносители, попустители.

Подстрекатели - это лица, которые склонили других лиц к совершению преступления. «Кто кому прикажет - того смертно убить» (арт.160, 161).

Пособники - это лица, которые содействовали совершению преступления - «которые поличали совет свой даром» (арт. 19, 59, 149, 189). Пособниками также являлись лица, которые видели драку, но «не чинили вспоможения». Они наказывались «яко бы сами убийцы и злодеи». За укрывательство солдат Указ от 7 апреля 1719 г. предусматривал смертную казнь, которая назначалась и за укрывательство дезертиров (арт. 95).

Недоносительство рассматривалось самостоятельными преступлениями, которыми занимался созданный институт фискалата. Доносчики получали специальное вознаграждение. За недонесение же о вредных для государства деяниях устанавливалось жестокое наказание: «Також если фискал знает пли проведает за кем какое похищение и кражу казны и прочее, а на оного не известит, и за то, если подлино сыщется, учинить над ним тож, что винный достоин будет» (арт. 5).

 

19. Краткое изображение процессов и судебных тяжб 1715 г.

Краткое изображение процессов и судебных тяжб представляло собой военно-судебный устав того времени, имевший процессуальное значение.

Краткое изображение процессов и судебных тяжб (части II и III Воинского устава) можно считать первым  военно-уголовным и военно-судебным (процессуальным) кодексом в том смысле, что он, имея высшую по тому времени юридическую силу, стали применять не только в отношении военнослужащих, но и в отношении остальных граждан, находившихся на территории всего государства, без каких-либо ограничений. В нем закреплялась система судебных органов, а также состав и порядок формирования суда. В "Кратком изображении" содержатся процессуальные нормы; дается определение судебного процесса, квалифицируются его виды; дается определение новым институтам процесса того времени (салфкондукт, утверждение ответа); определяется система доказательств; устанавливается порядок составления оглашения и обжалования приговора; систематизируются нормы о пытках.

Краткое изображение процессов и судебных тяжб 1715 г. почти полностью посвящено вопросам судоустройства и судопроизводства. Оно, как и Воинский артикул, действовало в военном ведомстве до издания Военно-уголовного устава 1839 г. 

Лишь в 1812 г. его заменили для военного времени Уставом полевого судопроизводства. Многие ценные положения Краткого изображения вошли позднее в Свод законов Российской империи 1832 г. и в Военно-уголовный устав 1839 г.

Краткое изображение фактически установило основу всего отечественного судоустройства, закрепило систему судебных органов, состоявших из судов невоенных (гражданских) и судов военных.

Военные суды (кригсрехты) подразделялись на генеральные и полковые (высший и нижний военный суд), являвшиеся судами первой инстанции.

Генеральному суду были подсудны дела о государственных преступлениях, деяниях, совершенных целыми частями и подразделениями, а также гражданские и уголовные дела, касающиеся высшего офицерства (генералов и штаб-офицеров). Полковому суду были подсудны дела об уголовных преступлениях, совершаемых нижними чинами и обер-офицерами. Военному суду были подсудны дела не только военнослужащих, но и всех других лиц, состоявших при войске.

В состав суда входили президент (председатель) и асессоры (заседатели). При каждом суде состояли секретарь и адъютант, исполнявший обязанности судебного пристава. Следовательно, военный суд уже тогда являлся органом коллегиальным. Он должен был состоять из "честных особ", не опорочивших себя в глазах общества и государя.

Предполагалось, что коллегиальные суды должны действовать в количестве 13 человек. В силу объективных трудностей в созыве полного состава суда допускались заседания и в сокращенном виде, но не менее семи человек.

Председательствующие в военных судах именовались президентами или презусами. В генеральном суде председательствовал фельдмаршал или генерал. Презус полкового суда назначался из числа штаб-офицеров.

В состав шести асессоров генерального суда назначались два генерал-поручика, два генерал-майора, два бригадира или полковника. При недостатке генералов их могли заменить штаб-офицеры. В состав шести асессоров полкового суда назначались два капитана, два поручика и два прапорщика. Если суд заседал в составе 12 асессоров, то в их состав назначались дополнительно два сержанта, два капрала и двое рядовых. Члены суда назначались вышестоящим начальником или президентом суда.

В связи с тем что судьями в военных судах являлись строевые командиры, суду придавался аудитор. Аудитор и секретари судебных заседаний (писари) в Уставе названы "юридическим элементом в военном суде". В Уставе о генерал-аудиторе (приравнивался к званию подполковника) говорилось, что он должен быть сведущим человеком, искушенным в военных делах, осторожным советником, объективным и справедливым. При этом аудитор не являлся членом суда. Имея надзорные функции, он наблюдал за правильным ведением судопроизводства. В отличие от судей аудиторы были штатскими. Компетенция аудиторов разных уровней была различной.

 

20. Развитие государственной системы во второй половине XVIII в.

Во второй половине XVIII в. во многих европейских государствах, в том числе и в России, происходит определенная модернизация политической и экономической системы, связанная с проведением политики просвещенного абсолютизма. Основная цель - приспособление феодальной по сути, абсолютной монархии к новым (капиталистическим) отношениям, начинающим объективно преобладать в обществе.

Идеологической основой этой политики стало Просвещение, тесно связанное с формированием в XVIII в. нового человеческого типа - самостоятельной, рассудительной, деятельной личности, критически относящейся к авторитетам, во всем привыкшей полагаться на свои силы. 

Особое внимание просветителей привлекала перестройка общества на новых началах. Во главе государства, считали они, должен стоять просвещенный монарх, основная задача которого - создание царства разума, т.е. общества, основанного на буржуазных ценностях: гражданское равенство, свобода личности и ее хозяйственной деятельности, неприкосновенность частной собственности и пр. Именно таким монархом стремилась стать в глазах Европы Екатерина II, с правлением которой традиционно связывают политику просвещенного абсолютизма в России.

1. Система государственного управления в годы царствования ЕкатериныII

Будущая российская императрица родилась в 1729 г., она была дверью принца Ангальт-Цербстского - генерала прусской армии. Принцесса получила хорошее домашнее образование, в детские и отроческие годы довольно много путешествовала вместе с семьей, что помогло ей расширить кругозор. В 1745 г. Софья Августа Фредерика, приняв православие и имя Екатерина Алексеевна, вышла замуж за наследника российского престола - Петра Федоровича (до крещения Карл Петр Ульрих), сына старшей сестры императрицы Елизаветы - Анны Петровны, вышедшей замуж за голштинского герцога Карла Фридриха.

Оказавшись в 16 лет в России, Екатерина, реально оценив ситуацию, решила как можно быстрее стать "своей", русской - в совершенстве овладеть языком, усвоить русские обычаи, - и она не жалела сил для осуществления своей цели. Она много читала, занималась самообразованием. Особый интерес Екатерина проявляла к описаниям путешествий, произведениям классиков, истории, философии, трудам французских энциклопедистов.

От природы Екатерина обладала трезвым умом, наблюдательностью, умением подавлять свои эмоции, внимательно слушать собеседника, быть приятной в общении. Эти качества очень пригодились ей в первые годы пребывания в России, поскольку отношения с мужем и, главное, с императрицей Елизаветой Петровной складывались достаточно сложно. 

После смерти Елизаветы Петровны в декабре 1761 г. императором становится муж Екатерины - Петр 111 (1728-1762), сын дочери Петра I - Анны Петровны и немецкого герцога, человек умственно неразвитый, малообразованный, жестокий, чуждый всему русскому, чрезмерно увлекающийся военным делом. 

Во время его недолгого правления важнейшим стал указ "О вольности дворянской" от 18 февраля 1762 г., отменивший обязательную службу для дворян. Кроме того, была упразднена ведавшая политическими преступлениями Тайная канцелярия, внушавшая страх населению. 

Однако эти меры не смогли принести Петру III популярности среди подданных. Всеобщее недовольство вызывали мир с Пруссией, означавший отказ от всех русских завоеваний в Семилетней войне; подготовка к войне с Данией в интересах Голштинии, огромное прусское и голштинское влияние при русском дворе; неуважение к православным обычаям; введение в армии немецких порядков, пренебрежительное отношение к русской гвардии. 

В такой ситуации значительная часть русского дворянства связывала свои надежды с именем Екатерины, которая, хотя и была немкой по происхождению, но прекрасно понимала, что русская императрица должна думать прежде всего об интересах России. 

В отличие от мужа, который продолжал считать себя герцогом Голштинским, Екатерина после смерти родителей отреклась от всех прав на Ангальт-Цербст. Огромное честолюбие, сила воли, работоспособность помогли Екатерине в конце концов добиться власти. 

Вокруг будущей Екатерины II сплотилась группа заговорщиков - в основном гвардейских офицеров. Особенно активными были фаворит Екатерины - Григорий Орлов (1734- 1783) и его брат Алексей (1737-1808). В ночь на 28 июня 1762 г. Екатерина вместе с Алексеем Орловым приехала из Петергофа в Петербург, где в тот же день Сенат провозгласил ее императрицей и объявил Петра III низложенным. 

29 июня он был взят под стражу, а в июле убит при неясных обстоятельствах. В сентябре 1762 г. Екатерина П была коронована в Москве.

Первые годы правления императрица посвятила укреплению своей власти, подбору доверенных лиц, изучению положения дел в государстве, а также более основательному знакомству с Россией (в 1763-1767 гг. она совершила три поездки по европейской части страны). Считая себя ученицей французских философов XVIII в., Екатерина II стремилась с помощью некоторых преобразований устранить элементы "варварства" из жизни страны, сделать русское общество более "просвещенным", близким к западноевропейскому, но при этом сохранить в неприкосновенности самодержавие и его социальную базу - дворянство.

Необходимость перемен во многом определялась сложившейся к началу правления Екатерины II социально-экономической ситуацией. На протяжении XVIII в. в России развивались элементы капиталистических отношений, идеи предпринимательства постепенно проникали в различные слои общества - дворянство, купечество, крестьянство. Особую сложность внутреннему положению страны в начале 60-х гг. XVIII в. придавало крестьянское движение, в котором наиболее активно участвовали заводские и монастырские крестьяне. Все это, наряду с идеями Просвещения, обусловило внутреннюю политику России, особенно в первые два десятилетия правления Екатерины II.

В 60-70 гг. было запрещено покупать крестьян для промышленных предприятий, объявлена свобода организации промышленного дела, отменены всевозможные монополии, а также внутренние таможенные сборы, что способствовало включению во внутреннюю торговлю новых земель, присоединенных к Российскому государству, в годы царствования Екатерины II: некоторых областей Украины, Белоруссии, Прибалтики, причерноморских, приазовских, кубанских степей, Крыма. 

Значительное внимание при Екатерине II уделялось развитию системы образования: создавались воспитательные дома, институты для девиц, кадетские корпуса. В 80-е гг. при организации губернских и уездных народных училищ был провозглашен принцип бессословного обучения. 

Однако наряду с подобными прогрессивными мероприятиями, объективно способствовавшими развитию буржуазных отношений, в России происходит усиление крепостничества. Уже в манифесте 6 июля 1762 г., объяснявшем причины переворота, определена одна из основных целей внутренней политики Екатерины И - всемерно поддерживать помещиков и держать в повиновении крестьян. В 60-е гг., когда императрица на словах еще поддерживала идею освобождения крестьян, крепостным было запрещено жаловаться на барина, помещикам разрешено отправлять своих крестьян на каторгу. 

В целях уничтожения взрывоопасных очагов на юге было ликвидировано самоуправление и осуществлена перестройка казацких округов - здесь в конце XVIII в. было распространено крепостное право. В дальнейшем, в годы правления Екатерины II, происходит усиление эксплуатации крестьян: крепостные составляли около 50% общей их численности, более половины из них были на барщине, которая в целом по стране к 80-м гг. увеличилась до 5 дней в неделю вместо 3 дней в 60-е гг; особенно широко во второй половине XVIII в. распространилась торговля крепостными. 

Положение государственных крестьян также ухудшилось - были увеличены наложенные на них повинности, активно проводилась их раздача помещикам.

Однако стремясь поддержать свою репутацию "просвещенного монарха", Екатерина II не могла допустить полного превращения крепостных крестьян в рабов: они продолжали считаться податным сословием, могли обращаться в суд и быть в нем свидетелями! могли, правда с согласия помещика, записываться в купцы, заниматься откупами и пр.

В последние годы своего правления под влиянием крестьянской войны под пред водительством Е. Пугачева (1773-1775), I особенно Великой французской революция (1789-1794), Екатерина II постепенно отходит от просвещенного абсолютизма. В основном это касается идеологической сферы - идет преследование передовых идей, способных привести к изменению существующего порядка, чего императрица стремится избежать любой ценой. Однако основа жизни общества, заложенные политикой просвещенного абсолютизма, остаются практически без изменений до самой смерти Екатерины II. 

Одной из характерных, существенных черт политики просвещенного абсолютизма Екатерины II было упорядочение системы государственного управления. Мысль о необходимости этого была высказана уже в манифесте 6 июля 1762 г., осуществление ее было начато с преобразования Сената. Аппарат высшего и центрального управления. Сразу же по восшествии Екатерины II на престол участник переворота Н.И. Панин (1718-1783), известный дипломат, советник Коллегии иностранных дел, представил императрице проект изменений в центральном управлении. 

Он предлагал создать постоянный императорский совет, состоящий из четырех секретарей (иностранных и внутренних дел, военного и морского департаментов) и двух советников. Все важнейшие вопросы должны были рассматриваться Советом в присутствии императрицы, которая принимала окончательные решения. Кроме того, предлагалось разделить Сенат на шесть департаментов.

Проект Н.И. Панина, как ограничивающий самодержавную власть императрицы, был ею отклонен, однако, для ускорения и упорядочения делопроизводства мысль о разделе Сената была проведена в жизнь в 1763 г. 

Было создано шесть департаментов, четыре из которых находились в Петербурге: первый занимался важнейшими внутренними и политическими делами, второй - судебными, третий ведал делами западных окраин государства, путями сообщения, высшим образованием, полицией; четвертый - военными и морскими делами. Два московских департамента соответствовали первому и второму петербургским. 

Многие важные вопросы Екатерина П решала без участия Сената. Отношения с ним она поддерживала через генерал-прокурора АЛ. Вяземского (1727-1793), получившего секретную инструкцию препятствовать законодательной деятельности Сената. 

В результате значение Сената уменьшилось, из высшего органа государственного управления, как было при Елизавете Петровне, он превратился в центральное административно-судебное учреждение. В 70-80 гг. XVIII в. произошло дальнейшее ослабление органов центрального управления. После реформы 1775 т. деятельность Сената ограничивается судебными функциями, дела большинства коллегий переходят к новым губернским учреждениям.

К 90-м гг. большинство коллегий прекратило свое существование: в 1779 г. - Мануфактур-коллегия (промышленность), в 1780 г. - Штатс-контор- (государственные расходы), в 1783 г. - Берг- (горнорудная промышленность), в 1784 г. - Камер- (государственные доходы), в 1786 г. - Юстиц-коллегия (судебная) и Вотчинная (вопросы землевладения), в 1788 г. - Ревизион-коллегия (контроль государственных расходов). Были оставлены лишь те коллегии, дела которых нельзя было передать органам местного управления: Иностранная, Военная, Морская и Коммерц-коллегия. Таким образом, в царствование Екатерины II роль центральных органов постепенно была сведена к общему руководству и наблюдению, основные вопросы управления стали решаться на местах. Однако еще до реформирования системы местного управления императрица сделала попытку дать России новое законодательство, отвечающее духу времени.

Начиная с Петра I, все правители России понимали необходимость создания нового свода российских законов. Однако в отличие от своих предшественников Екатерина II стремилась не систематизировать старые законы, а создать новые. Планируя собрать "Комиссию для составления нового уложения" вместо устаревшего Уложения 1649 г., она уже в 1765 г. начала составлять для нее особую инструкцию - "Наказ", в котором нашли отражение идеи просветительской философии. Считая Россию европейской страной, Екатерина стремилась дать ей соответствующие законы, и основными источниками для нее стали произведения "О духе законов" знаменитого французского просветителя Шарля Луи Монтескье (1689-1755) и "О преступлениях и наказаниях" Чезаре Беккариа (1738-1794) - итальянского просветителя и юриста.

В "Наказе" довольно полно охватываются важнейшие вопросы законодательства: его задачи, особенности государственного правления, судопроизводство, система наказаний, положение сословий и т.д. Первоначальная редакция "Наказа", показанная некоторым приближенным императрицы, вызвала с их стороны множество возражений как слишком вольнодумная и не соответствующая русским обычаям. В результате "Наказ" был значительно сокращен в основном за счет либеральных положений, например, статей об улучшении положения крестьян, об отделении законодательной власти от судебной и пр. Наиболее близкими к просветительской идеологии остались статьи, касавшиеся судопроизводства и воспитания. В целом "Наказ" представлял собой изложение общих принципов, которым должна руководствоваться в своей работе Уложенная комиссия. В декабре 1766 г. был издан манифест о созыве "Комиссии для составления нового уложения". В Комиссии должны были быть представлены выборные депутаты от всех сословий.

Всего было избрано 564 депутата: 161 - от дворян, 208 - от городов, 167 - от сельского населения, 28 - от центральных учреждений (Сената, Синода, коллегий и других присутственных мест). Каждый депутат получал от своих избирателей наказ, отражавший их пожелания. Всего было представлено 1465 наказов, причем большая их часть (1066) была от сельского населения. Во время работы Уложенной комиссии депутатам выплачивалось из казны жалованье: дворянам - 400 руб., горожанам - 120 руб., крестьянам - 37 руб. Депутаты навсегда освобождались от смертной казни, телесных наказаний, конфискации имущества.

30 июля 1767 г. Уложенная комиссия начала свою работу в Москве. Председателем, ее по рекомендации Екатерины II, был избран генерал А.И. Бибиков (1729-1774), он имел право назначать заседания, вносить и ставить на голосование предложения.

Делопроизводство в Уложенной комиссии было достаточно сложным: каждый вопрос проходил через разные комиссии (их было около 20) по несколько раз, кроме того, сферы деятельности специальных комиссий и общего собрания депутатов не были достаточно разграничены, что затрудняло работу. Комиссия переходила от одного вопроса к другому, так и не решив предыдущего, за полтора года депутаты не смогли даже просто прочесть все наказы.

В целом деятельность Уложенной комиссии с самого начала была обречена на неудачу из-за отсутствия предварительной подготовки, а также огромного объема и сложности работы: для создания новых законов депутатам нужно было разобраться в старом законодательстве, включавшем более 10 тысяч разнородных положений, изучить депутатские наказы, снять противоречия, часто непримиримые, между пожеланиями различных сословий и, наконец, составить новый законодательный кодекс, основываясь на изложенных в "Наказе" Екатерины принципах, часто противоречащих депутатским наказам. 

В декабре 1768 г. в связи с началом русско-турецкой войны и тем, что значительная часть депутатов-дворян должна была отправиться в войска, Уложенная комиссия была распущена на неопределенный срок, однако в дальнейшем депутаты уже на собирались. Несмотря на то, что попытка создания нового законодательства закончилась неудачей, работа Уложенной комиссии оказала значительно влияние на последующую деятельность Екатерины I. 

Наказы депутатов показали положение различных сословий русского общества, их пожелания и во многом определили направление дальнейших реформ. Система местного управления включала управление губерний и уездов, а также городов и отдельных сословий. 

В ноябре 1775 г. было издано "Учреждение для управления губерний Российской империи". Во введении к этому документу указывались недостатки, вызвавшие необходимость реформы: обширность губерний, недостаточное количество органов управления, смещение в них различных дел.

В результате реформы прежнее административное деление (губерния, провинция, уезд) было изменено: провинции упразднены, число губерний увеличено до 40 (к концу царствования Екатерины II за счет присоединения новых территорий к России существовала уже 51 губерния). 

Раньше областное деление проводилось случайно, и на губернии с очень разной численностью населения приходился примерно одинаковый штат чиновников. Теперь же устанавливалось, что губернии должны быть приблизительно одинаковы по числу жителей - от 300 до 400 тыс. человек, для уезда численность населения была определена в 20-30 тыс. Поскольку новое административное деление было более дробным, около 200 крупных сел были преобразованы в уездные города. 

С изменением административных границ в рамках губернской реформы было изменено и местное управление: разделены административные, финансовые и судебные дела. В дальнейшем унификация органов местного управления на территории всей страны привела к упразднению автономии некоторых окраин: на Украине это окончательно произошло в 1781 г., а с 1783 г. общегосударственная система административного управления была распространена на Прибалтику. 

Одна или несколько губерний получали статус генерал-губернаторства и подчинялись назначенному Сенатом наместнику - генерал-губернатору, деятельность которого контролировалась непосредственно императрицей. Генерал-гуфбернатор обладал широкими полномочиями по надзору за всем местным управлением и судом на вверенной ему территории.

Управление отдельной губернией было возложено на назначаемого Сенатом губернатора, который возглавлял губернское правление - главный административный орган. Кроме губернатора, в него входили два губернских советника и губернский прокурор. 

Правление занималось различными административными вопросами, контролировало управление губернией, а также совместно с вице-губернатором ведало всеми полицейскими учреждениями губернии и уезда.

Вице-губернатор (или поручик правителя, т.е. губернатора) назначался Сенатом, в случае необходимости мог заменять губернатора, а также был председателем казенной палаты - высшего финансового органа губернии, распоряжавшегося государственным имуществом. Она ведала сбором налогов, казенными подрядами и постройками, губернским и уездным казначействами, экономическими крестьянами бывших церковных имений. Кроме административных, финансовых и специальных судебных учреждений, в каждом губернском городе был создан новый орган -приказ общественного призрения, ведавший школами, больницами, богадельнями и приютами. В отличие от губернского правления и казенной палаты приказ общественного призрения имел выборный состав.

Уездным исполнительным органом был нижний земской суд, возглавляемый капитаном-исправником (как правило, из отставных офицеров). Он считался начальником уезда, ведал уездной администрацией и полицией, наблюдал за торговлей, проводил предварительное следствие по судебным делам. Его выбирали дворяне сроком на три года на уездном собрании, в помощь ему также из дворян выбирались два заседателя.

Главой административно-полицейской власти в уездном городе был городничий, назначавшийся Сенатом. С 1775 г. в губерниях было введено сословное судопроизводство. Губернской судебной инстанцией для дворян был верховный земский суд, для городского населения - губернский магистрат, для лично свободных крестьян -верхняя расправа. Эти судебные органы состояли из заседателей - выборных от соответствующего сословия, возглавляли их специально назначенные чиновники. При каждом верхнем земском суде была учреждена дворянская опека, занимавшаяся делами вдов и малолетних сирот дворян. Кроме того, в губернских городах были учреждены особые совестные суды для разбора уголовных дел, связанных с невменяемостью преступника, и гражданских дел, решавшихся путем мировой сделки. В качестве высших судебных инстанций по всем делам, решенным в губернских сословных судах, были учреждены палата гражданского суда и палата уголовного суда. В случае каких-либо жалоб, им принадлежало право принятия окончательного решения. В каждом уезде для дворян существовал уездный суд, подчинявшийся верховному земскому суду, для городского населения -городской магистрат, находящийся в ведении губернского магистрата. В уездах, где проживало свыше 10 тыс. лично свободных крестьян, для них существовала нижняя расправа, подчинявшаяся верхней расправе. В уездные судебные учреждения судьи и заседатели избирались из представителей сословия, делами которого ведали, правительство назначало только председателя нижней расправы. При каждом городовом магистрате был учрежден сиротский суд, занимавшийся делами вдов и малолетних сирот горожан.

Роль органов надзора в каждой губернии выполняли губернские прокуроры и их помощники - уголовные и гражданские стряпчие. Губернскому прокурору подчинялись прокуроры при верхнем земском суде, губернском магистрате и верхней расправе, а также уездный стряпчий, выполнявший обязанности прокурора в уезде. Дворянское самоуправление. В своей внутренней политике Екатерина II ориентировалась прежде всего на дворянство, и уже в первые годы ее правления закладываются основы самоуправления этого сословия. При подготовке к созыву Уложенной комиссии в 1766 г. дворянам каждого уезда было предписано избирать на два года уездного предводителя для руководства выборами депутатов в Комиссию и на случай каких-либо других требований со стороны верховной власти. Реформа 1775 г. увеличила влияние дворянства на местное управление, дала ему сословную организацию, предоставив права юридического лица уездному дворянскому собранию. Жалованная грамота дворянству 1785 г. укрепила позиции этого сословия. В ней фиксировались ранее существовавшие права и льготы дворянства: свобода от налогов и телесных наказаний, от государственной службы, право полной собственности на землю и крепостных, право судиться только с равными себе и пр. Жалованная грамота дала дворянству также некоторые новые привилегии, в частности, запрещалась конфискация имений дворян за уголовные преступления, было облегчено получение дворянства и т.д. Помимо этого, в 1785 г. губернскому дворянству, как раньше уездному, как единому целому были предоставлены права юридического лица.

В конечном итоге система дворянского управления, сложившаяся в годы правления Екатерины II, имела следующий вид. Раз в три года на уездных и губернских собраниях дворяне выбирали соответственно уездных и губернских дворянских предводителей и других должностных .лиц. Избранным мог быть только тот дворянин, чей доход с имения был не ниже 100 руб. в год. 

Участвовать в выборах могли дворяне, достигшие 25-летнего возраста и имевшие офицерский чин. Помимо выборов должностных лиц дворянские собрания решали вопросы, поставленные правительством, а также проблемы, связанные с сословной дисциплиной. 

Кроме того, собрания имели право представлять свои пожелания губернатору или генерал-губернатору, специально избранная депутация во главе с предводителем дворянства могла обратиться к императрице.

В 1785 г. была также опубликована Грамота на права и выгоды городам Российской империи, позже получившая название Жалованной грамоты городам. 

При ее разработке были учтены некоторые пожелания из городских наказов Уложенной комиссии, а также уставы, определявшие устройство прибалтийских городов, в частности Риги. В основе этих уставов было заложено магдебургское (по названию города в Германии), или немецкое, право, сложившееся в эпоху средневековья как завоеванное горожанами право на самоуправление, а также на базе актов, регламентирующих ремесло и торговлю.

В соответствии с Жалованной грамотой население каждого города было разделено на шесть разрядов. В первый входили "настоящие городские обыватели", т.е. все без различия происхождения, звания и занятия, имеющие в городе дом или землю. 

Второй разряд составляли купцы, разделенные на три гильдии в зависимости от размера капитала: 1-я гильдия - от 10 до 50 тыс. руб., 2-я - от 5 до 10 тыс. руб., 3-я - от 1 до 5 тыс. руб. В третий разряд входили городские цеховые ремесленники, в четвертый - иногородние и иностранные гости, постоянно проживавшие в данном городе. 

Пятый разряд составляли "именитые граждане" - выборные должностные лица, ученые и художники (живописцы, скульпторы, архитекторы, композиторы), имеющие академические свидетельства или университетские дипломы, лица, владеющие капиталом от 50 тыс. руб., банкиры с капиталом от 100 до 200 тыс. руб., оптовые торговцы, судовладельцы. К шестому разряду относились "посадские люди" -горожане, занимавшиеся ремеслами, промыслами и пр., и не внесенные в другие разряды. Горожане третьего и шестого разрядов получили общее название "мещане". 

Все население города в соответствии со своим разрядом было внесено в Городскую обывательскую книгу. Горожане всех разрядов с 25-летнего возраста имели право раз в три года выбирать из своей среды городского голову и гласных (представителей от разрядов) в общую городскую думу. Дворяне в городской думе не были широко представлены, так как имели право отказа от исполнения городских должностей. 

Общая городская дума собиралась раз в три года или в случае необходимости, она ведала хозяйством города, обязана была давать отчет губернатору обо всех доходах и расходах. 

Кроме того, Общая дума выбирала шесть представителей (по одному от каждого разряда) в шестигласную думу, заседания которой проходили каждую неделю под председательством городского головы. 

Шестигласная дума ведала вопросами сбора налогов, выполнения казенных повинностей, благоустройства города, его расходами 1 доходами, т.е. была исполнительным органом городского самоуправления. Надзор за городским самоуправлением осуществлял губернатор, к которому Шестигласная дума могла обращаться за помощью. Права города как единого целого защищались городовым магистратом, который ходатайствовал за город перед высшими органами, следил, чтобы на него без распоряжения правительства не налагались новые подати или повинности.

2. Государственное управление при Павле I. После смерти Екатерины II в ноябре 1796 г. российским императором стал ее 42-летний сын Павел Петрович (Павел I) - одна из самых загадочных и противоречивых фигур в русской истории. 

Он родился в 1754 г., и императрица Елизавета Петровна сразу забрала его в свои покои, отдалив от родителей. Екатерина, придя к власти, не приблизила Павла к себе, поскольку не испытывала к сыну особой любви и видела в нем претендента на власть. Воспитателем своего единственного ребенка она назначила Н.И.Панина, по плану которого до 14 лет Павел должен был усвоить необходимые основы знаний по истории, географии, математике, физике, астрономии и пр., а затем приступить к изучению науки управления государством. Насколько можно судить, Павел был способным мальчиком, но слабое здоровье мешало ему в изучении наук. Недоброжелательное отношение со стороны матери и ее приближенных повлияло на характер Павла. 

Живой и впечатлительный от природы, он рос скрытным, подозрительным, нервным ребенком. Большое влияние на его психику оказала таинственная смерть отца - Петра III, подробности которой были ему неизвестны до самой смерти Екатерины П. Экзальтированность, вспыльчивость часто приводили Павла к непредсказуемым поступкам, жестокость и деспотизм сочетались в нем с обостренным чувством справедливости. 

Очень важным для него было понятие чести в духе средневекового рыцарства, во многом именно с этим в годы правления Павла были связаны курьезные указы, касающиеся этикета. 

Отчасти разделяя пристрастия своего отца, Павел увлекался военным делом, преклонялся перед прусским королем Фридрихом II (1712-1786), которого считал образцом монарха. Чувство обиды за смерть отца и собственное отстранение от престола, пренебрежение со стороны матери, неодобрение им свободы нравов ее двора привели к тому, что, став взрослым, Павел ограничился интересами семьи и управлением своим гатчинским гарнизоном.

С приходом Павла I к власти заметно возросла роль армии, в которой стали вводиться прусские порядки, был усилен полицейский надзор над частной жизнью всех слоев населения, введена ее строгая регламентация. Вся внутренняя политика Павла I была проникнута духом противоречия политике Екатерины П. 

Первым важным правительственным актом в царствование Павла I стал новый закон о престолонаследии. На протяжении большей части XVIII в. в России действовал принятый Петром I в 1722 г. закон о престолонаследии, позволявший царствующему лицу назначать наследника по своему выбору. Этот закон должен был укрепить права самодержавного правителя, но в действительности лишь обострил борьбу за власть, увеличив шансы различных претендентов на престол. 

Сам Павел из-за такого порядка наследования едва не лишился власти: в последние годы правления Екатерина II хотела передать престол своему старшему внуку - Александру, в обход Павла. 

Новый закон о престолонаследии был подготовлен Павлом задолго до начала своего царствования и обнародован в день коронации императора, 5 апреля 1797 т. Был восстановлен допетровский порядок перехода власти по прямой линии от отца к старшему сыну. Именно таким образом, по мнению Павла I, можно было укрепить самодержавную власть, чему в основном и была посвящена вся деятельность императора.

Считая, что самодержец может удержать власть в своих руках только опираясь на авторитарную силу, Павел I стремился к максимальной централизации, предельному усилению своей личной власти. Для укрепления центрального управления были восстановлены некоторые упраздненные при Екатерине II коллегии, в частности, 1796 г. - Мануфактур-коллегия, в 1997 г. - Камер- и Берг-коллегии. Большинство административных вопросов решал сам император, возросло значение генерал-прокурора Сената, который надзирал за высшими государственными учреждениями. На местах возросло влияние губернских прокуроров, которые следили за губернаторами и другими высшими губернскими чиновниками. 

Административное деление России было несколько изменено: уменьшено число губерний, возвращены прежние формы управления некоторым окраинам государства. Это направление деятельности Павла I развивается в общем русле его политики - усиления личной власти императора, центральных органов и противоречия политике Екатерины II. Действие Жалованных грамот 1785 г. было во многом ограничено. Дворяне вновь обязаны были поступать на службу, переход с военной службы на гражданскую был ограничен, вновь были введены телесные наказания. 

Еще одна важная привилегия дворян - свобода от податей - тоже была упразднена: введен сбор на содержание губернской администрации. Губернские дворянские собрания были упразднены, уездные - сильно ограничены. Число дворян-избирателей сократилось примерно в пять раз, возросло право губернатора вмешиваться в дворянские выборы. Для обращения дворянства к императору теперь требовалось предварительное разрешение губернатора или генерал-прокурора.

В губернских городах вместо магистратов и дум были учреждены ратгаузы (городские правления), которые ведали городскими доходами, гражданскими и уголовными судебными делами. 

Ратгаузам подчинялись приказы общественного призрения, магистраты уездных городов. Чиновники ратгаузов частью избирались населением, частью назначались Сенатом, президент назначался императором. Деятельность этих органов управления непосредственно контролировалась губернатором и Сенатом. Таким образом, при Павле I местное и сословное управление было ограничено, власть центральных органов усилилась.

3. Государство и церковь во второй половине XVIII в. На протяжении XVIII в., начиная с церковной реформы Петра I, в России идет ожесточенная борьба между светской властью и духовенством. Одним из главных в этой борьбе был вопрос о церковных земельных владениях, окончательно решенный во второй половине XVIII в.

Петр III, презиравший все русское, соответственно относился и к православной церкви. При нем были закрыты привычные для состоятельных слоев домовые церкви, от духовенства требовали уничтожения икон, хотели заставить его носить светское платье. Невыгодно для духовенства был решен вопрос о церковных землях. В марте 1762 г. был издан указ о секуляризации населенных земель церкви: монастырские и архиерейские крестьяне с землями передавались в ведение Коллегии экономии, подчинявшейся Сенату. 

Екатерина П, придя к власти и понимая важную роль духовенства в укреплении своего положения, желая заручиться его поддержкой, отменила указ о секуляризации. Однако приоритетными для императрицы были интересы дворянства, а ее отношение к церкви прекрасно характеризует тот факт, что в Уложенной комиссии все духовенство страны было представлено одним депутатом от Синода. 

В 1764 г. указ о секуляризации церковных земель был восстановлен. Екатерина заявила, что церковные земли принадлежат государству, духовенство же должно заниматься вопросами христианской веры, а не управлять земными богатствами. 

В результате секуляризации около миллиона церковных крестьян были превращены в особый разряд государственных крестьян, получивших название экономических (от управлявшей ими коллегии экономии), государству перешло более 8 млн. десятин земли, число монастырей сократилось более, чем в два раза. 

После секуляризации на содержание духовенства были назначены штатные оклады по трем классам, выдавалась земля - для монастырей до 30 десятин, для архиерейских домов - от 6 до 9 десятин. В 1786 г. секуляризация была распространена на Украину, тогда же была закрыта Коллегия экономии, и бывшие церковные земли окончательно слились с государственными.

Павел I, исходя из своих общих взглядов, в каком-то смысле рассматривал себя как главу церкви, а духовенство - как состоящее на службе у государства и в соответствии с этим заботился о своих "служащих". В 1797 г. штатное содержание духовенства было увеличено: денег стало выделяться примерно в два раза больше, чем при Екатерине II - до миллиона рублей; земельные наделы монастырям были увеличены до 60 десятин, архиерейским домам - до 30 десятин.

В целом секуляризация церковных земель во второй половине XVIII в. позволила государству увеличить земельный фонд, предназначенный для пожалований дворянству, окончательно поставила духовенство в зависимость от самодержавной власти.

В системе государственного управления в России второй половины XVIII в. можно выделить два неравнозначных по времени и по принципам его переустройства периода: время царствования Екатерины II и годы правления Павла I. При Екатерине II наиболее широкие права получило дворянское сословие: оно могло создавать свои сословно-корпоративные организации, дворянские общества на различных уровнях территориального деления. Получили определенные выгоды самоуправления городские жители. 

Екатерина II создала единообразную административно-территориальную структуру государства и оформила четкую систему сословного судопроизводства. 

Несмотря на то, что при Екатерине II роль Сената по сравнению с Петровским временем уменьшилась, и акцент преобразований был перенесен на местное звено управления, контрольные функции власти усилились -число губерний увеличилось, местные органы были разукрупнены, а в каждую губернию Сенатом назначался наместник, деятельность которого контролировалась самой императрицей. 

Там, где ситуация становилась взрывоопасной, Екатерина II расставалась с маской просвещенной на европейский манер государыни и ликвидировала, например, самоуправление на юге, осуществила перестройку казацких округов, включила их в зону действия крепостного права. При Павле I, напротив, осуществлены попытки максимальной централизации управления, предельного усиления личной власти императора, сокращено число губерний, ограничено сословное самоуправление, что не принесло положительных результатов.

 

21. Правовое положение населения во второй половине XVIII в. Жалованные грамоты дворянству и городам 1785 г.

Правовое положение населения определял Манифест 7 ноября 1775 г., изданный Екатериной II. Рассмотрим каждое сословие в отдельности. Дворянство становясь привилегированным и обособленным сословием, дворянство не имело еще сословной организации, а с уничтожением обязательной службы могло потерять и служебную организацию. Учреждения 1775 г., давая дворянству самоуправление, этим самым давали ему внутреннюю организацию. 

Для избрания должностных лиц дворяне должны были съезжаться всем уездом через каждые три года и выбирали себе уездного предводителя, капитана-исправника и заседателей в различные учреждения. Дворянство каждого уезда становилось целым сплоченным обществом и через своих представителей управляло всеми делами уезда; и полиция, и администрация находились в руках дворянского учреждения (нижний земский суд). 

По своему сословному положению дворяне становились с 1775 г. не только землевладельцами уезда, но и его администраторами. В то же время в тех учреждениях 1775 г., состав которых был бюрократическим или наполовину, или совсем, громадное число чиновников принадлежало к дворянству; поэтому можно сказать, что не только уездное, но и губернское управление вообще сосредоточивалось в дворянских руках. Дворянство же из своих рядов давно уже поставляло, главных деятелей и в центральные учреждения. 

С упадком старой аристократии дворяне стали ближайшими помощниками верховной власти в деле управления и наполняли все высшие учреждения в качестве коронных чиновников.

Таким образом, с 1775 г. вся Россия от высших до низших ступеней управления (кроме разве городовых магистратов) стала управляться дворянством: вверху они действовали в виде бюрократии, внизу - в качестве представителей дворянских самоуправляющихся обществ. Такое значение для дворянства имели реформы 1775 г., они дали ему сословную организацию и первенствующее административное значение в стране.

В «Учреждениях для управления губерний», однако, и организация, данная дворянству, и ее влияние на местное управление рассматриваются как факты, созданные в интересах государственного управления, а не сословий. 

Позднее Екатерина те же факты, ею установленные, а равно и прежние права и преимущества дворян изложила в особой Жалованной грамоте дворянству 1785 г. Здесь уже начала сословного самоуправления рассматриваются как сословные привилегии, наряду со всеми теми правами и льготами, какие дворяне имели раньше. 

Жалованная грамота 1785 г. явилась, таким образом, не новым, по существу, законом о дворянстве, но систематическим изложением ранее существовавших прав и преимуществ дворян с некоторыми, впрочем, прибавлениями. Эти прибавления составляли дальнейшее развитие того, что уже существовало. 

Главной новостью было признание дворянства уже не одного уезда, но и целой губернии за отдельное общество с характером юридического лица. 

Грамотой 1785 г. завершен был тот процесс сложения и возвышения дворянского сословия, какой мы наблюдали на пространстве всего XVIII в. При Петре I дворянин определялся обязанностью бессрочной службы и правом личного землевладения, причем это право принадлежало ему не исключительно и не вполне. 

При императрице Анне дворянин облегчил свою государственную службу и увеличил землевладельческие права. При Елизавете он достиг первых сословных привилегий в сфере имущественных прав и положил начало сословной замкнутости; при Петре III снял с себя служебную повинность и получил некоторые исключительные личные права. 

Наконец, при Екатерине II дворянин стал членом губернской дворянской корпорации, привилегированной и державшей в своих руках местное самоуправление. 

Грамота 1785 г. установила, что дворянин не может иначе, как по суду, лишиться своего звания, передает его жене и детям; судится только равными себе, свободен от податей и телесных наказаний, владеет как неотъемлемой собственностью всем, что находится в его имении; свободен от государственной службы, но не может принимать участия в выборах на дворянские должности, если не имеет «офицерского чина». 

Таковы главнейшие права всякого дворянина. Об участие дворянских обществ в местном управлении говорилось выше. Помимо этого участия дворянские общества имели все права юридических лиц и пользовались широким простором в устройстве своих общественных дел. К таким результатам дворянство пришло к концу XVIII в.; исключительные личные права, широкое право сословного самоуправления и сильное влияние на местное управление - вот результаты, к каким привела дворянское сословие политика императрицы. 

Духовенство и полупривилегерованные группы

Другим привилегированным сословием было духовенство, но оно в XVIII в. лишилось права владения землей и крестьянами и потеряло свыше миллиона душ крестьян, секуляризованных государством. В процессе секуляризации были ликвидированы многие монастыри, а в оставшихся устанавливались строгие штаты различных категорий монахов, что в несколько раз уменьшило численность черного духовенства. Был осуществлен ряд мероприятий, усиливших замкнутость этого сословия. Доступ в него лицам из податных сословий был весьма затруднен. Дети духовенства исключались из духовного сословия лишь в том случае, если они не получали необходимого образования. Духовенство в XVIII в. освобождалось от подушной подати, рекрутской повинности и от телесых наказаний.

Осуществив секуляризацию, самодержавие превратило духовенство в своеобразных чиновников по духовному ведомству. Внешним оформлением этого положения явился указ Павла I о распространении на верхушку духовенства правил о награждении чиновников орденами за усердную многолетнюю службу.

От подушной подати в XVIII в. были освобождены и некоторые полупривилегированные сословия и сословные группы, составлявшие примерно 2,5% населения. Жалованная грамота городам выделила из городского населения три гильдии купечества, освободила гильдийское купечество от подушной подати, рекрутского набора, заменив его денежной платой, закрепила за ним право на оптовую и розничную торговлю, на заведение торговых судов, фабрик и заводов. Кроме того, купцы I и II гильдии освобождались от телесных наказаний. Категория гильдийского купечества была немногочисленна и в составе населения занимала лишь 0,5%.

К концу XVIII в. довольно большим по численности оказалось сложившееся полупривилегированное военно-служилое сословие, в которое вошли казаки, калмыки и часть башкир. Его общая численность составляла менее 2% всего населения. За этим сословием закреплялись земли, луга, леса, водоемы по размерам, значительно превышавшим размеры земель крестьян этих же районов. Военно-служилое сословие освобождалось от подушной подати и рекрутской повинности, но несло обязательную военную службу на особых условиях. Права, предоставленные верхушке этого сословия, в ряде случаев приближались к правам дворян.

К неподатным сословиям принадлежали также рекруты, сданные в армию и во флот, и их дети, образовывавшие небольшую категорию солдатских детей, которые использовались правительством для формирования унтер-офицерского состава армии.

Горожане

Остановимся еще на одном аспекте этой проблемы – вопросе об отношении Екатерины II  к городу, его населению - «третьему сословию» или «среднему роду людей», - ремеслу, торговле, промышленности.

Одной из основных проблем городского сословного устройства в XVIII в. было определение статуса «горожанина» и «мещанина»: кто является «жителем города» и «кто составляет общество того города». Различие между категориями «житель города» и «член общества градского» вносит существенную путаницу как в сам «Наказ», так и в последующее городское законодательство. Ст. 394 утверждает, что «имя мещан» дается только тем, кто имеет недвижимую собственность в городе, т.е. только они являются членами «общества градского», при этом, согласно следующей статье, называться этим именем не позволено тем из них, кто не платит городских податей. Эти идеи получили отражение в проекте «Об общем градском праве» Комиссии о среднем роде людей и проекте прав «средняго рода людей» Кодификационной Комиссии 1767-1771 гг. 

Важным аспектом городского развития был вопрос о торговле. Ему посвящена ст. 330 «Наказа», которая представляет собой цитату глав 21 и 22 книги XX «Духа законов» Ш. Монтескье. Следуя ему, а не Дидро, Екатерина II положительно решает вопрос о возможности возведения в дворянское достоинство представителей купечества. Также разрешает она и важный для той эпохи вопрос о дворянской торговле - согласно Монтескье, торговля была «привилегией» «третьего сословия» (кн. XX, гл. 19). Противоположное мнение высказывал И.-Г.-Г.Юсти, не видя в торговле ничего, что умалило бы дворянскую честь.

Стремясь создать «третье сословие», Екатерина не могла не задумываться о новых людях, которые составили бы его. Здесь важен проект И.И. Бецкого о создании Воспитательного дома. Он предлагал взять за основу будущего «средняго рода» детей, выросших в Воспитательном доме: «новую породу» людей. Идею о том, что просвещение - залог создания полноценного «третьего сословия», выдвигал и Д.Дидро в своих беседах с Екатериной II в начале 1770-х гг. Мысль эта была, безусловно, одной из основополагающих для Просвещения: в ст. 381 «Наказа» читаем: «К сему роду причесть должно всех тех, кои выходить будут, не быв дворянами, изо всех Нами и предками. Нашими учрежденных училищ и воспитательных домов».

Так выглядит набор понятий и представлений, с которым императрица подошла через много лет к подготовке проектов городского законодательства. Плодом просвещенческого мировоззрения и станет последующее городское законодательство этого царствования,

В период правления Екатерины II было принято новое сословное законодательство об устройстве купечества и торгово-промышленного обложения путем введения гильдейского сбора с купечества, как налога с объявленного капитала. В 1775 г. был принят Манифест «По случаю заключения мира с Турцией». В соответствии с данным документом купечество было освобождено от уплаты подушной подати и временных чрезвычайных налогов. Взамен последней, купцы обязаны были уплачивать по 1% с объявленной ими по совести суммы капитала. При этом купечество было разделено на 3 гильдии, в которые могли записываться только лица, имевшие капитал не менее 500 руб. Те граждане, которые не имели такого капитала, не имели права записываться в купечество, называясь мещанами, и были обязаны платить подушную подать. 

На основании данного Манифеста Правительствующий Сенат принял Указ 25 мая 1775г. «О разделении купечества на гильдии», определив, что купцы, объявившие капитал свыше 10 тысяч рублей - приписывались к первой гильдии; от 1 до 10 тысяч рублей - ко второй гильдии; от 500 рублей до 1 тысячи рублей - к третьей гильдии. Объявление капиталов предоставлялось также по совести каждого.

Порядок сбора указанной гильдейской подати был изменен в связи с принятием Екатериной II в 1785 г. «Грамоты на права и выгоды городам Российской Империи», явившейся важнейшим законодательным памятником, которым в юридическом порядке были определены права и преимущества городского состояния, введена сословная организация городского населения по отношению к промысловому обложению, что являлось прогрессом на тот период. В соответствии с указанной Грамотой каждый, независимо от пола, лет, рода, поколения, семьи, состояния, вероисповедания, торга, промысла, рукоделия или ремесла, если объявит капитал от 1 тысячи до 50 тысяч рублей, разрешается записываться в одну из трех гильдий согласно установленным суммам объявленных капиталов. Оклад налога и порядок объявления капиталов были оставлены прежними. Таким образом, все категории населения, в том числе, дворяне, крестьяне, иностранцы - имели право заниматься торговлей и промыслами, и в зависимости от суммы объявленных капиталов, обязаны были приписываться к гильдиям и уплачивать соответствующие процентные сборы.

Крестьянство

Свыше 90% населения составляли крестьяне, делившиеся на две большие категории: помещичьих и государственных. Кроме того, существовали более мелкие категории крестьян: дворцовые, превратившиеся в царствование Павла 1 в удельных, посессионные (купленные к заводам) и другие.  

Крестьяне всех категорий были прикреплены к земле, платили феодальную ренту, несли рекрутскую повинность и испытывали на себе все тяготы сословного неполноправия. Все они являлись крепостными. Но формы и степень крепостничества и сословного неполноправия для крестьян разных категорий существенно различались.

Наиболее тяжелым было положение помещичьих крестьян. Составлявшие в XVIII в. более половины всего населения страны, они не имели никаких прав: и они сами, и их имущество находились в неограниченной власти и собственности помещиков.

Государственные крестьяне (к концу века их было около 5,5 млн. душ) составляли большинство населения в районах, где по разным причинам помещичье землевладение не прижилось или не стало преобладающим (Север, Приуралье, Урал, Сибирь, Северный Кавказ, Южная Украина). Высок был их удельный вес также в национальных районах Поволжья,  районах прежних засечных черт и в некоторых других районах. Государственные крестьяне пользовались землей на основе общинной землевладения. Феодальная рента взималась с них в форме подати, но к этому добавлялись всякого рода государственные повинности: по строительству и содержанию дорог и мостов, перевозке казенных грузов, расквартированию войск и т. д.

Их законодательное положение отличалось тем, что никто не вмешивался в их семейные отношения, они не подвергались постоянным наказаниям и истязаниям, могли заниматься промыслами, ремеслом, торговлей, наниматься на купеческие мануфактуры и т. д. Состав государственных крестьян был неоднороден.

Жалованная грамота дворянству и городам

В целях оформления сословных привилегий дворянства в 1785 году вышла Жалованная грамота дворянству. «Грамота на права вольности и преимущества благородного российского дворянства» представляла собой свод дворянских привилегий, оформленный законодательным актом Екатерины II от 21.04. 1785 года. 

При Петре I дворянство несло пожизненную военную и другую службу государству, но уже при Анне Иоанновне оказалось возможным ограничить эту службу 25 годами. Дворяне получили возможность начинать службу не с рядового или простого матроса, а с офицера, пройдя дворянскую военную школу. Петр III издал указ о вольности дворянства, дающий право служить или не служить, но действие этого указа было приостановлено. Теперь же, подтверждалась свобода дворян от обязательной службы. 

Полное освобождение дворянства имело смысл по нескольким причинам: 1) имелось достаточное количество подготовленных людей, сведущих в разных делах военного и гражданского управления; 2) сами дворяне сознавали необходимость службы государству и считали за честь проливать кровь за отечество; 3) когда дворяне были всю жизнь оторваны от земель хозяйства приходили в упадок, что пагубно сказывалось на экономике страны. Теперь многие из них могли сами управлять своими крестьянами. И отношение к крестьянам со стороны хозяина было куда лучше, нежели чем со стороны случайного управляющего. Помещик был заинтересован в том, чтобы его крестьяне не были разорены. 

Жалованной грамотой дворянство признавалось первенствующим сословием в государстве и освобождалось от уплаты податей, их нельзя было подвергнуть телесному наказанию, судить мог только дворянский суд. Лишь дворяне имели право владеть землей и крепостными крестьянами, они также владели недрами в своих имениях, могли заниматься торговлей и устраивать заводы, дома их были свободны от постоя войск, имения не подлежали конфискации. 

Дворянство получило право на самоуправление, составило «дворянское общество», органом которого являлось дворянское собрание, созываемое каждые три года в губернии и уезде, избиравшее губернских и уездных предводителей дворянства, судебных заседателей и капитан-исправников, возглавлявших уездную администрацию. Этой жалованной грамотой дворянство призывалось к широкому участию в местном управлении. 

При Екатерине II дворяне занимали должности местной исполнительной и судебной власти. Жалованная грамота дворянству должна была упрочить положение дворянства и закрепить его привилегии. Содействовала большей консолидации господствующего класса. Действие ее было распространено также на дворян Прибалтики, Украины, Белоруссии и Дона. Жалованная грамота дворянству свидетельствовала о стремлении российского абсолютизма укрепить свою социальную опору в обстановке обострения классовых противоречий. Дворянство превращалось в политически господствующее сословие в государстве.

Наряду с Жалованной грамотой дворянству 21.04. 1785 увидела свет Жалованная грамота городам. Этот законодательный акт Екатерина II учреждал новые выборные городские учреждения, несколько расширяя круг избирателей. Горожане были поделены на шесть разрядов по имущественным и социальным признакам: «настоящие городские обыватели» - владельцы недвижимости из дворян, чиновников, духовенства; купцы трех гильдий; ремесленники, записанные в цехи; иностранцы и иногородние; «именитые граждане»; «посадские», т.е. все прочие граждане, кормящиеся в городе промыслом или рукоделием. Эти разряды по Жалованной грамоте городам получили основы самоуправления, в известном смысле аналогичные основам Жалованной грамоты дворянству. Раз в три года созывалось собрание «градского общества», в которое входили лишь наиболее состоятельные горожане. Постоянным городским учреждением была «общая градская дума», состоящая из городского головы и шести гласных. Судебными выборными учреждениями в городах являлись магистраты. Однако привилегии горожан на фоне дворянской вседозволенности оказались неощутимыми, органы городского самоуправления жестко контролировались царской администрацией - попытка заложить основы буржуазного сословия не удалась.

Помимо Жалованной грамоты дворянству и Жалованной грамоты городам Екатерина II разрабатывала и Жалованную грамоту крестьянству (она адресовалась только к государственным крестьянам). «Сельское положение» было вполне законченным проектом. Он не противоречил «Наказу». Однако этот проект не был воплощен в жизнь.

Во все время царствования Екатерины II идет обсуждение того, как облегчить участь крепостных. Сама императрица была противницей крепостного права. Она, в начале царствования, мечтала освободить крестьян от крепостной зависимости. Сделать этого она не могла, во-первых, потому, что не встретила сочувствия среди многих приближенных, а во-вторых, потому, что взгляды самой Екатерины II изменились после Пугачевского бунта.

Грамота закрепляла единый сословный статус населения городов независимо от профессиональных занятий и родов деятельности. Это вполне согласовывалось с идеей создания «среднего рода людей». Единый правовой статус городского населения основывался на признании города особой организованной территорией (с особой системой административного управления и видами занятий населения).

Принадлежность к мещанскому сословию, по мысли законодателя, основывалось на трудолюбии и добронравии, являлось наследственной и связана с пользой приносимой мещанством отечеству. Принадлежность к мещанскому сословию не было естественным явлением, как например дворянство. Лишение мещанских прав и привилегий могло осуществляться по тем же основаниям, что и лишение сословных прав дворянства, в жалованной грамоте приводился полный список подобных деяний (например, за совершение некоторых уголовно наказуемых деяний).

Личные права мещан включали право на охрану чести и достоинства, личности и жизни, право на перемещение и выезд за границу.

К имущественным правам мещанства относились право собственности на принадлежащее имущество (приобретение, использование, наследование), право владения промышленными предприятиями, промыслами, право на ведение торговли.

Все городское население делилось на 6 категорий:

- «настоящие городские обыватели», имеющие в городе дом и иную недвижимость:

- записанные в гильдии купцы (1 гильдия – с капиталом от 50 тыс. руб.; 2 гильдия – от 5 до 10 тыс. руб.; 3 гильдия – от 1 до 5 тыс. руб.);

 - состоящие в цехах ремесленники;

 - иностранные и иногородние купцы;

 - иногородние и иностранные купцы;

 - именитые граждане (капиталисты и банкиры, имевшие капитал не менее 50 тыс. руб., оптовые торговцы, судовладельцы, состоящие в городской администрации, ученые, художники, музыканты);

 - прочее посадское население.

Купцы 1 и 2 гильдии пользовались дополнительными личными правами, освобождались от телесных наказаний, могли владеть крупными промышленными и торговыми предприятиями.

От телесных наказаний освобождались и именитые граждане.

Права и обязанности регламентировались внутрицеховыми правилами и «Уставом о цехах».

За городскими жителями, как и за дворянами, признавалось право корпоративной организации. Граждане составляли «общество городское» и могли собираться на собрания с санкции администрации. Собрание могло обращаться с представлениями к местным властям и наблюдать за соблюдением законов. За городским обществом признавалось право юридического лица. Участие в обществе ограничивалось:

имущественным цензом – уплата годового налога не менее 50 рублей;

возрастным цензом – не моложе 25 лет.

Горожане избирали бургомистров, заседателей-ратманов (на три года), старост и судей словесных судов (на год).

В городе создавалась общая городская дума, в которую входили избранные городской голова и гласные (по одному от каждой из шести категорий горожан и пропорционально частям города). Общая городская дума образовывала свой исполнительный орган – шестигласную городскую думу из числа гласных, в заседаниях которой участвовали по одному представителю от каждой категории. Представительствовал городской голова.

В компетенцию городской думы входило:

 - обеспечение в городе тишины, согласия и благочиния;

 - разрешение внутрисословных споров;

 - наблюдение за городским строительством.

Судебные дела не входили в ведение городской думы, их решали судебные органы.

 

 

22. Изменение государственного строя России в первой половине XIX в.

К началу XIX в. Россия была мировой державой, игравшей заметную роль на европейской арене. Она занимала территорию в 17,4 млн. кв. км; на этой территории, по данным переписи 1795 г., проживало 37,4 млн. человек. Около 90 % всего населения составляли крестьяне; примерно 2 проц. дворяне. Имело тенденцию к росту ведущее в экономике страны аграрное производство, происходили сдвиги в промышленности. 

Однако, говоря словами современного исследователя Б. Г. Литвака, Русь-тройка “не мчалась, а еле-еле тащилась по ухабистой дороге истории”. Первая половина XIX в. принесла немалые перемены. Не без основания историки подчеркивают, что с началом этого столетия Россия вступила в новый этап своего развития. 

Многих специалистов интересовал, в частности, вопрос о причинах и сущности преобразовательной деятельности Александра I, занимавшего российский престол с марта 1801 г. по ноябрь 1825 - го, причем решают они его по-разному. Так, авторы многотомных трудов об Александре I и его времени генералы М.И.Богданович и Н.К.Шильдер развивали идею о стремлении царя к законности как главном мотиве его преобразований. Ненавидя деспотизм, Александр I, как утверждал Богданович, стремился “навсегда охранить от произвола права всех и каждого”.

В. О. Ключевский указывал на два “основных стремления, которые составляли содержание внутренней политики Александра I: “ . . . это уравнение сословий перед законом и введение их в совместную дружную государственную деятельность”. 

По мнению же марксиста М. Н. Покровского, эта политика была обусловлена экономическими процессами, развивавшимися в России. Продуктом социально-экономического развития страны считал реформы начала XIX в. и А. Е. Пресняков, издавший в 1924 г. книгу “Александр I”. Развившие построения М. Н. Покровского и А. Е. Преснякова, С. Б. Окунь и А В. Предтеченский главную цель внутренней политики Александра I видели в спасении феодально - крепостнической системы от гибели. Но если у Окуня царь-консерватор использовал либеральные идеи, чтобы оставить все по - старому, то под пером А. В. 

Предтеченского Александр предстает как реформатор, убежденный в необходимости уступок. С. В. Мироненко, М. М. Сафронов и Н. И. Казаков пишут о серьезности либеральных увлечений и планов Александра I. Последнее мнение представляется достаточно обоснованным.

Старший сын Павла I родился 12 декабря 1777 г. и был наречен бабкой Екатериной II в честь Александра Невского - покровителя Петербурга. Александр был любимым внуком императрицы, и она подобрала ему блестящих учителей. 

Русскую словесность и историю ему преподавал образованнейший М.Н.Муравьев (писатель, отец будущих декабристов ; естественные науки — известный ученый и путешественник, академик П.С.Паллас; законоучителем, духовником и преподавателем английского языка был протоиерей А. А Самюорский, долгое время живший в Англии, страстный англоман. Состоять “кавалером” при Александре и обучать его французскому языку Екатерина II пригласила швейцарца Ф. П. Лагарпа, приверженца идей Просвещения, республиканца по взглядам. 

Общение с такими людьми, и особенно с Лагарпом, не могло остаться бесследным. Князь А. А. Чарторыйский, с которым Александр близко сошелся в 1796 г., вспоминал о первой беседе с ним: “Он сознался мне, что ненавидит деспотизм повсюду, во всех его проявлениях, что он любит свободу, на которую имеют одинаковое право все люди”. 

Сам Чарторыйский и другие друзья юности Александра — граф П.А.Строганов, Н.Н. Новосильцев , граф В.П.Кочубей — во многом разделяли увлечения великого князя Собираясь тайно, они вели откровенные разговоры о необходимости отменить крепостничество, о конституции, о предпочтительности республиканского образа правления. Именно на этих людей, составивших “Негласный комитет”, опирался Александр I после своего вступления на престол.

Воцарению Александра предшествовал дворцовый переворот, осуществленный заговорщиками, во главе которых стояли П.А.Пален , военный губернатор столицы, и последний фаворит Екатерины II  Платон Зубов. В ночь с 11 на 12 марта 1801 г. Великий князь был поставлен в известность о планах заговорщиков и дал им согласие  на устранение Павла I при условии сохранения последнему жизни. Такое обещание он получил, но заговорщики не собирались его выполнять. В первом часу ночи Пален принес Александру весть е “скоропостижной кончине” императора. Александр никогда не забывал событий марта 1801 г. Всех заговорщиков он вскоре демонстративно удалил из Петербурга.

Воцарение сына Павла I было встречено населением I столицы с ликованием. В  манифесте, спешно отпечатанном уже утром 12 марта, Александр I объявил, что будет управлять “богом врученным” ему народом “по законам и по сердцу августейшей бабки нашей”, тем самым подчеркнув свою приверженность политическому курсу Екатерины II. Он и начал с того, что восстановил отмененные Павлом “Жалованные грамоты” дворянству и городам, дворянские выборные корпоративные органы, освободил дворян от телесных наказаний, объявил амнистию всем, бежавшим от павловских репрессий за границу, и ссыльным. Были отменены и другие павловские указы, вроде запрета носить круглые французские шляпы, выписывать иностранные газеты и журналы, выезжать за границу. Была объявлена свобода торговли, разрешены частные типографии, упразднена вселявшая страх Тайная экспедиция, занимавшаяся сыском и расправой. Опустела петербургская Бастилия - Петропавловская крепость.

Эти первые распоряжения порождали надежды на дальнейшие перемены. И они последовали. Необходимо было реформировать систему государственного управления - прежняя организация власти уже не отвечала требованиям времени. Собиравшийся при Екатерине II время от времени Государственный совет стал постоянным (“Непременным”); он рассматривался как орган с законосовещательными функциями при императоре. В совет входили представители высшей титулованной знати (12 чел.). С первых же дней своего существования “Непременный” совет приобрел такое значение, что его позиция в значительной степени предопределяла окончательное решение императора по наиболее важным вопросам внутренней и внешней политики.

Дальнейшие преобразования были связаны с деятельностью М. М. Сперанского, сына сельского священника, благодаря исключительным способностям сделавшего головокружительную карьеру. 

При Павле он служил в канцелярии генерал-прокурора, а затем оказался на должности статс-секретаря в “Непременном” совете. Именно этому человеку, одаренному талантом бюрократа и блестящим умом, “твердым, как лед, но и холодным, как лед же” (В. О. Ключевский), Александр I поручает разработать реформу, которая должна была в значительной степени изменить государственный строй в стране. К октябрю 1809 г. Сперанский уже представил проект царю. 

В нем, по существу, речь шла об ограничении самодержавия, о введении в стране конституционной монархии. В основу реформы автор проекта предлагал положить принцип разделения властей: законодательную власть он считал необходимым сконцентрировать в новом органе - Государственной Думе, судебную - в Сенате, а исполнительную - в министерствах, возникших в России еще в 1802 г. 

Ни один закон не мог быть издан без предварительного одобрения его выборным органом - Государственной Думой. Министров назначал царь, но они оказывались ответственны перед Думой. Предусматривалась стройная система выборных дум: Государственная, губернские, окружные, волостные. Членов Сената полагалось выбирать губернским думам. 

Политическими правами наделялись все, кроме “народа рабочего” (“поместных крестьян, мастеровых, их работников и домашних слуг”). Связывающим звеном между императором и тремя ветвями власти должен был стать Государственный совет - вершина новой государственной системы.

Александр I признал проект “удовлетворительным и полезным”, но реализован он не был. Дело свелось к учреждению в 1810 г. Государственного совета - законосовещательного органа при императоре, занявшего место “Непременного” совета.

  В 1811 г. получило силу закона подготовленное Сперанским “Общее учреждение министерств”, завершившее реформу начатую в 1802 г., когда коллегии были заменены новой, европейской формой высшей исполнительной власти - министерствами. 

Дела по каждому министерству решались единолично министром, назначаемым императором и ответственным только перед ним. Если в 1802 г. структура и функции министерств не были четко определены, то “Общее учреждение” устанавливало единообразие организации и делопроизводства министерств, регламентировало взаимоотношение министерств с другими органами власти. Министры объединялись в Комитет министров, организационные основы окончательно были определены 1812 г. В состав комитета вошли также представители департаментов Государственного совета, а председатель Государственного совета стал одновременно председателем Комитета министров. 

Согласно закону 1812 г., Комитету министров полагалось рассматривать дела, по которым “необходимо общее соображение и содействие” и в разрешении которых министр “встретил сомнение”, включая дела, превышающие пределы его власти. 

Однако на практике кол выполнял и судебные функции, и обсуждал законопроекты, которые император утверждал, не передавая их на дополнительное рассмотрение в Государственный совет, министров мог отменять решения Сената, который также в начале XIX в. претерпел реорганизацию. Он был разделен на девять департаментов (к середине XIX в. их число выросло до 12), полусамостоятельных,- скрепленных главенством генерал-прокурора (с 1802 г. должность эту стал занимать министр юстиции).

Решения Сената по судебным делам нередко оказывались неокончательными: если при обсуждении дел в департаментах и общих собраниях сенаторов возникали разногласия (а такие ситуации случались часто), окончательный приговор выносил император, а впоследствии - Государственный совет. М. М. Сперанский в 1811 г. предлагал принять закон о признании решений Совета окончательными; к этому времени он подготовил проект нового преобразования Сената. 

Речь шла о разделении Сената на два - правительствующий и судебный. Состав последнего должен был, по замыслу реформатора, частью назначаться императором, частью избираться дворянством. Однако это предложение не обрело силу закона. Вскоре последовала отставка Сперанского и ссылка его в Нижний Новгород. Причины “падения” реформатора трактовались и трактуются по-разному. 

Говорят об интригах сановников, которые видели в Сперанском выскочку (В. О. Ключевский); указывают на чрезмерную активность самого Сперанского (в записках к императору и личных беседах он обнаруживал такую обширную осведомленность о разных обстоятельствах внутренней и внешней политической жизни России, что у Александра зародилось сомнение в том, кто же действительно правит империей (В. А. Томсинов) и на отказ царя от профранцузской политики, сторонником которой являлся Сперанский, и причастность его к масонству (М. Н. Покровский).

Но удаление Сперанского не означало отказа Александра I от либерального курса своей политики. В 1815 г. он даровал конституцию “царству Польскому”. Это рассматривалось как первый шаг к дарованию конституционного устройства самой России. Проект российской конституции было поручено составить императорскому комиссару при польском правительстве Николаю Новосильцеву. Составленный им проект (“Уставная грамота”) предусматривал создание парламента, без одобрения которого монарх не мог издавать законы, предоставление свободы всем российским подданным, кроме крепостных, и федеративное устройство государства.

Но этот проект, созданный в тайне, так и не был обнародован. Более того, к началу 20-х гг. XIX в. Александр I отказывается от коренных преобразований в политической сфере и становится на путь возврата к бесперспективной практике частных изменений и подновлений существующей системы. Причиной такой перемены Ключевский считает то, что Александра напугали военные революции в Италии и Испании, призрак которых он увидел в выступлении лейб-гвардии Семеновского полка в 1820 г. Покровский указывает, что как только исчезла необходимость игры в либерализм, император тут же свернул все либеральные начинания, обнаружив тем самым свои истинные настроения. Близкую точку зрения занимает С. Б. Окунь. 

Ряд историков (Н. Я. Эйдельман, С. В. Мироненко) высказали мнение, что отказ от преобразований произошел в силу мнимой или истинной узости социальной опоры для них и боязни Александра I войти в конфликт с основной массой дворянства. Курс правительства становится по одним определениям - “консервативным”, по другим—“реакционным”. Как пишет Ключевский, “правительство и общество разошлись, как никогда не расходились прежде”. 

То, что оппозиция правительственному курсу существовала во всех слоях общества, единодушно отмечается историками. Самое яркое проявление этой оппозиции - восстание 14 декабря 1825 г. Это событие дореволюционными историками расценивалось как напрасная трагедия, усугубившая отчуждение верховной власти и передовых слоев общества. 

Историки-марксисты оценивают это выступление как важный этап борьбы против самодержавия. Но на содержании конкретной политики правительства восстание отразилось слабо. По оценке большинства исследователей, направление деятельности Николая I, сменившего своего брата на престоле и подавившего декабрьское восстание, прямо продолжало консервативный курс конца александровского царствования.  Надо отметить, что Николай Павлович и по характеру, и по воспитанию, и по образу мыслей заметно отличался от брата. Любимыми предметами его в детстве были математика, “потом артиллерия и в особенности инженерная наука и тактика”. 

Будучи уже императором, он любил говорить про себя: “Мы, инженеры”. Его отличали приверженность к точности, симметрии, порядку, иерархической стройности. С возрастом он все более увлекался военной дисциплиной, парадами и маневрами. К демократии Николай всегда относился отрицательно, был ревнителем монархической идеи, убежденным сторонником абсолютизма. “Время Николая I, - отмечал А. Е. Пресняков, - эпоха крайнего самоутверждения русской самодержавной власти в ту самую пору, как во всех государствах Западной Европы монархический абсолютизм, разбитый рядом революционных потрясений, переживал свои последние кризисы.

Одним из важнейших являлось III отделение канцелярии - орган политического сыска и следствия, созданный по записке генерала А. X. Бенкендорфа, бывшего члена масонской ложи, приятеля декабристов, подавшего на них донос Александру I; в 1826 г. начальник отделения стал одновременно шефом специально сформированного корпуса жандармов. 

На этот пост правительство назначило наиболее преданных ему людей. Первым его занимал Бенкендорф; в 1844 г. его сменил граф А. Ф. Орлов; последнего в 1856 г. сменил князь В. А. Долгоруков. Страна была разделена на несколько жандармских округов, во главе которых находились генералы, имеющие в распоряжении обширный штат подчиненных. 

Задачи III отделения и корпуса жандармов были многообразны: они осуществляли сыск и следствие по политическим делам, наблюдали за литературой, ведали расколом и сектантством; следили за иностранцами, приехавшими в Россию, занимались крупнейшими должностными и уголовными преступлениями, изучали положение крестьян и причины крестьянских волнений, ведали цензурой и пр. Фактически III отделение охватывало все стороны жизни.

Предпринимались попытки поставить под жесткий контроль верховной власти местную администрацию в лице губернаторов.

Центральная бюрократия неимоверно разрослась. Если в 1796 г. в России насчитывалось приблизительно 15 - 16 тыс. чиновников, то в 1847 г. их было уже 61 548. Невиданный размах приобрели коррупция и казнокрадство. И Александр I, и Николай I пытались бороться с ними путем проведения государственных ревизий (для этого было даже создано специальное главное управление) и путем упорядочения законодательства. 

Вообще, по мысли Николая Павловича, необходимо было внушить стране уверенность, что Россия управляется на незыблемых основаниях закона. К работе по кодификации законодательства император решил привлечь Сперанского, который еще в 1821 г. возвратился в столицу.

Работа эта была сосредоточена во II отделении императорской канцелярии, начальником которого Николай назначил профессора Петербургского университета М. А. Балугьянского. 

Фактически отделением руководил Сперанский. К 1830 г. им и его помощниками была выполнена большая работа по сбору в архивах и государственных учреждениях законодательных актов, вошедших затем в “Полное собрание законов Российской империи” и “Свод законов Российской империи”. “Сводом законов” стали руководствоваться в качестве официального кодекса в судебных и других учреждениях.

Николай I включил Сперанского в состав Секретного комитета, образованного 6 декабря 1826 г. для подготовки реформ в государственном управлении. Комитет разработал ряд проектов, но в большинстве своем они остались на бумаге. Некоторые частные изменения были внесены в систему местного управления.

Реорганизованное в 1-й половине XIX в. центральное управление просуществовало, с небольшими изменениями, вплоть до 1917 года. Реформы 1801 - 1813 гг. способствовали приспособлению политического строя России к новым социально-экономическим отношениям, укрепили высший и центральный государственный аппарат. Централизация и бюрократизация государственного аппарата отвечали задаче поддержания самодержавной власти.

 

23. Систематизация российского законодательства в первой половине XIX в.

Консерватизм и реакционность политической надстройки России первой половины XIX в. предопределили такие же особенности российской правовой системы. Все изменения в праве производятся толь ко для того, чтобы отстоять устои феодализма, абсолютистские по рядки. В силу этого и изменения в праве, в его существе невелики.

Стремление удержать и подкрепить устои шатающегося феодализма приводит к идее своеобразной феодальной законности. Вслед за Петром I, требовавшим неуклонного соблюдения законов, ту же мысль проводит спустя столетие Александр I. При этом он демагоги чески связывает и себя рамками законности. В одной из резолюций Александр I писал: «Закон должен быть для всех единствен. Коль скоро я себе дозволяю нарушать законы, кто тогда почтет за обязанность наблюдать их?» Стремление закрепить существующие порядки приводит к идее систематизации законодательства.

Если содержание права в данный период изменилось несуществен но, то этого нельзя сказать о его форме. Была проведена грандиозная работа по систематизации российского законодательства, составившая целую эпоху в его истории.

Последним универсальным систематизированным сборником, охватывающим почти все отрасли русского права, было Соборное Уложение 1649 г. Как уже отмечалось, в XVIII в. неоднократно предпринимались попытки создать новое Уложение, однако они не привели к успеху.

К началу XIX в. неразбериха в законодательстве дошла до предела. Она была одной из причин беспорядков и злоупотреблений в судах.

Александр I уже в 1801 г. учредил новую, десятую по счету, комиссию во главе с П. В. Завадовским. Она получила название комиссии составления законов и провела значительную подготовительную работу. Но лишь при Николае I удалось развернуть по-настоящему и завершить систематизацию российского законодательства.

Неуспех всех десяти комиссий определялся тем, что они раздирались серьезными противоречиями, борьбой между новым и старым, в основе которой лежал вопрос о существовании крепостного права, т. е. о существе феодализма. Так было и с последней, десятой комиссией. Когда «главный исполнитель работ» комиссии Г. А. Розенкампф предложил начать дело с пересмотра законодательства о крестьянстве, он натолкнулся на резкий отпор Александра I.

Не следует думать, что Николай I, несмотря на его размышления о необходимости отмены крепостного права, дал директиву открыть дорогу новым веяниям. Как раз наоборот. Он дал установку ничего не менять в праве, а лишь привести в порядок существующие нормы. За проведением в жизнь этой директивы император наблюдал лично. 

Для этого комиссия была создана не при Государственном совете, который должен был заниматься подготовкой законопроектов. 

Кодификационная комиссия была просто преобразована во II отделение Собственной его величества канцелярии. Впоследствии, когда уже был готов Свод законов, император учредил семь ревизионных комиссий с целью проверить тождество Свода существовавшему законодательству, Проверка облегчалась тем, что каждая статья Свода имела ссылку на источник — соответствующий акт в Полном собрании законов, с датой и номером.

Успеху работы комиссии способствовал и субъективный фактор: ее фактически возглавлял М.М. Сперанский — видный юрист и чело век удивительной трудоспособности, впервые привлеченный к кодификационным работам еще в 1808 — 1809 гг. Надо сказать, что Николай I с большой неохотой привлек Сперанского, прежние либеральные настроения которого, конечно, были известны императору. Поэтому даже во главе II отделения был поставлен не он, а воспитатель Николая Балугьянский. Сперанский, отрешившись от прежних либеральных иллюзий, вполне принял установки Николая I и действовал на основании их.

Сперанский решил организовать работу поэтапно. Сначала он хотел собрать воедино все законы, изданные с момента принятия Соборного Уложения, затем привести их в определенную систему и, наконец, на базе всего этого издать новое Уложение. В таком порядке работа эта и развернулась.

Сначала приступили к созданию Полного собрания законов (ПСЗ). Оно включило в себя все нормативные материалы с Соборно го Уложения до начала царствования Николая I, собранные в хронологическом порядке. Таких актов набралось свыше 50 тыс., составивших 46 толстых томов. Впоследствии ПСЗ дополнялось текущим за­конодательством. Так появились второе Полное собрание законов Российской империи, охватившее законодательство до 1881 г., и третье, включившее законы с марта этого года.

ПСЗ все-таки было не совсем полным собранием законов. Некоторые акты кодификаторам не удалось найти. Дело в том, что государственные архивы России находились в скверном состоянии. Ни в одном из них не было даже полного реестра существующих законов. В некоторых же случаях отдельные акты умышленно не вносились в ПСЗ. Речь идет о документах внешнеполитического характера, сохранявших еще оперативную секретность. Не вносились также за коны, изданные по обстоятельствам чрезвычайной важности, и частные дела, касающиеся какого-либо лица или содержащие правила внутреннего распорядка для государственных органов. По подсчетам А. Н. Филиппова, в первое ПСЗ не вошло несколько тысяч документов.

В то же время в Полное собрание вошли акты, по существу не имеющие характера законов, поскольку само понятие «закон» в теории не было разработано. В Полном собрании законов можно найти акты неюридического характера, судебные прецеденты.

После издания Полного собрания законов Сперанский приступил ко второму этапу работы — созданию Свода законов Российской империи. 

При его составлении исключались недействующие нор мы, устранялись противоречия, проводилась редакционная обработка текста. Отметим, что уже и при создании ПСЗ Сперанский позволял себе несколько редактировать публикуемые законы. Конечно, существо не менялось, но форма в определенной мере изменялась. 

Прежде всего акты давались в орфографии XIX в. Отбрасывались элементы закона, которые кодификатор считал, видимо, несущественными. 

Так, например, в «Учреждении для управления губерний» 1775 г. были отброшены заголовки статей. Это значительно сократи ло объем документа, но вместе с тем потерялся удобный для читателя вспомогательный к тексту аппарат. Иногда, видимо, в силу высокого темпа работы, вкрадывались и ошибки. 

Именно так, очевидно, «Краткое изображение процессов» и Артикул воинский попали под шапку Воинского устава и были датированы 1716г. Однако эти недостатки не умаляют громадного исторического значения работы, проделанной Сперанским и его небольшим коллективом.

При создании Свода М. М. Сперанский исходил из того, что «Свод есть верное изображение того, что есть в законах, но он не есть ни дополнение их, ни толкование». Однако, по мнению исследователей, Сперанский неоднократно и сам формулировал новые нормы, не опирающиеся на действующий закон, особенно в сфере гражданского права.

В Своде законов весь материал был расположен по особой системе, разработанной Сперанским. Если ПСЗ строится по хронологическому принципу, то Свод — уже по отраслевому, хотя и не совсем последовательно проведенному.

В основу структуры Свода было положено деление права на публичное и частное, идущее от западноевропейских буржуазных концепций, восходящих к римскому праву. Сперанский только называл эти две группы законов государственными и гражданскими. Работая над Сводом, Сперанский изучил лучшие образцы западной кодификации — римский, французский, прусский, австрийский кодексы, но не скопировал их, а создал собственную оригинальную систему.

Свод был издан в 15 томах, объединенных в 8 книгах. Книга 1-я включила по преимуществу законы об органах власти и управления и государственной службе, 2-я — уставы о повинностях, 3-я — устав казенного управления (уставы о податях, пошлинах, питейном сборе и др.), 4-я — законы о сословиях, 5-я — гражданское законодательство, 6-я — уставы государственного благоустройства (уставы кредитных установлений, уставы торговые и о промышленности и др.), 7-я — уставы благочиния (уставы о народном продовольствии, общественном призрении и врачебный и др.), 8-я — законы уголовные. 

С самого начала законодатель установил, что эта структура Свода должна оставаться неизменной, хотя бы менялось содержание отдельных законов. Этот принцип соблюдался на всем протяжении истории Свода, т е. до Октябрьской революции, только в 1885 г. к Своду был добавлен XVI том, содержащий процессуальное законодательство.

После издания Свода Сперанский мыслил приступить к третьему этапу систематизации — к созданию Уложения, которое должно было не только содержать старые нормы, но и развивать право. Если ПСЗ и Свод были лишь инкорпорацией, то создание Уложения предполагало кодификационный метод работы, т. е. не только соединение ста­рых норм, но и дополнение их новыми. Однако именно этого-то и не хотел император.

Планируя создание Уложения, Сперанский отнюдь не собирался колебать устои феодализма. Он просто хотел привести законодательство в соответствие с требованиями жизни. Новеллы в праве должны были, по его замыслу, не подорвать, а закрепить феодальный строй и самодержавие, усовершенствовать его. Но трезво оценивая ситуацию, он понимал, что нужно пойти на определенные уступки, чтобы не по терять всего.

Однако эти идеи Сперанского не нашли поддержки. Работа по систематизации остановилась на втором этапе. Можно лишь отметить как элемент третьего этапа издание в 1845 г. Уложения о наказаниях уголовных и исправительных — первого настоящего российского уголовного кодекса.

Разработка Уложения о наказаниях началась сразу после создания Свода законов и велась первоначально в Министерстве юстиции, а затем во II отделении императорской канцелярии. При разработке проекта был использован том XV Свода законов. Но авторы Уложения не ограничились российским опытом. Они изучили также много численные западноевропейские уголовные кодексы, даже проекты не которых кодексов.

Проект Уложения и объяснительная записка к нему были готовы к 1844 г. Их размножили для предварительного обсуждения. После рассмотрения проекта в Государственном совете он был утвержден императором в августе 1845 г. и введен в действие с 1 мая 1846 г.

Уложение о наказаниях было громадным законом. Оно содержало более 2 тыс. статей, разбитых на 12 разделов, имеющих сложную структуру. Такая громоздкость закона объяснялась тем, что его авторам не удалось преодолеть казуальность, свойственную прежним феодальным уголовным сборникам. Законодатель стремился предусмотреть всевозможные виды преступлений, не полагаясь на обобщающие формулировки. Отчасти это объяснялось низким профессиональным уровнем российских судей, которые не могли бы разобраться в юридических абстракциях и которым нужно было показать состав преступления как можно проще и нагляднее.

Впервые в российском законодательстве Уложение содержало Общую часть, функции которой выполнял первый раздел закона. Уложение делило правонарушения на преступления и проступки, граница между которыми была проведена не слишком четко. В первом раз деле говорилось о вине как основании ответственности, о стадиях раз вития преступной деятельности, о соучастии, обстоятельствах, смягчающих и устраняющих ответственность, и т. д. Военнослужащие не подпадали под действие Уложения о наказаниях. Для них существовал изданный в 1839 г. Военно-уголовный устав, заменивший собой Артикул воинский.

В системе преступлений на первом месте стояли преступления и проступки против религии, государства, порядка управления, должностные преступления.

Уложение предусматривало обширную и сложную систему наказаний. Они подразделялись по разрядам, родам и степеням. Все наказания за преступления и проступки делились на уголовные и исправительные. К уголовным относились: лишение всех прав состояния, соединенное со смертной казнью, каторгой или ссылкой. Исправи­тельными наказаниями считались потеря всех особенных личных и сословных прав и преимуществ, соединенная со ссылкой в Сибирь или другие места, заключение в крепости, в смирительном доме, тюрьме, кратковременный арест и некоторые другие. Сохранялся сословный принцип применения наказаний: все преступники делились на тех, к кому могли применяться телесные наказания, и на тех, к кому они не применялись, предусматривалась такая мера наказания, как лишение сословных прав и привилегий.

Таким образом, Уложение о наказаниях уголовных и исправительных было большим шагом вперед в деле развития уголовного законодательства Российской империи. Однако на нем по-прежнему висел большой груз феодальных принципов и предрассудков.

Параллельно с систематизацией общеимперского права были про ведены работы по инкорпорации остзейского права, отражающего привилегированное положение местных дворян, мещан и духовенства. Еще при Александре I задание по систематизации остзейского права было дано Общеимперской кодификационной комиссии, работав шей над ним в течение семи лет. В 1828 г. при II отделении Собственной его императорского величества канцелярии была учреждена комиссия по систематизации остзейского права. 

По решению Государственного совета были собраны и доставлены в Сенат древние документы со всего края, составившие 23 объемистых паке та. Эти документы на немецком, латинском, польском, шведском, русском (немного) языках были из Сената направлены в указанную комиссию. 

Результатом работы этой комиссии, вернее, ее члена Гиммельштерна явилось издание в 1845 г. первых двух частей Свода местных узаконении губерний Остзейских (часть первая — Учреждения, часть вторая — Законы о состояниях). Значительно позже была издана третья часть — Законы гражданские.

Так, в первой половине XIX в. была оформлена система российского права, дожившая в своей основе до последних дней Российской империи.

В первой половине XIX в. абсолютизм в России достигает своего апогея. Монарх, особенно в правление Николая I, концентрирует всю государственную власть в своих руках. Его личная канцелярия становится одним из важнейших органов управления.

Стремлению укрепить феодально-крепостнические порядки служит систематизация законодательства. Несмотря на свой крепостнический характер. Свод законов Российской империи — большое достижение юридической мысли.

В недрах феодального строя растет и крепнет новая сила — буржуазные отношения. Они предопределяют те крупные события, которые развернутся в следующем периоде.

 

24. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г.

15 августа 1845 года  указом  императора  Николая  I  было  утверждено Уложение о наказаниях уголовных и исправительных, введенное в действие  с  1 мая следующего года. По существу это был  первый  уголовный  кодекс  России, поскольку предшествующие законодательные источники объединяли, как  правило, нормы многих отраслей права. Артикул  воинский  Петра  I  представлял  собой кодекс военно-уголовного права. В связи с этим Уложение  о  наказаниях  1845 года с полным основанием можно считать  первым  кодифицированным  источником российского   уголовного   права.  

Общая характеристика Уложения 1845 года. Следует сказать, что  оценка  Уложения  о  наказаниях  1845  года  уже дореволюционными исследователями была  неоднозначной.  С  одной  стороны,  в части учения  о  наказании  и  регламентации  отдельных  видов  преступлений говорилось  об  архаичности,  казуистичности  и  ярко  выраженном  сословном характере установлений. Полицейский  характер  крепостнического  государства наглядно подтверждался тем, что почти 2/3 статей Уложения  содержал  восьмой раздел «О преступлениях и проступках против общественного благоустройства  и благочиния», наиболее полный из всех двенадцати  разделов.  Нормы  Уложения были направлены на защиту феодальной государственности, классовых  интересов и сословных  привилегий  дворян-помещиков,  интересов  верхов  нарождающейся буржуазии, подчеркивали бесправие и приниженное положение простого  народа.

Уложение 1845 года о наказаниях уголовных и исправительных состояло из 2224 статей. Его структура такова:  12  разделов,  распадающихся  на  главы, некоторые главы – на отделения, отделения    на  отделы.  Достаточно  четко прослеживалось деление закона на общую  и  особенную  части  (впервые  общие понятия уголовного законодательства были выделены в  самостоятельный  раздел в  Своде  законов   Российской   Империи).   

Первый   раздел   Уложения   «О преступлениях, проступках  и  наказаниях  вообще»  представлял  собой  общую часть уголовного кодекса. Он состоял  из  5  глав,  первая  из  которых  («О существе преступлений и проступков и о степенях вины»)  включают  институты, относящиеся к учению о преступлении. 

Последующие три главы («О  наказаниях», «О  определении  наказаний  по  преступлениям»,  «О   смягчении   и   отмене наказаний»)  содержали  институты  учения  о  наказании.  Глава  пятая   («О пространстве  действия  постановлений  сего  уложения»)  включала  нормы о действии уголовного  закона  в  пространстве.  

«Из  всех  разделов  Уложения первый –  юридически  наиболее  совершенный  и  современный  для  той  эпохи (многие  его  положения  характерны  для  буржуазного   уголовного   права). Исключение составляла система наказаний, типичная для феодального  права,  - откровенно сословная,  прямо закрепляющая правовое неравенство».

Даже по прошествии полутора  столетий,  с  позиций  сегодняшнего  дня, видно, что нормы и институты общей  части  уголовного  кодекса,  и  особенно учение о преступлении, разработаны на весьма высоком  уровне.  Некоторые  же положения по своей сущности являлись более либеральными и прогрессивными  по сравнению  даже  с  действующим  законодательством  (конкретно   это   будет специально оговорено далее).

Преступление. Понятие преступления по Уложению 1845 года. В статье 1, 2 и 4 Уложения  1845  года  дается  понятие  преступления: «Преступлением или проступком признается как самое  противозаконное  деяние, так  и  неисполнение  того,  что  под  страхом  наказания   уголовного   или исправительного  законом  предписано"  (Ст.4).   Это  определение  позволяет выделить как минимум три основные  характеристики  преступного  деяния.  

Во-первых, главным признаком  преступления  считалось  противоправность  деяния (так называемое формальное определение преступления). 

Во-вторых,  преступные деяния подразделялись на преступления и проступки.  В-третьих    это  было впервые  указано  в  Уложении  1845  года),  преступлением  называлось   как действие, так и бездействие. Разграничение  преступлений  и  проступков  проводилось   по   объекту посягательства, хотя и не очень четко (ст. 1 и  2).  

Однако  такой  критерий разграничения был предусмотрен впервые – в Своде законов деление  деяний  на преступления  и  проступки  зависело  от  тяжести  наказания.  

Кроме   того, названный  критерий  позволяет  утверждать,  что   определение   преступного деяния, установленное Уложением, не может  быть  обозначено  как  безусловно формальное. Таким образом, в понятие преступления Уложением 1845  года  были привнесены новые существенные и прогрессивные для того времени моменты.

Основания уголовной ответственности по Уложению 1845 года. Основаниями уголовной ответственности Уложение  1845  года  признавало несомненную  доказанность  преступного  деяния  и   виновность   (ст.   97). Предшествующее законодательство  России  уже  знало  такие  формы  вины  как умысел и неосторожность. 

Наиболее четко это было определено в Своде  законов (т. XV, ст. 3-8). Уложение 1845 года  делило  преступления  и  проступки  на умышленные  и  неумышленные  (ст.  5)  и  различало  умысел  двух  степеней: «первое, когда противозаконное  деяние  учинено  вследствие  не  внезапного, заранее обдуманного намерения или умысла,  второе, когда оное  учинено  хотя и с намерением, но по внезапному  побуждению  без  предумышления»  (ст.  6). 

Первая степень наказывалась строже: «За преступление,  учиненное  вследствие намерения, заранее  преступником  обдуманного,  определяется  всегда  высшая мера наказаний…»(ст. 111). 

Неосторожность как форма вины не была отражена  в Уложении  1845  года  в  виде   общего   определения.   Ответственность   за неумышленные  деяния  довольно  расплывчато  формулировалась  в   главе   «О определении  наказаний  по  преступлениям»  (ст.  116).   Однако   в   целом неосторожная вина влекла применение значительно более мягкого  наказания  по сравнению с виной умышленной.  

Кроме  того,  и  это  стоит  отметить  особо, неосторожность  наказывалась  только  в   случаях,   прямо   предусмотренных законом. Достаточно  четко  был  определен  случай  как  обстоятельство,  не влекшее уголовной ответственности: «Зло, сделанное случайно, не  только  без намерения, но и без всякой со стороны  учинившего  оное  неосторожности,  не считается виною» (ст. 7). Сказанное позволяет сделать  вывод,  что  Уложение 1845 года закрепляло такие нормы (касающиеся вины), которые (в их  существе) можно позаимствовать и сегодня.

Стадии совершения преступления. Уложение  1845  года  достаточно  определенно   формулировало   стадии совершения  преступления    современном  праве    институт  неоконченного преступления). Различались 4  стадии  совершения  преступления:  обнаружение умысла,  приготовление  к  преступлению,   покушение   на   преступление   и «совершившееся» преступление (ст.  8-11).  

Так  называемый  «голый»  умысел, известный Российскому законодательству с давних времен,  наказывался  только в  случаях,  прямо  предусмотренных  в  законе  (это  были  наиболее  тяжкие государственные преступления), и определялся следующим образом:  «Изъявление на словах или письменно, или же иным каким-либо действием намерение  учинить преступление,  почитается  признаком  умысла.  

К   числу   таких   признаков принадлежат угрозы, похвальбы и предложения  сделать  какое-либо  зло»  (ст. 9).  Уложение  1845  года  было  последним  российским  уголовным  кодексом, устанавливающим  ответственность  за  обнаружение   умысла   на   совершение преступления.  «Применение   или   приобретение   средств   для   совершения преступления признается лишь приготовлением к оному» (ст. 10). 

Наказание  за приготовление  к  преступлению  следовало  только  в  установленных  законом случаях, при условии, если сам характер  приготовительных  действий  не  был противозаконным (ст. 118).  «Покушением  на  преступление  считается  всякое действие, коим начинается или  продолжается  привидение  злого  намерения  в исполнение» (ст. 11). Уложение же знало виды покушения.  

Ответственность  за покушение на преступление определялась  «по  большей  или  меньшей  близости сего покушения к совершению преступления, одною  или  двумя  степенями  ниже против наказания, постановленного за  самое  совершение  преступления»  (ст. 120). 

В Уложении 1845 года очень четко для того  времени  был  сформулирован институт  добровольного  отказа  от  совершения  преступления  (правда,  без сформулированного  термина),  причем  по  существу  он  вполне  совпадал   с аналогичным институтом, содержащемся в уголовном кодексе  России  (ст.  16): «Когда учинивший приготовление к преступлению  или  уже  и  покусившийся  на оное остановился при том и по собственной воле не совершал  преднамеренного, то он подвергается наказанию лишь в том случае, если содеянное  им  при  сем приготовлении и  покушении  есть  само  по  себе  преступление»  (ст.  119). 

Изложенное достаточно очевидно свидетельствует о том, что  основные  понятия института неоконченного преступления в Уложении 1845 года  были  разработаны на весьма высоком уровне.

Институт соучастия. Довольно  подробно  регламентировался  Уложением  1845  года  институт соучастия, именовавшийся «участием  в  преступлении».  Различались  2  формы соучастия – без предварительного согласия и  по  предварительному  согласию, причем виды соучастников разграничивались в зависимости от формы  соучастия. 

Так, в преступлении, совершенном лицами  без  предварительного   «их на то согласия», выделялись главные виновные  («распоряжавшиеся  и  управлявшие действиями других, а также, приступившие к действиям прежде других…  или  же непосредственно  совершившие  преступление»)  и  участники   («те,   которые непосредственно помогали главным виновным в содеянии преступления», а  также «те,  которые  доставляли  средства  для  содеяния  преступления,   или   же старались устранить  препятствия,  к  тому  представлявшиеся»  (ст.  14).  

В преступлении, совершенном лицами по  предварительному  согласию,  выделялись зачинщики (на современном языке – организаторы), сообщники  (на  современном языке – исполнители), подговорщики или подстрекатели  и  пособники  (ст.15). Роль каждого из этих соучастников была  также  подробно  описана  в  законе. Характеристики действия отдельных соучастников мало чем отличались от  видов соучастия, установленных в УК РФ.11

Уложение 1845 года детально регламентировало  пределы  ответственности соучастников.  Наиболее  строгому  наказанию  подлежали   за   преступления, совершенные несколькими лицами  без  предварительного  согласия,  -  главные виновные; за преступления, совершенные лицами по предварительному  согласию, - зачинщики и подстрекатели. Наказание участникам и сообщникам  определялось «по мере оказанного содействия в учинении преступления».  «Из  пособников  в преступлении  те,   коих   содействие   было   необходимо   для   совершения преступления, приговариваются к наказанию… наравне с учинившими оное; а  все прочие к наказанию, однако степенью ниже участников» (ст. 127).

Уложению  1845  года  был  известен   и   институт   так   называемого добровольного  отказа  соучастников:  наказание   назначалось   ниже,   если зачинщики, подстрекатели  или  пособники  «отступили  от  исполнения  своего намерения, но, однако же, не взяли мер для предупреждения  исполнения  оного и не донесли об умышляемом надлежащему  начальству»  (ст.  124,  126,  127).

Если же, все согласившиеся  учинить  какое-либо  преступление  впоследствии…сами  по  собственной  воле  отступили   от   своего   намерения…   то   они освобождаются от всякого наказания» (ст. 128).

Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года  впервые  в российском законодательстве оговаривало возраст  уголовной  ответственности. Формально он устанавливался в 7 лет (ст. 100),  однако  можно  предположить, что фактически возрастом уголовной ответственности  признавалось  10  лет  –такой вывод позволяет сделать ст. 143: «дети,  коим  более  семи,  но  менее десяти лет отроду, и которые не имеют еще  надлежащего  за  ними  присмотра, исправления и наставления». 

Ответственность лиц в возрасте от 10 до  14  лет зависела от того, совершено ли ими преступление  «с  разумением»  или   «без разумения». В том случае, если «с достоверностью признано, что  преступление учинено ими без разумения»,  на  них  распространялись  упомянутые  правила, предусмотренные для детей от 7 до 10  лет  (ст.143).  

Если  же  преступление было совершено  «с  разумением»,  то  наказание  существенно  смягчалось  по сравнению с ответственностью  взрослых  лиц.  Для  несовершеннолетних  же  в возрасте от 14 до 21 года  (совершеннолетием  считался  21  год)  по  общему правилу наказание назначалось одною или двумя  степенями  ниже  относительно соответствующих  наказаний  для  взрослых  (ст.   146).   

Кроме   того,   за преступления, совершенные по неосторожности, несовершеннолетние от 14 до  21 года подвергались лишь домашнему  исправительному  наказанию  (ст.  148).  В местах  лишения  свободы    смирительном  доме,  крепости  или   тюрьме   – несовершеннолетние содержались отдельно от других заключенных (ст. 149). 

Уложение 1845 года устанавливало определенные обстоятельства, «по коим содеянное не должно быть вменяемо в вину». 

К ним относились: 

1) «совершенная невинность того деяния,   коего случайным и непредвидимым последствием было сделанное зло; 

2) малолетство в таком возрасте, когда подсудимый  не  мог  еще  иметь понятия о свойстве деяния (т.е. до 7 лет); 

3)  безумие,   сумасшествие   и   припадки   болезни,   приводящие в умоисступление или совершенное беспамятство; 

4)  ошибка  случайная  или  вследствие  обмана  (т.е. добросовестное заблуждение относительно противозаконности деяния); 

5) принуждение от превосходящей непреодолимой силы; 

6) необходимость обороны» (ст. 98). 

В  третьем  пункте  упомянутой   статьи   практически   речь   шла   о невменяемости, впервые более или менее четко  сформулированной  в  уголовном законодательстве  России.  

Уже  довольно  определенно   были   зафиксированы критерии  невменяемости  -     так  называемый   юридический   («когда   нет сомнения», что виновный, «по состоянию своему  в  то  время,  не  мог  иметь понятия о противозаконности и о самом свойстве своего деяния» – ст.  101)  и так  называемый  медицинский  критерий   невменяемости:   освобождались   от наказания  «безумные  от  рождения  или  сумасшедшие»,  больные   «в   точно доказанном   припадке   умоисступления   или   совершенного   беспамятства», «потерявшие умственные способности и рассудок от старости или дряхлости»,  а также  «лунатики  (сонноходцы),  которые,  в   припадках   своего   нервного расстройства,  действуют  без  надлежащего  разумения»  (ст.  101-103).   

Не подлежали наказанию, кроме того, глухонемые, «когда нет  сомнения,  что  они не получили… никакого понятия  о  обязанностях  в  законе»,  за  исключением случаев совершения ими «смертоубийства» или «зажигательства»  (ст.  104).  

В таких  случаях  глухонемые  содержались  под  стражей  отдельно  от   других заключенных.  Перечисленные  категории   лиц,   не   подлежащие   наказанию, отдавались  на  попечение  «благонадежным»   родственникам,   опекунам   или посторонним (с их согласия). В случае отсутствия таковых  или  недостаточной их  благонадежности  больные,  страдающие   временными   нервно-психическими расстройствами, «отдавались» в больницу «до совершенного их  выздоровления», старики и лунатики – в заведения Приказа общественного призрения,  «безумные или  сумасшедшие»    в   дом   умалишенных.   При   совершении   последними «смертоубийства» или «зажигательства» либо  покушения  на  эти  преступления они заключались в дом умалишенных  независимо  от  наличия  родственников  и пр., их благонадежности и желания оставить больных у себя (ст. 101-103).

Институт крайней необходимости. Два обстоятельства, исключавших наказуемость деяния,  сформулированные в конце приведенного  перечня  (п.  5  и  6  ст.  98  Уложения  1845  года), представляли собой крайнюю  необходимость  и  необходимую  оборону.  Первое, именовавшееся  «принуждением  от  превосходящей   и   непреодолимой   силы», определялось   следующим   образом:   «Учинившему   противозаконное   деяние вследствие непреодолимого к тому от превосходящей силы принуждения  и  токмо для  избежания  непосредственно  грозившей  его  жизни  в  то  самое   время неотвратимой другими средствами  опасности,  содеянное  им  не  вменяется  в вину» (ст. 106). Таким образом, условиями правомерности вреда,  причиненного в состоянии крайней необходимости, являлись: А) наличие непосредственной опасности, состоявшей в  непреодолимом  на данный момент принуждении, превосходящим по силе возможности лица;  Б)  наличие опасности,  угрожавшей  исключительно  жизни  причинившего вред; В)   неотвратимость  опасности  на  данный  момент  никакими   другими средствами.

Институт необходимой обороны. «Необходимость   обороны»   как   институт,   известный   российскому уголовному законодательству с  давних  времен,  в  Уложении  1845  года  был закреплен достаточно полно  и  детально  (ст.  107-109).  

Оборона  считалась необходимой, а, следовательно, и правомерной и не влекла за собой  уголовной ответственности при наличии следующих условий: 

1) оборона могла применяться для отражения действительного и наличного        нападения; 

2)  объектами  обороны  могли  выступать  жизнь,  здоровье,   свобода, собственность,  неприкосновенность  жилища,  целомудрие и честь женщины, причем разрешалось защищать не только себя, но и других; 

3) оборона допускалась лишь  при  невозможности  прибегнуть  к  защите местного или ближайшего начальства; 

4) причиненный нападавшему вред мог заключаться в «употреблении силы и  каких бы то ни было мер для отражения нападения, равно и  нанесение  притом нападающему ран, увечья и самой смерти»; 

5) на обороняющегося возлагалась  обязанность немедленно объявить о содеянном соседним жителям, а при первой возможности  и  ближайшему начальству. 

Уложение не знало понятия  превышения  пределов  необходимой  обороны, однако  «всякий  напрасный,  сделанный  нападающему  после  уже   отвращения грозившей от него опасности вред», признавался  «злоупотреблением  обороны», и в таком случае виновный  надлежал  наказанию.  К  «необходимости  обороны» приравнивалось задержание преступника, ограниченное условиями  сопротивления лица,  непосредственно  застигнутого   только   лишь   при   похищении   или повреждении имущества. Таким образом, институты, на современном  юридическом языке  называемые  обстоятельствами,  исключающими  преступность  деяния,  в Уложении 1845 года были изложены грамотно для того времени.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства. Уложение устанавливало перечни   обстоятельств    уменьшавших    и увеличивающих  вину  и   наказание.   К   уменьшавшим   вину   и   наказание обстоятельствам относились, именуемые в нынешнем законодательстве  «явкой  с повинной», чистосердечным признанием и раскаянием, «деятельным  раскаянием», «содействием раскрытию преступления». 

Смягчающими  обстоятельствами  при  совершении  преступления  являлись также: преступления «по крайней нужде»; «по легкомыслию  или  же  слабоумию, глупости  и  крайнему   невежеству»;   «вследствие   сильного   раздражения, произведенного обидами,  оскорблениями  и  иными  поступками»  потерпевшего; вовлечение в преступление «убеждениями,  приказаниями  или  дурным  примером людей», имевших над виновным  «по  природе  или  по  закону  высшую  сильную власть»; а равно  «малолетство  и  несовершеннолетие  виновного»  (ст.  140, 142).  

На «увеличение вины  и  меры  наказания»  влияли:  степень  умысла  и «обдуманности    в    действиях    преступника»; противозаконность и безнравственность  побуждений   к   совершению   преступления;   жестокость, «гнусность или безнравственность»,  а  также  опасность  способа  совершения преступления;  тяжесть  преступления;  особая  активность   при   совершении преступления и число привлеченных сообщников; «неискренность и упорство в запирательстве» при  расследовании  преступления (ст. 135).

К отягчающим обстоятельствам относились также  повторность  и  рецидив преступлений («повторение того же преступления или  учинение  другого  после суда и  наказания  за  первое    ст.  137).  Примечательно,  что  наказание увеличивалось и «по мере того, чем выше было  состояние,  звание  и  степень образованности преступника» (ст. 135).  Состояние  опьянения  учитывалось  в качестве отягчающего  ответственность  обстоятельства  лишь  в  том  случае, «когда  доказано,  что  виновный  привел  себя  в  сие  состояние  именно  с намерением совершить сие преступление» (ст. 112). 

Уложению 1845 года было известно  понятие  совокупности  преступлений: наказание при этом назначалось по  принципу  поглощения  («суд,  упомянув  в своем  определении  о  всех  наказаниях,  следующих   за   каждое   из   тех преступлений, приговаривает виновного к тягчайшему  из  сих  наказаний  и  в самой высшей оного мере» –  ст.  156).  Уложение  прямо  допускало  аналогию закона, однако  суду  предписывалось  в  данном  случае,  «не  приводя  сего приговора в действие, представлять о  том  без  замедления  на  рассмотрение Правительствующего Сената» (ст. 155).

Система наказаний по Уложению 1845 года. Система наказаний по Уложению 1845 года  была  чрезвычайно  сложной  и громоздкой. Она представляла собой  так  называемую  лестницу  наказаний,  в которой  все  наказания  подразделялись  на  рода,   виды   и   степени   по сравнительной  их  тяжести  и  располагались  в   последовательном   порядке ступеней. Было установлено 12 родов наказаний, разделенных на  38  степеней, которые образовывали убывающую  прогрессию,  начиная  от  смертной  казни  и кончая внушением. 

При этом отдельно  предусматривались  наказания  для  лиц, изъятых от тяжелых наказаний, и для лиц, не изъятых от этих  наказаний.  Все меры ответственности подразделялись на общие  (могли  назначаться  за  любые преступления),  особенные  (назначались  за  преступления  и  проступки   по службе)   и   исключительные   (за   определенные,   указанные   в    законе преступления).  

Общие  наказания,   кроме   того,   делились   на   главные, дополнительные  и  заменяющие.  Главные  же  в  свою  очередь   могли   быть уголовными или исправительными.  Н.С.  Таганцев  писал  в  конце  XIX  века: «Ожидания составителей Уложения не  оправдались.  Лестница,  созданная  ими, оказалась тяжела и непригодна. Жизнь почти вслед за введением  Уложения  так расшатала ее, выстроила из нее так  много  ступеней,  что  в  ее  позднейшей обрисовке . . . она сохранила мало сходства с первоначальной».

Уголовные наказания. Наиболее суровыми были наказания «уголовные»: самой мягкой мерой  были лишение прав состояния и  ссылка  на  поселение  в  Сибирь  или  Закавказье. 

Крепостническая   Россия   променяла    и    другой    вид    наказаний    – «исправительные», предусматривавшие мягкие по тому времени меры:  ссылку  на житье в Сибирь, заключение в крепость, тюрьму,  арест,  выговор,  замечание, внушение,  розги.  Особенно  суровыми  были  наказания  за   государственные преступления: злоумышление против  «священной  особы  государя  императора», бунт  против  верховной  власти  и  государственная  измена  (ст.  263-282). 

Основными  мерами  наказания  за  эти  преступления  были  смертная   казнь, бессрочная или срочная (от 4 до 12 лет) каторга. Ряд статей,  предусматривавших  наказание  крепостных  за  выступления «против  своих  господ»  (ст.  1907-1911),  приравнивались  к   статьям   «О сопротивлении распоряжениям правительства и неповиновении  установленным  от него властям» (ст. 183 –290); карательные меры включали телесные  наказания, клеймение, ссылку на каторгу сроком до 15-20 лет,  ссылку  на  жилье  (самой мягкой мерой  было  заключение  в  смирительный  дом).  Для  помещиков,  «не желающих употреблять предоставленных им по  закону  домашних  исправительных мер» в случае  «упорного  неповиновения»  крепостных,  «хотя  и  без  явного восстания», государство охотно предоставляло свои  карательные  органы,  где по просьбе помещика крепостного могли наказать розгами от 20  до  50  ударов (ст. 1908); розгами  до50  ударов  наказывались  также  крестьяне,  подавшие жалобу на своего помещика (ст. 1909).

Господствующие верхи считали «Уложение о наказаниях» одним из  наиболее «удачных» кодексов России. Это феодально-крепостническое Уложение  на  долго пережило сам крепостной строй, в 1886 г. его  доработали,  и  многие  статьи этого Уложения действовали до 1917 года. На протяжении более  четверти  века основной функцией II отделения все же оставалась инкорпорация  законов.  

Вся подлинно кодификационная деятельность фактически ограничилась  «Уложением  о наказаниях уголовных и исправительных» (1845 год).  К  уголовным  наказаниям относились: лишение всех прав состояния и смертная казнь, лишение всех  прав состояния и ссылка на каторгу, лишение  всех  прав  состояния  и  ссылка  на поселение в Сибирь, лишение всех прав состояния и  ссылка  на  поселение  на Кавказ. Лишение всех прав состояния  означало  гражданскую  смерть:  лишение прав, преимуществ, собственности,  прекращение  супружеских  и  родительских прав.

Исправительные наказания. К исправительным наказаниям относились: лишение  всех  особенных прав и преимуществ и ссылка в Сибирь, отдача в  исправительные  арестантские отделения, ссылка в  другие  губернии,  заключение  в  тюрьме,  в  крепости, арест, выговор в присутствии суда, замечания  и  внушения,  сделанные  судом или должностным лицом, денежные взыскания. 

Лишение  всех  особенных  прав  и преимуществ заключалось  в  лишении  почетных  титулов,  дворянства,  чинов, знаков отличия, права поступать на  службу,  записываться  в  гильдии,  быть свидетелем и опекуном. Применялось также частичное лишение некоторых прав  и преимуществ. Наказания   подразделялись   на    главные,    дополнительные, заменяющие. 

Главные составляли 11 родов наказания, дополнительные  следовали за главными (поражение в правах, покаяние,  конфискация,  учреждение  опеки, отдача под надзор полиции, запрещение промысла), заменяющие  могли  заменить главные, Все эти наказания считались общими.

Их  дополняли  особенные  наказания  (исключение   со   службы, отстранение от должности, понижение по службе, выговор, вычет из  жалования, замечание) и исключительные  наказания  (лишение  христианского  погребения, частичное лишение права наследования). Система преступлений включала 12  разделов,  каждый  из  которых делился на главы и отделения.  

Важнейшими  были  преступления  против  веры, государственные,  против  порядка  управления,  должностные,  имущественные, против благочиния, законов о состоянии, против жизни,  здоровья,  свободы  и чести частных лиц, семьи и собственности. Интересно  отметить,  однако,  одно  обстоятельство.  

Глава  «О наказаниях»   содержала    самостоятельное    отделение    (подраздел)    «О вознаграждении за убытки, вред и  обиды»,  в  котором  устанавливалось,  что «виновные в преступлении, причинившем  кому-либо  убытки,  вред  или  обиду, сверх наказания, к коему принуждаются, обязаны  вознаградить  за  сей  вред, убыток или обиду из собственного имущества по точному  о  сем  постановлению суда» (ст. 62).  

В  случае  если  преступление  было  совершено  несколькими лицами и главные виновные были не в состоянии возместить причиненный  ущерб, определенная судом сумма возмещения ущерба обращалась к взысканию  с  других участвовавших  в  преступлении  лиц.  

Если  же  и   эти   лица   оказывались несостоятельными, взыскание названной суммы производилось  с  недоносителей. 

В  случае  смерти  главных  виновных  и  участников  преступления  взыскание вознаграждения за причиненный ущерб распространялось на их  наследников,  но «только из того имения, которое им досталось  от  виновных».  «Виновные,  не имеющие никаких средств к вознаграждению за  причиненный  ими  вред,  убыток или обиду, могут, если они не подвергаются наказанию  уголовному,  быть,  по требованию обиженной стороны, заключены в тюрьму, на основании общих  правил о несостоятельных должниках» (ст. 65). 

Кроме того, если  основное  наказание представляло собой штраф, и виновный оказывался  «несостоятельным  к  полной того и другого уплате», то преимущество в выплате денежной суммы  отдавалось возмещению  ущерба,  причиненного   потерпевшему,   а   «судебное   денежное взыскание налагалось лишь на  оставшееся  за  сим  имущество»  (ст.  63-66). 

Таким   образом,   интересы   потерпевшего    отнюдь    не    игнорировались законодательством той эпохи.

 

25. Крестьянская реформа 1861 г.

Крестьянская реформа 1861 г., отменившая крепостное право, положила начало капиталистической формации в стране.  Основной причиной крестьянской реформы явился кризис феодально–крепостнической системы. Крымская война 1853–1856гг. обнаружила гнилость и бессилие крепостной России. Вобстановке крестьянских волнений, особенно усилившихся во время войны, царизм пошел на отмену крепостного права.

В январе 1857г. был образован Секретный комитет под председательством императора Александра II "для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян", который в начале 1858г. был реорганизован в Главный комитет по крестьянскому делу. Тогда же были образованы и губернские комитеты, которые занялись разработкой проектов крестьянской реформы, рассматриваемых Редакционными комиссиями.

19 февраля 1861г. в Петербурге Александр II подписал Манифест об отмене крепостного права и "Положения о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости", состоящие из 17законодательных актов.

Основной акт – "Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости" – содержал главные условия крестьянской реформы:

- крестьяне получали личную свободу и право распоряжаться своим имуществом;

- помещики сохраняли собственность на все принадлежащие им земли, однако обязаны были предоставить в пользование крестьянам "усадебную оседлость" и полевой надел "для обеспечения их быта и для выполнения их обязанностей перед правительством и помещиком";

- крестьяне за пользование надельной землей должны были отбывать барщину или платить оброк и не имели права отказа от нее в течение 9 лет. Размеры полевого надела и повинностей должны были фиксироваться в уставных грамотах 1861г., которые составлялись помещиками на каждое имение и проверялись мировыми посредниками;

– крестьянам предоставлялось право выкупа усадьбы и, по соглашению с помещиком, полевого надела, до осуществления этого они именовались временнообязанными крестьянами.

"Общее положение" определяло структуру, права и обязанности органов крестьянского общественного (сельского и волостного) управления и суда.

В 4 "Местных положениях" определялись размеры земельных наделов и повинностей крестьян за пользование ими в 44губерниях Европейской России. Первое из них – "Великороссийское", для 29великороссийских, 3новороссийских (Екатеринославская, Таврическая и Херсонская), 2белорусских (Могилевская и часть Витебской) и части Харьковской губерний. Вся эта территория делилась на три полосы (нечерноземную, черноземную и степную), каждая из которых состояла из "местностей".

В первых двух полосах устанавливались в зависимости от "местности" высший (от 3 до 7 десятин; от 2 с 3/4 до 6 десятин) и низший (1/3 высшего) размеры душевных налогов . Для степной определялся один "указный" надел (в великороссийских губерниях от 6 до 12десятин; в новороссийских, от 3 до 6 1/5 десятин). Размер казенной десятины был определен 1,09 га.

Надельная земля предоставлялась "сельскому обществу", т.е. общине, по числу душ (только мужских) к моменту составления уставных грамот, имевших право на надел.

От земли, находившейся в пользовании крестьян до 19февраля 1861г., могли быть произведены отрезки, если душевые наделы крестьян превышали высший размер, установленный для данной "местности", или если у помещиков при сохранении существующего крестьянского надела оставалось менее 1/3 земли имения. Наделы могли уменьшаться по специальным соглашениям крестьян с помещиками, а также при получении дарственного надела.

При наличии в пользовании крестьян наделов менее низшего размера помещик обязан был прирезать недостающую землю или снизить повинности. За высший душевный надел устанавливался оброк от 8до 12рублей в год или барщина – 40мужских и 30женских рабочих дней в год. Если надел был менее высшего, то повинности уменьшались, но не пропорционально. Остальные "Местные положения" в основном повторяли "Великороссийское", но с учетом специфики своих районов.  

Особенности крестьянской реформы для отдельных категорий крестьян и специфических районов определялись "Дополнительными правилами": "Обустройстве крестьян, водворенных в имениях мелкопоместных владельцев, и о пособии сим владельцам"; "Оприписных к частным горным заводам людях ведомства Министерства финансов"; "Окрестьянах и работниках, отбывающих работы при Пермских частных горных заводах и соляных промыслах"; "Окрестьянах, отбывающих работы на помещичьих фабриках"; "Окрестьянах и дворовых людях в Земле Войска Донского"; "Окрестьянах и дворовых людях в Ставропольской губернии"; "Окрестьянах и дворовых людях в Сибири"; "Олюдях, вышедших из крепостной зависимости в Бессарабской области".

Манифест и "Положения" были обнародованы 5марта в Москве и с 7марта по 2апреля – в Петербурге. Опасаясь недовольства крестьян условиями реформы, правительство предприняло ряд мер предосторожности: произвело передислокацию войск, командировало на места лиц императорской свиты, издало обращение Синода и т.д. Однако крестьяне, недовольные кабальными условиями реформы, ответили на нее массовыми волнениями. Наиболее крупными из них были Бездненское и Кандеевское выступления крестьян 1861г.

На 1января 1863 г. крестьяне отказались подписать около 60% грамот. Цена земли по выкупу значительно превышала ее рыночную стоимость в то время, в отдельных районах – в 2–3раза. Вомногих районах крестьяне добивались получения дарственных наделов, сокращая тем самым надельное землепользование: в Саратовской губернии на 42,4%, Самарской – 41,3%, Полтавской – 37,4%, Екатеринославской – на 37,3% и т.д. Отрезанные помещиками земли являлись средством закабаления крестьян, так как они были жизненно необходимы крестьянскому хозяйству: водопой, выгон, сенокос и пр.

Переход крестьян на выкуп растянулся на несколько десятилетий, 28 декабря 1881г. был издан закон об обязательном выкупе с 1 января 1883 г., перевод на который завершился к 1895г. Всего к 1 января 1895 г. было утверждено 124тыс.выкупных сделок, по которым перешло на выкуп 9,159тыс.душ в районах с общинным и 110тыс.домохозяев в районах с подворным земледелием. Около 80% выкупных сделок были обязательными.

В итоге крестьянской реформы (по сведениям 1878г.) в губерниях Европейской России 9860тыс.душ крестьян получали в надел 33728тыс.десятин земли (в среднем на душу 3,4десятины). У115тыс. помещиков осталось 69млн.десятин (в среднем по 600десятин на владельца).

Как выглядели эти "средние" показатели через 3,5десятилетия? Политическая и экономическая власть царя опиралась на дворян и помещиков. По переписи 1897г. в России было 1 млн.220 тыс.потомственных дворян и более 600 тыс.личных дворян, которым дворянский титул давался, но по наследству не передавался. Все они были владельцами земельных наделов.

Из них: около 60 тыс. – мелкопоместные дворяне, имели по 100 десятин; 25,5 тыс. – среднепоместные, имели от 100 до 500 десятин; 8 тыс. крупных дворян, имевших от 500 до 1000десятин: 6,5 тыс. – крупнейших дворян, имевших от 1000 до 5000 десятин.

Вместе с тем, в России были 102 семьи: князья Юсуповы, Голицыны, Долгоруковы, графы Бобринские, Орловы и др., владения которых составляли более 50 тыс.десятин, то есть около 30% помещичьего земельного фонда России.

Наиболее крупным собственником в России был царь НиколайI I. Ему принадлежали громадные массивы так называемых кабинетных и удельных земель. Там добывалось золото, серебро, свинец, медь, лес. Значительную часть угодий он сдавал в аренду. Управляло имуществом царя особое министерство императорского двора.

Заполняя опросный лист для переписи, Николай II в графе о профессии написал: "Хозяин земли русской".

Что касается крестьян, то средний надел крестьянской семьи, по данным переписи, составил 7,5десятин.

Значение крестьянской реформы 1861 г. состояло в том, что она отменила феодальную собственность на работников и создала рынок дешевой рабочей силы. Крестьяне объявлялись лично свободными, то есть имели право покупать на свое имя землю, дома, заключать различные сделки. 

В основе реформы лежал принцип постепенности: в течение двух лет должны были быть составлены уставные грамоты, определявшие конкретные условия освобождения крестьян, затем крестьяне переводились на положение "временнообязанных" до момента перехода на выкуп и в последующий 49–летний период выплачивавшим долг государству, купившему землю для крестьян у помещиков. Только после этого земельные наделы должны стать полной собственностью крестьян.

За освобождение крестьян от крепостной зависимости император Александр II был назван народом «ОСВОБОДИТЕЛЕМ». Судите сами, чего здесь было больше – правды или лицемерия? Отметим, что из общего числа крестьянских волнений, произошедших по всей стране в 1857–1861гг., 1340 из 2165 (62%) выступлений пришлось на время после объявления реформы 1861года.

Таким образом, крестьянская реформа 1861г. была проводимой крепостниками буржуазной реформой. Это был шаг по пути превращения России в буржуазную монархию. Однако крестьянская реформа не решила социально–экономических противоречий в России, сохранила помещичье землевладение и ряд других феодально–крепостнических пережитков, привела к дальнейшему обострению классовой борьбы, послужила одной из основных причин социального взрыва 1905–1907гг. XX века.

 

26. Буржуазные реформы 60-70 г.г. XIX в. - земская, городская, военная.

Земская и городская реформы. Отмена крепостного права образовывала много пустых мест в существовавшей ранее системе местного управления, т.к. эта последняя была теснейшим образом связана с крепостным правом. 

Так, прежде каждый помещик в своем имении был для своих крестьян олицетворением власти. Да и в уездном и губернском управлении большая часть должностей еще со времен Екатерины II замещалась по выбору дворянства и из числа его представителей. 

После отмены крепостного права вся эта система рухнула. И без того местное хозяйство было чрезвычайно запущено. 

Медицинская помощь в деревне практически отсутствовала. Эпидемии уносили тысячи жизней. Крестьяне не знали элементарных правил гигиены. Народное образование никак не могло выйти из зачаточного состояния. Отдельные помещики, содержавшие для своих крестьян школы, закрыли их сразу же после отмены крепостного права. О проселочных дорогах никто не заботился. 

Таким образом, необходимо было срочно искать выход из этого нетерпимого положения, учитывая, что государственная казна истощена, и правительство не может поднять местное хозяйство своими силами. 

Поэтому было решено пойти навстречу либеральной общественности (особенно из нечерноземных губерний), которая ходатайствовала о введении местного всесословного самоуправления. Эти идеи были высказаны Н.А. Милютиным в записке на имя императора. После утверждения последним, они стали руководящими принципами реформы. 

Принципы эти выражались в формуле: дать местному самоуправлению возможно больше доверия, возможно больше самостоятельности и возможно больше единства.

1 января 1864 г. был утвержден закон о земском самоуправлении. Началась земская реформа, в ходе которой в России создавалась система органов местного самоуправления на двух территориальных уровнях - в уезде и губернии. Распорядительными органами земства были уездные и губернские земские собрания, а исполнительными - уездные и губернские земские управы. Выборы земских органов проводились раз в три года. 

В каждом уезде для выборов гласных уездного земского собрания создавалось три избирательных съезда (курии). 

К первой курии (частных землевладельцев) относились лица, независимо от сословия, имевшие не менее 200-800 дес. земли (земельный ценз по разным уездам был неодинаков). Ко второй (сельских обществ) - выборные от волостных сходов. Третья курия (городских избирателей) включала в себя городских собственников с определенным имущественным цензом. Каждый из съездов избирал определенное равное число гласных (сроком на три года). 

Уездные земские собрания избирали гласных губернского земства. Для выполнения своих задач земства получили право облагать население особым сбором. Как правило, в земских собраниях преобладали дворяне. 

Несмотря на конфликты с либеральными помещиками, самодержавие считало поместное дворянство своей основной опорой. 

Поэтому председателями уездных собраний автоматически (по должности) становились уездные предводители дворянства, а губернских собраний - губернские предводители. Земство было введено только в 34 губерниях Европейской России. Его не было в Сибири и в Архангельской губернии, т.к. там не было помещиков. Не ввели земство в Области Войска Донского, в Астраханской и Оренбургской губерниях, где существовало казачье самоуправление.

Функции земств были довольно многообразны. В их ведении находились местное хозяйство (строительство и содержание местных дорог др.), народное просвещение, медицина, статистика. 

Однако всеми этими делами они могли заниматься только в пределах своего уезда или губернии. Никакие проблемы общегосударственного характера земцы не имели права не только решать, но даже ставить на обсуждение. Более того, губернским земствам запрещалось сноситься между собой и координировать свою деятельность даже в таких вопросах, как борьба с голодом, эпидемиями, падежом скота. 

Милютин не настаивал на расширении компетенции земств, однако считал, что в своей сфере деятельности они должны пользоваться полной самостоятельностью и независимостью от местных административных властей, подчиняясь лишь Сенату, и что губернаторам должно быть предоставлено лишь право надзора за законностью их действий. 

Недостатки земской реформы были очевидны: незавершенность структуры земских органов (отсутствие высшего центрального органа), искусственное создание численного преимущества для поместного дворянства, ограниченность сферы деятельности. 

В то же время эта реформа имела серьезное значение. Важен был сам факт появления в России, системы самоуправления, в корне отличной от господствующей бюрократической системы. Выборность земских органов, их относительная независимость от бюрократических структур позволяли рассчитывать на то, что эти органы, при всех своих недостатках, будут исходить из интересов местного населения и приносить ему реальную пользу. Эти надежды в целом оправдались. Уже вскоре после создания земств Россия покрылась сетью земских школ и больниц.

С появлением земства стало меняться соотношение сил в провинции. Прежде все дела в уездах вершили правительственные чиновники вкупе с помещиками. Теперь, когда развернулась сеть школ. больниц и статистических бюро, появился “третий элемент”, как стали называть земских врачей, учителей, агрономов, статистиков. 

Многие представители сельской интеллигенции показали высокие образцы служения народу. Им доверяли крестьяне, к их советам прислушивались управы. Правительственные чиновники с тревогой следили за ростом влияния “третьего элемента”. Едва родившись, земства встретили крайне враждебное отношение к себе всех правительственных органов - центральных и местных, вскоре лишились значительной части своих и без того небольших полномочий, что привело к тому, что многие достойные деятели земского движения охладели к нему и вышли из состава земских управ и собраний. 

По закону земства были чисто хозяйственными организациями. Но вскоре они стали играть важную политическую роль. В те годы на земскую службу обычно шли самые просвещенные и гуманные помещики. Они становились гласными земских собраний, членами и председателями управ. Они стояли у истоков земского либерального движения. А представители “третьего элемента” испытывали тяготение к левым, демократическим, течениям общественной мысли.

В обществе возникла надежда на дальнейшие шаги в коренном переустройстве государственного строя России. Либеральные деятели, от души приветствовавшие реформу, тешили себя мечтой об "увенчании здания" - создании на земской основе всероссийского представительного органа, что 6ыло бы продвижением к конституционной монархии. 

Но власть пошла по совсем иному пути. Как выяснилось впоследствии, в 1864 г. она дала максимум самоуправления, который считала возможным. Политика правительства по отношению к земству во второй половине 1860-х - 1870-е гг. была направлена на лишение его всякой самостоятельности. 

Губернаторы получили право отказывать в утверждении в должности любому лицу, избранному земством; еще большие права были даны им в отношении "лиц, служащих по найму”, - земских врачей, учителей, статистиков: по малейшему поводу их не только изгоняли из земства, но и высылали за пределы губернии. Кроме того, губернатор становился цензором всех печатных изданий земства - отчетов, журналов заседаний, статистических исследований. Центральная и местная власти целенаправленно душили всякую инициативу земств, в корне пресекали любое поползновение их к независимой деятельности. При возникновении конфликтных ситуаций правительство не останавливалось перед роспуском земских собраний, ссылкой их членов и другими карательными мерами.

В результате вместо движения вперед к представительному правлению власть упорно пятилась назад, стремясь включить земские органы в бюрократическую систему. Это сковывало деятельность земств, подрывало их авторитет. Тем не менее земствам удалось добиться серьезных успехов в своей конкретной работе, особенно в сфере народного просвещения и медицины. Но им так и не суждено было стать полноценными органами самоуправления и послужить основой для строительства конституционного строя.

На аналогичных основаниях в 1870 г. было опубликовано Городовое положение (закон о реформе городского самоуправления). Попечительству городских дум и управ подлежали вопросы благоустройства (освещение, отопление, водоснабжение, очистка, транспорт, устройство городских проездов, набережных, мостов и др.), а также заведование школьным, медицинским и благотворительным делом, попечение о развитии торговли и промышленности. На Городские думы были возложены обязательные расходы на содержание пожарной охраны, полиции, тюрем, казарм (эти расходы поглощали от 20 до 60% городского бюджета). 

Городовое положение устранило сословное начало в формировании городских органов самоуправления, заменив его имущественным цензом. В выборах в городскую думу участвовали лица мужского пола, достигшие 25 лет по трем избирательным съездам (куриям) (мелких, средних и крупных налогоплательщиков) с равными общими суммами платежей городских налогов. 

Каждая курия избирала 1/3 состава гласных Городской думы. Наравне с частными лицами избирательное право получили ведомства, компании, монастыри и др., платившие сборы в городской бюджет. Рабочие, не платившие налогов в пользу города, не участвовали в выборах. Численность дум устанавливалась с учетом количества населения от 30 до 72 гласных, в Москве - 180, в С.-Петербурге - 250. Городской голова, его товарищ (заместитель) и управа избирались думой. Городской голова возглавлял и думу и управу, координируя их деятельность. 

Органом надзора за соблюдение законности в деятельности городского самоуправления являлось Губернское по городским делам присутствие (под председательством губернатора). 

В пределах своей компетенции Городские думы обладали относительной независимостью и самостоятельностью. Они проводили большую работу по благоустройству и развитию городов, но в общественном движении были не столь заметны, как земства. Это объяснялось долго сохранявшейся политической инертностью купечества и предпринимательского класса.

Военные реформы. В 1861 г. военным министром был назначен генерал Дмитрий Алексеевич Милютин. Учитывая уроки Крымской войны, он провел в 1860-х - I пол. 1870-х гг. ряд военных реформ. Одной из главных задач военных реформ было сокращение численности армии в мирное время и создание возможности для значительного увеличения ее в военное время. 

Это было достигнуто путем сокращения небоевого элемента (нестроевых, местных и вспомогательных войск) и введением в 1874 г. (под влиянием удачных действий прусской армии во франко-прусской войне 1870 - 1871 гг.) всеобщей воинской повинности, заменившей дореформенную рекрутчину. Воинская повинность распространялась на все мужское население, в возрасте 21-40 лет, без различия сословий. 

Для сухопутных войск устанавливался 6-летний срок действительной службы и 9 лет пребывания в запасе; для флота - 7 лет действительной службы и 3 года в запасе. Затем военнообязанные переводились в качестве ратников в Государственное ополчение, куда зачислялись и освобожденные от призыва. В мирное время на действительную службу брали не более 25 - 30% от общего числа призывников. 

Значительная часть призывников освобождалась от службы по семейным льготам (единственный сын у родителей, единственный кормилец в семье и т.п.), по физической непригодности, по роду занятий (врачи, ветеринары, фармацевты, воспитатели и преподаватели); остальные тянули жребий. 

Не подлежали призыву представители народов Севера и Средней Азии, некоторых народов Кавказа, Урала и Сибири (мусульмане). На особых условиях проходили воинскую службу казаки. Сроки службы сокращались в зависимости от образования. Если же получивший образование поступал на действительную службу добровольно (вольноопределяющимся), то срок службы дополнительно сокращался еще вдвое. 

При этом условии призывники, имевшие среднее образование, служили всего семь месяцев, а высшее - три. Эти льготы стали дополнительным стимулом для распространения образования. 

В ходе милютинских реформ были значительно изменены условия службы для нижних чинов (солдат): отменены телесные наказания (наказание розгами оставлено только для разряда “штрафованных”); улучшена пища, обмундирование и казармы; приняты строгие меры для прекращения побоев солдат; введено систематическое обучение солдат грамоте (в ротных школах). Отмена рекрутчины, наряду с отменой крепостного права, значительно увеличила популярность Александра II среди крестьянства.

Одновременно для упорядочение системы военного управления была создана стройная, строго централизованная структура. В 1862 - 1864 гг. Россия разделялась на 15 военных округов, непосредственно подчиненных Военному министерству. В 1865 г. учрежден Главный штаб - центральный орган управления войсками. Серьезное значение имели и преобразования в сфере военного образования: вместо закрытых кадетских корпусов учреждались военные гимназии, близкие по программе к средней школе (гимназии) и открывавшие путь в любое высшее учебное заведение. Те, кто желал продолжить военное образование, поступали в учрежденные в 1860-е гг. специализированные юнкерские училища - артиллерийские, кавалерийские, военно-инженерные. 

Важной чертой этих училищ была их всесословность, открывшая доступ в офицерский корпус лицам недворянского происхождения. Высшее военное образование давали академии - Генерального штаба. артиллерийская, военно-медицинская, морская и др. 

Было проведено перевооружение армии (первые нарезные казнозарядные орудия, винтовки Бердана и др.). Военные реформы встречали сильное противодействие консервативных кругов генералитета и общества; главным противником реформ был генерал-фельдмаршал кн. А.И. Барятинский. Военные “авторитеты” критиковали реформы за бюрократический характер, умаление роли командного состава, ниспровержение вековых устоев русской армии.

Итоги и значение реформ 1860-х - 1870-х гг. Реформы 60—70-х годов — крупное явление в истории России. Новые, современные органы самоуправления и суда способствовали росту производительных сил страны, развитию гражданского самосознания населения, распространению просвещения, улучшению качества жизни. 

Россия подключалась к общеевропейскому процессу создания передовых, цивилизованных форм государственности, основанных на самодеятельности населения и его волеизъявлении. Но это были только первые шаги. В местном управлении были сильны пережитки крепостничества, оставались нетронутыми многие дворянские привилегии. Реформы 60—70-х годов не коснулись верхних этажей власти. Сохранялись самодержавие и полицейский строй, унаследованные от прошлых эпох.

 

27. Судебная реформа 1864 г.

В 1864 г. была проведена и судебная реформа, в корне преобразовавшая структуру русского суда и весь процесс судопроизводства. Прежние суды существовали безо всяких существенных изменений со времен Екатерины II, хотя необходимость судебной реформы осознавалась еще Александром I. 

Главные пороки старой судебной системы состояли в сословности (для каждого сословия свой суд и свои законы), полной подчиненности администрации и закрытости судебного процесса (открывавшей невиданные возможности для злоупотреблений и беззакония). Подсудимому не всегда сообщались даже все основания, на которых основывалось выдвинутое против него обвинение. 

Приговор выносился по совокупности системы формальных доказательств, а не по внутреннему убеждению судьи. Сами судьи часто не имели не только юридического образования, но и вовсе никакого.

Взяться за реформу удалось только после отмены крепостного права, заставившего отказаться от принципа сословности и смены консервативного министра юстиции гр. В.Н. Панина. Автором судебной реформы стал давний сторонник перемен в этой области статс-секретарь Государствнного Совета (один из немногих, выступавших в ГС в 1861 г. за одобрение крестьянской реформы) Сергей Иванович Зарудный. 

В 1862 г. императором были утверждены разработанные им основные положения судебной реформы: 1) бессословность суда, 2) равенство всех граждан перед законом, 3) полная независимость суда от администрации (что гарантировалось несменяемостью судей), 4) тщательный подбор судейских кадров и их достаточное материальное обеспечение.

Старые сословные суды упразднялись. Вместо них создавались суд мировой и суд коронный - две независимые друг от друга системы, которые объединялись лишь подчинением одному высшему судебному органу - Сенату. 

Мировой суд с упрощенной процедурой вводился в уездах для разбора дел о мелких правонарушениях и гражданских дел с незначительным иском (впервые эта категория дел была выделена из общей массы). Более серьезные дела разбирались в коронным суде, имевшем две инстанции: окружной суд и судебную палату. В случае нарушения законного порядка судопроизводства решения этих органов могли быть обжалованы в Сенате.

От старых судов, которые вели дела сугубо бюрократическим порядком, новые отличались прежде всего тем, что были гласными, т.е. открытыми для публики и прессы. 

Кроме того в основу судебной процедуры был положен состязательный процесс, в ходе которого обвинение формулировалось, обосновывалось и поддерживалось прокурором, а интересы подсудимого защищались адвокатом из числа присяжных юристов. Прокурор и адвокат должны были выяснять все обстоятельства дела, допрашивая свидетелей, анализируя вещественные доказательства и т.п. 

Выслушав судебные прения, свой вердикт по делу (“виновен”, “невиновен”, “виновен, но заслуживает снисхождения”) выносили присяжные заседатели (12 человек), избиравшиеся по жребию из представителей всех сословий. На основании вердикта коронный суд (в лице председателя и двух членов суда) выносил приговор. 

Лишь при явном нарушении процессуальных норм (невыслушании судом одной из сторон, невызове свидетелей и т.д.) стороны могли, подав кассационную жалобу, перенести дело (гражданское - из судебной палаты, уголовное - из окружного суда) в Сенат, который, в случае подтверждения нарушений, передавал дело без рассмотрения в другой суд, либо в тот же, но в другом составе. 

Особенностью реформы было то, что и следователи, готовившие дело к судопроизводству, и судьи, руководившие всей судебной процедурой, хотя и назначались правительством, но были несменяемы на весь срок своих полномочий. 

Иными словами, в результате реформы предполагалось создать суд максимально независимый и уберечь его от посторонних влияний, прежде всего от нажима со стороны администрации. Вместе с тем из компетенции суда присяжных были изъяты дела о государственных и некоторых судебных преступлениях, а также дела о печати.

Мировой суд, задачей которого было предоставить русским людям суд “скорый, правый и милостивый” состоял из одного человека. Мировой судья избирался земскими собраниями или городскими думами на три года. Правительство не могло своей властью отстранить его от должности (как и судей окружного коронного суда). 

В задачу мирового суда входило примирение виновных, а при нежелании сторон судье предоставлялся значительный простор в назначении наказания - в зависимости не от каких-нибудь внешних формальных данных, а от внутреннего его убеждения. Введение мировых судов значительно разгрузило коронные суды от массы мелких дел.

И все же судебная реформа 1864 г. осталась незавершенной. Для разбора конфликтов в крестьянской среде был сохранен сословный волостной суд. Это отчасти объяснялось тем, что крестьянские правовые понятия сильно отличались от общегражданских. Мировой судья со “Сводом законов” часто был бы бессилен рассудить крестьян. 

Волостной суд, состоявший из крестьян, судил на основании существующих в данной местности обычаев. Но он был слишком подвержен воздействию со стороны зажиточных верхов деревни и всякого рода начальства. Волостной суд и мировой посредник имели право присуждать к телесным наказаниям. Это позорное явление существовало в России до 1904 г. Существовал отдельный церковный суд для духовенства (по специфически церковным делам).

Кроме того, уже вскоре после начала реализации судебной реформы, во многом под влиянием небывалого размаха терроризма, власть начала подчинять суды господствующей бюрократической системе. 

Во второй половине 1860-х - 1870-е годы была значительно ограничена публичность судебных заседаний и освещение их в печати; усилилась зависимость судебных чиновников от местной администрации: им предписывалось беспрекословно “подчинягься законным требованиям" губернских властей. Подрывался и принцип несменяемости: вместо следователей все чаще назначались "исполняющие должность" следователей, на которых принцип несменяемости не распространялся. 

Особенно характерны были нововведения, касающиеся политических дел: следствие по этим делам стали вести не следователи, а жандармы; судопроизводство осушествлялось не судами присяжных, а специально для этой цели созданным Особым присутствием Правительствующего Сената. 

С конца 1870-х годов значительная часть политических дел стала рассматриваться военными судами. И все-таки, можно без колебаний признать, что судебная реформа была наиболее радикальной и последовательной из всех Великих реформ 1860-х гг.


28. Уголовный процесс по Судебным Уставам 1864 г.

«Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями» являлся кодексом, в который были выделены из «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных» менее серьезные преступления (проступки), подведомственные мировым судьям.

Устав состоял из 13 глав. Глава 1-я содержала общие положения и перечень наказаний за преступления, предусмотренные уставами. Главы 2 6 - 9 были посвящены мелким преступлениям против общественного и политического строя, проступкам против порядка управления и т.д. В главах 10 – 13 говорилось о проступках против личной безопасности, против семейной чести и т.д.

«Устав уголовного судопроизводства» (уголовно-процессуальный кодекс) определял компетенцию судебных органов по рассмотрению уголовных дел, общие положения, порядок производства в мировых установлениях, порядок производства в общих судебных местах, изъятие из общего порядка уголовного судопроизводства.

Согласно уставу, мировой судья рассматривал уголовные дела в пределах отведенной ему компетенции, однако дела некоторых лиц (например, духовенства) подлежали ведомству других судов; из компетенции мирового судьи исключались дела таких ли, привлечение которых к ответственности изменяло состав преступного деяния или влекло усиление наказания.

Основными стадиями в уголовном процессе, согласно Уставу, были: предварительное расследование, предание суду, приготовительные распоряжения к суду, рассмотрение дела, исполнение приговора. Различались приговоры окончательные (которые подлежали пересмотру только в кассационном порядке, т.е. не по существу, а лишь по вопросу об их законности или незаконности) и неокончательные (допускавшие возможность пересмотра дела по существу, т.е. в порядке апелляции).

29. Революция 1905-1907 г. Изменение государственного строя. Основные государственные законы Российской Империи 1906 г.

9 января 1905 г. в Петербурге, столице Российской империи, была расстреляна мирная манифестация рабочих, пытавшихся подать петицию царю: «Взгляни без гнева . . .  на наши просьбы, они направлены не ко злу, к добру, как для нас, так и для тебя, государь!» «Кровавое воскресенье» потрясло общество. Оно стало началом революции 1905—1907 гг.

Причины революции многообразны, но все они так или иначе связаны с процессами модернизации политической, экономической, социальной областей жизни страны. 

Реалиям начала XX в. не соответствовали самодержавный принцип правления, сословное неравенство и негарантированность основных гражданских прав, сохранение множества полукрепостнических пережитков в деревне (отработки, полукабальные формы аренды, малоземелье и перенаселенность и др.).

К старым социальным конфликтам, определявшим характер отношений власти и общества, чиновничества и населения, помещиков и крестьян, добавились новые, порожденные модернизацией, — особенно острым стал рабочий вопрос, усугублявшийся отсутствием трудового законодательства, низким уровнем заработной платы, высокой продолжительностью рабочего дня, запретом стачек и пр. 

Социальные конфликты переплетались с межнациональными и межконфессиональными. 

Раскол в обществе углублялся, социальные группы, как пишет историк В. П. Дмитренко, «разбегались» по разным направлениям. Русско-японская война 1904—1905 гг. обострила недовольство, убедила общество в неспособности самодержавной власти достойно и эффективно управлять страной. Нет ничего удивительного в том, что характер общественного движения России в начале XX в. определялся оппозиционными власти и политическому порядку настроениями. 

Монархические, правителъственные силы, чрезвычайно разнородные (от К. П. Победоносцева, отвергавшего даже мысль о реформах, до П. Д. Святополк-Мирского, склонявшегося к ослаблению самодержавного принципа правления), полноценными участниками общественного движения не являлись. В этом состояла одна из особенностей социально-политической борьбы начала века. 

Другой ее особенностью были попытки организационного оформления оппозиционных сил. 

Либералы к началу революции создать политические партии не смогли. Они объединялись вокруг «Союза земцев-конституционалистов» и «Союза освобождения» (конец 1903 — начало 1904 г., лидеры П. Б. Струве, П. Н. Милюков и др.). Радикально-революционные силы имели нелегальные политические партии: Партию социалистов-революционеров (1902г., лидеры В. М. Чернов, Н. Д. Авксентьев и др.) и Российскую социал-демократическую рабочую партию (I съезд — 1898 г., II съезд — 1903 г., лидеры В. И. Ленин, Ю. О. Мартов, Г. В. Плеханов и др.). Либералы выступали за ограничение самодержавия, созыв органа народного представительства, принятие конституции, обеспечение политических свобод — слова, печати, собраний и др., расширение местного самоуправления, проведение умеренных аграрных и национальных реформ мирными средствами. Эсеры, ориентируясь на рост крестьянского недовольства, принимавшего в начале века формы поджогов, захватов помещичьих земель, неподчинения властям, требовали ликвидировать самодержавие, учредить демократическую республику, социализировать (передать в общественную собственность) всю землю, в том числе помещичью, распределить ее на уравнительных началах между крестьянами. Основным средством борьбы эсеры считали индивидуальный террор против представителей власти (убийства министров внутренних дел Д. С. Сипягина и В. К. Плеве, московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, губернаторов Уфы и Харькова).

Социал демократы, за идейным обоснованием своей деятельности обращались к марксизму, а главной социальной опорой считали рабочий класс. В росте стихийного рабочего движения (первомайские политические демонстрации, Обуховская стачка, всеобщая стачка в Ростове-на-Дону и др.) они видели ту силу, которая позволит осуществить задуманные преобразования. II съезд РСДРП принял программу партии, в которой выдвигались требования ликвидации самодержавия, установления демократической республики, введения политических свобод на первом этапе и свержения власти буржуазии, установления диктатуры пролетариаты, победы коммунистической революции — на втором. Приняв программу и устав, социал-демократы не смогли преодолеть противоречий между меньшевиками и большевиками. Меньшевики (Мартов, Плеханов) социалистическую революцию считали отдаленной перспективой, выступали за мирные средства, признавали руководящую роль либералов в борьбе за демократическую республику и капиталистическое развитие страны. Большевики (В. И. Ленин) сделали ставку на революционные, насильственные методы борьбы, быстрый переход к социализму, установление диктатуры пролетариата. 

В ходе революции на основе этих политических сил сложились три основных социально-политических блока. Первый (правительственный), внутренне расколотый, неоднородный, в целом выступал за сохранение «несущих конструкций» существующей системы власти, но под давлением обстоятельств склонялся к уступкам, подчас значительным. Второй блок (либерально-монархический) выступал за конституционное ограничение власти царя, созыв представительного законодательного собрания, гарантии основных прав и свобод граждан и др. Третий блок (революционный), столь же разнородный по составу, в целом выдвигал требования свержения самодержавия, установления республики, решения аграрного вопроса, сокращения рабочего дня и др.

Основные этапы и события революции 1905—1907 гг. Зима 1905г.— «кровавое воскресенье»; мощное забастовочное движение по всей стране, крестьянские волнения в Центральной России, на Украине, в Закавказье. Попытки властей вырваться из изоляции (в частности, в феврале Николай II подписал рескрипт, предписывавший министру внутренних дел А. Г. Булыгину подготовить проект созыва законосовещательной Думы). 

Весна—лето 1905 г. — усиление рабочего движения, создание Советов рабочих депутатов для руководства стачками (первый Совет в Иваново-Возне-сенске); активизация крестьянского движения, создание Всероссийского крестьянского союза; волнения в армии, восстание на броненосце «Потемкин» (июнь); манифест царя об учреждении законосовещательной (без права принимать законы) Государственной думы. Осень 1905 г. — забастовки и вооруженные столкновения перерастают в октябре во всеобщую стачку; 17 октября Николай II издает манифест «Об усовершенствовании государственного порядка», объявляется о созыве законодательной Государственной думы, даруется свобода печати, собраний, слова, совести; создаются либеральные партии — Конституционно-демократическая (лидер П. Н. Милюков) и «Союз 17 октября» (лидер А. И. Гучков); они вместе с эсерами и меньшевиками заявляют о завершении революции; оформляются монархические (черносотенные) организации — «Союз русского народа» (лидер А. И. Дубровин), Русская монархическая партия и др.

Декабрь 1905 г. — вооруженное восстание в Москве, поддержанное радикальным крылом РСДРП — большевиками, баррикадные бои на Пресне, ожесточенные бои с армией, подавившей сопротивление восставших. 11 декабря опубликовано положение о выборах в I Государственную думу. В 1906 — первой половине 1907 г. забастовочное, крестьянское, студенческое движение, волнения в армии и на флоте идут на спад. 27 апреля 1906 г. открылась I Государственная дума, в которой большинство имели кадеты. 9 июля того же года Дума распущена. 

В апреле 1906г. принята новая редакция «Основных государственных законов Российской империи», из которых изъято определение власти царя как неограниченной. 20 февраля 1907 г. созвана II Государственная дума, левая по составу. Через три с половиной месяца 3 июня она распущена, принимается новое положение о выборах («третьеиюньский переворот»). Итоги революции противоречивы. 

Она заставила власть осуществить ряд неотложных преобразований: создать законодательный представительный орган — Государственную думу, гарантировать фундаментальные политические свободы, пересмотреть «Основные законы империи», разрешить легальную деятельность политических партий, профсоюзов, прессы, отменить выкупные платежи, сократить продолжительность рабочего дня и др. 

Самые сложные вопросы оставались нерешенными (в первую очередь аграрный). Власть была вынуждена прислушаться к мнению общества, но продолжала воспринимать его как докучливого просителя. Общество в лице оппозиционных партий, в свою очередь, осталось при своем — настороженном и недовольном — отношении к власти, И те, и другие оказались не готовы к диалогу, начавшемуся в столь драматических обстоятельствах.

ИЗМЕНЕНИЯ В ГОСУДАРСТВЕННОМ СТРОЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. Первая русская революция вынудила царское правительство пойти на некоторые изменения государственного строя. В феврале 1905 г. Николай II объявил о разработке проекта закона о привлечении избранных от населения лиц к участию " в предварительной разработке и обсуждении законодательных предположений".

В августе 1905 г. были приняты Манифест об учреждении Государственной Думы; учреждение Государственной Думы и Положение о выборах в Государственную Думу.

По этим законам Государственная Дума была представительным органом, избираемым на 5 лет на основе цензового и сословного избирательного права, неравного и непрямого, при устранении от выборов многих категорий населения: лиц моложе 25 лет, женщин, военнослужащих, учащихся, бродячих инородцев, неоседлых народов. Выборы проходили по трем куриям: уездных землевладельцев, городских избирателей и крестьян. Выборы были многостепенными. 

Цензовая система лишала избирательных прав рабочих, батраков, мелкую и среднюю буржуазию, интеллигенцию. Государственная Дума имела право законодательной инициативы, исключая Основные законы государства, право обсуждения государственного бюджета. Она полностью зависела от императора и могла быть распущена досрочно. 

Всеобщая забастовка в октябре 1905 г. заставила царя издать манифест от 17 октября 1905г. "Об усовершенствовании государственного порядка", который обещал дать населению неприкосновенность личности, свободу совести, слова, предоставить избирательные права тем классам населения, лишенным избирательных прав; расширить права Думы, предоставить Думе право контроля за исполнительными органами государства.

19 октября 1905 года опубликован другой манифест о преобразовании Совета министров. На Совет министров возлагалось "направление и объединение действий главных начальников ведомств по предметам, как законодательства, так и высшего государственного управления".

До этого Совет министров был совещательным органом при императоре и органом координации деятельности министров. По указу от 19 октября 1905 года в России создавался правительственный орган во главе с председателем Совета министров. 

Председатель Советов министров получил право контролировать деятельность министерств и начальников ведомств. Министры обязаны были согласовывать с ними свою деятельность, сообщать ему "безотлагательно сведения обо всех выдающихся, происходящих в государственной жизни событиях, принятых мерах и распоряжениях". 

Председатель Совета министров и министры назначались и увольнялись в отставку императорам. Император при формировании Совета министров не был связан парламентским большинством, завоеванным той или иной партией. Император сохранял огромные прерогативы в непосредственном руководстве делами государственной обороны, внешней политики. Эти вопросы вносились в Совет министров по указанию императора или по инициативе руководителей этих ведомств. Манифест от 17 октября 1905 года содержал обещания конституционного характера. Его содержание дополнял Манифест от 19 октября 1905 года.

В случае реализации положений этих документов в России должна была быть образована законодательная Дума, с правом обсуждения бюджета и отчета о его исполнении, с правом контроля за деятельностью правительства, министерств и других исполнительных органов, и центральный правительственный орган - Совет министров. 

В декабре 1905 года был подписан и опубликован указ об изменении положения о выборах в Думу. Указ сохранял принцип выборов Думы по куриям, в основе которых лежали и сословный принцип и цензовая система. Были сохранены общие ограничения в избирательном праве, установленные в августе 1905 года.

Новые положения были в статьях, предоставивших избирательные права рабочим (очень ограниченные) и значительно увеличивших круг избирателей по городской курии. В курию городских избирателей были допущены средняя и мелкая буржуазия, служащие и интеллигенция.

20 февраля 1906 г. было принято новое положение о Государственной Думе, призванное реализовать обещания, данные в манифесте от 17 октября 1905 г. Однако в полной мере это сделано не было. Дума рассматривала бюджет и отчет по нему, что ограничило право императорской власти бесконтрольно распоряжаться финансами.

Несмотря на незначительность бюджетных прав Думы, по словам В.И. Ленина, "фактически известная зависимость правительства от утверждения бюджета Думой существует". По февральскому 1906 г. закону Дума получила право запроса к министрам и главноуправляющим ведомствами, подчиненными правительствующему сенату. Министры обязывались не позднее одного месяца со дня передачи им заявления о запросе дать ответ на запрос. Изменив избирательный закон и предоставив большие права Думе, царское правительство осуществило реформу Государственного совета. Из совещательного органа он был преобразован в верхнюю палату, стоявшую над Государственной Думой.

20 февраля 1906 г. был издан царский указ "О переустройстве учреждения Государственного совета", который стал состоять из членов "по высочайшему назначению" и равного числа членов по выборам. Члены совета избирались на 9лет с тем, чтобы одна треть их выбывала, и избирались новые. Председатель и вице-председатель назначались императором.

Определенным итогом изменений в государственном строе были утвержденные императором в новой редакции Основные законы Российской империи. Из Основных законов была устранена характеристика власти императора как власти "неограниченной". Но положение верховной самодержавной власти императора сохранилось.

Карательные органы Российского государства. В связи с развитием революционного движения в России, назреванием революционной ситуации главным объектом политического сыска становится рабочий класс и его революционный авангард - партия большевиков. В связи с этим создаются специальные органы политического сыска - охранные отделения и образуются районные охранные отделения. 

Общее руководство деятельностью охранных отделений осуществлял Особый отдел департамента полиции. Главной задачей охранных отделений являлась борьба с "революционными сообществами". Для с борьбы революционными центрами за рубежом Департамент полиций активизировал свою заграничную агентуру. Заграничная агентура активно сотрудничала с соответствующими органами Франции, Англии, Германии и других государств.

В 1905 г. положение об усиленной или чрезвычайной охране и военное положение действовали на территории, где проживало 117 млн. человек. Чрезвычайное законодательство России давало возможность широко использовать военные судебные органы и военное - уголовное законодательство. Судебные органы могли применять смертную казнь за политические и общеуголовные преступления. 19 августа 1906г. царское правительство ввело Положение о военно-полевых судах, которым было подсудно любое дело, имевшее политический характер, но Указ не был утвержден Думой и прекратил действовать в 1907г. По приговорам военно-полевых судов было казнено 1102 человека, а военно-окружными судами приговорено к смертной казне 6193 человека. После издания Манифеста 17 октября 1905 г. были приняты временные правила о печати, собраний, союзов. Временные правила о печати провозглашали отмену общей и духовной цензуры. 

Но уже в 1906 г. началось массовое преследование демократической печати - запрещение изданий, наложение штрафов, возбужение судебных дел. Были закрыты Газеты и журналы. Наиболее серьезные ограничения вводились в местностях, объявленных на чрезвычайное или военное положение.

4 марта 1906года был издан указ "О временных правилах, о собраниях", позволялось устраивать собрания свободно, т.е. без предварительного заявления и разрешения административных властей, но только "не почитаемые публичными". 

Для устройства публичных собрания устанавливалось много существенных ограничений. И только с разрешения административных или полицейских властей. 

Нарушение установленными "правилами" порядков влекло за собой роспуск собрания и различную ответственность, вплоть до уголовной. Временными правилами об обществах и союзах, подписанными 4 марта 1906 года были разрушены профсоюзы. В годы реакции рабочие профсоюзы были подвергнуты жестокому преследованию. Многие из низ были закрыты. 

Преследовались и другие легальные рабочие организации - культурно-просветительские и др. С 1906г. были закрыты около 500 профсоюзов. Число членов легальных союзов сократилось с 250тыс. до 13 тыс. Таким образом, царизм в годы реакции в значительной мере сократил права и свобод, завоеванные в первой русской революции, но ликвидировать их в полной мере не посмел.

В годы первой русской революции и в последующие годы продолжало действовать Уложение о наказании уголовных и исправительных 1845г. Проект был пересмотрен Государственным советом и в 1903 году утвержден императором, но в действие не был введен. Оно существенно отличалось от принятого ранее. 

Оно объединяло Уложение о наказаниях уголовных и исправительных и Устав о наказаниях, налагаемых мировыми судьями. Было значительно сокращены статьи, содержала более четкие определение понятия преступление, основания наложения уголовной ответственности, форм вины, видов соучастия, стадии совершения преступления и др. положений уголовного законодательства. 

Возраст наступления уголовной ответственности был увеличен до 10 лет. Также определялась ответственность за преступления против веры, против императора и государства, против порядка управления, за нарушение постановлений, ограждающих общественную и личную безопасность и т.д. Была ликвидирована чрезвычайно сложная система наказания. 

Предусматривались такие виды наказаний как: смертная казнь, каторга, ссылка на поселение, заключение в исправительном доме, заключение в крепость, тюрьму, арест, денежная пеня. Каторга могла быть назначена без срока или на срок от 4 до 15 лет; ссылка на поселение была бессрочной. Введение в действие Уложения 1903 года соответствовало карательной политике царского правительства.

Основные государственные законы Российской Империи 1906 г.

1. Государство Российское едино и нераздельно.

2. Великое Княжество Финляндское, составляя нераздельную часть Государства Российского, во внутренних своих делах управляется особыми установлениями на основании особого законодательства.

3. Русский язык есть язык общегосударственный и обязателен в армии, во флоте и во всех государственных и общественных установлениях. Употребление местных языков и наречий в государственных и общественных установлениях определяется особыми законами.

О СУЩЕСТВЕ ВЕРХОВНОЙ САМОДЕРЖАВНОЙ ВЛАСТИ.

4. Императору Всероссийскому принадлежит Верховная Самодержавная Власть. Повиноваться власти Его не только за страх, но и за совесть Сам Бог повелевает.

5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна.

6. Та же Верховная Самодержавная Власть принадлежит Государыне Императрице, когда наследство Престола в порядке, для сего установленном, дойдет до лица женского: но Супруг Ее не почитается Государем: он пользуется почестями и преимуществами, наравне с Супругами Государей, кроме титула.

7. Государь Император осуществляет законодательную власть в единениии с Государственным Советом и Государственною Думою.

8. Государю Императору принадлежит почин по всем предметам законодательства. Единственно по его почину Основные Государственные Законы могут подлежать пересмотру в Государственном Совете и Государственной Думе.

9. Государь Император утверждает  законы, и без Его утверждения никакой закон не может иметь своего совершения.

10. Власть управления во всем ее объеме принадлежит Государю Императору в пределах всего Государства Российского. В управлении верховном власть его действует непосредственно; в делах же управления подчиненного определенная степень власти вверяется от Него, согласно закону, подлежащим местам и лицам, действующим Его Именем и по Его повелениям.

11. Государь Император, в порядке верховного управления, издает, в соответствии с законами, Указы для устройства и приведения в действие различных частей государственного управления, а равно повеления, необходимые для исполнения законов.

12. Государь Император есть Верховный Руководитель всех внешних сношений Российского Государства с иностранными державами. Им же определяется направление международной политики Российского Государства.

13. Государь Император объявляет войну и заключает мир, а равно договоры с иностранными государствами.

14. Государь Император есть Державный Вождь российской армии и флота. Ему принадлежит верховное начальствование над всеми сухопутными и морскими вооруженными силами Российского Государства. Он определяет устройство армии и флота и издает указы и повеления относительно: дислокации войск, приведения их на военное положение, обучения их, прохождения службы чинами армии и флота и всего вообще, относящегося до устройства вооруженных сил и обороны Российского Государства. Государем Императором, в порядке верховного управления, устанавливаются также ограничения в отношении права жительства и приобретения недвижимого имущества в местностях, которые составляют крепостные районы и опорные пункты для армии и флота.

15. Государь Император объявляет местности на военном или исключительном положении.

16. Государю Императору принадлежит право чеканки монеты и определение внешнего ее вида.

17. Государь Император назначает и увольняет Председателя Совета Министров, Министров и Главноуправляющих отдельными частями, а также прочих должностных лиц, если для последних не установлено законом иного порядка назначения и увольнения.

18. Государь Император, в порядке верховного управления, устанавливает в отношении служащих ограничения, вызываемые требованиями Государственной службы.

19. Государь Император жалует титулы, ордена и другие государственные отличия, а также право состояния. Им же непосредственно определяются условия и порядок пожалования титулов, орденов и отличий.

20. Государь Император издает непосредственно указы и повеления как в отношении имуществ, личную Его собственность составляющих, так равно в отношении имуществ, именуемых Государевыми, кои, всегда принадлежа Царствующему Императору, не могут быть завещаемы, поступать в раздел и подлежать иным видам отчуждения. Как те, так и другие имущества не подчиняются платежу налогов и сборов.

21. Государю Императору, как Главе Императорского Дома, принадлежат, согласно учреждению о Императорской Фамилии, распоряжения по имуществам удельным. Им же определяются так же устройство состоящих в ведении Министра Императорского Двора учреждений и установлений, равно как и порядок управления оными.

22. Судебная власть осуществляется от имени Государя Императора установленными законом судами, решения коих приводятся в исполнение Именем Императорского Величества.

23. Государю Императору принадлежит помилование осужденных, смягчение наказаний и общее прощение совершивших преступные деяния с прекращением судебного против них преследования и освобождения их от суда и наказания, а также сложение в путях Монаршего милосердия, казенных взысканий и вообще дарование милостей в случаях особых, не подходящих под действие общих законов, когда сим не нарушаются ничьи огражденные законом интересы и гражданские права.

24. Постановления свода законов о порядке наследия Престола, о совершеннолетии Государя Императора, о правительстве и опеке, о вступлении на Престол и о присяге подданства, о священном короновании и миропомазании, о титуле Его Императорского Величества и о Государственном гербе и о вере сохраняют силу Законов Основных.

25. Учреждение о Императорской Фамилии, сохраняя силу Законов Основных, может быть изменяемо и дополняемо только Лично Государем Императором в предуказываемом Им порядке, если изменения и дополнения сего Учреждения не касаются законов общих и не вызывают нового из казны расхода.

26. Указы и повеления Государя Императора, в порядке верховного управления или непосредственно им издаваемые, скрепляются Председателем Совета Министров либо Главноуправляющим отдельною частью и обнародываются Правительствующим Сенатом.

О ПРАВАХ И ОБЯЗАННОСТЯХ РОССИЙСКИХ ПОДДАННЫХ.

27. Условия приобретения прав российского подданства, равно как и их утраты, определяются законом.

28. Защита Престола и Отечества есть священная обязанность каждого русского подданного. Мужское население, без различия состояний, подлежит военной повинности согласно постановлениям закона.

29. Российские подданные обязаны платить установленные законом налоги и пошлины, а также отбывать повинности согласно постановлениям закона.

30. Никто не может подлежать преследованию за преступное деяние иначе, как в порядке, законом определенном.

31. Никто не может быть задержан под стражею иначе, как в случаях, законом определенных.

32. Никто не может быть судим и наказан иначе, как за преступные деяния, предусмотренные действовавшими во время совершения сих деяний уголовными законами, если притом вновь изданные законы не исключают совершенных виновными деяний из числа преступных.

33. Жилище каждого неприкосновенно. Производство в жилище, без согласия его хозяина, обыска или выемки допускается не иначе, как в случаях и в порядке, законом определенных.

34. Каждый российский подданный имеет право свободно избирать место жительства и занятие, приобретать и отчуждать имущество и беспрепятственно выезжать за пределы Государства. Ограничения в сих правах установлены особыми законами.

35. Собственность неприкосновенна. Принудительное отчуждение недвижимых имуществ, когда сие необходимо для какой-либо государственной или общественной пользы, допускается не иначе, как за справедливое и приличное вознаграждение.

36. Российские подданные имеют право устраивать собрания в целях, не противных законам, мирно и без оружия. Законом определяются условия, при которых могут происходить собрания, порядок их закрытия, а равно ограничение мест для собраний.

37. Каждый может, в пределах, установленных законом, высказывать изустно и письменно свои мысли, а равно распространять их путем печати или иными способами.

38. Российские подданные имеют право образовывать общества и союзы в целях, не противных законам. Условия образования обществ и союзов, порядок их действий, условия и порядок сообщения им прав юридического лица, равно как порядок закрытия обществ и союзов, определяются законом.

39. Российские подданные пользуются свободою веры. Условия пользования этою свободой определяются законом.

40. Правами российских подданных иностранцы, в России пребывающие, пользуются с соблюдением ограничений, установленных законом.

41. Изъятия из действия изложенных в сей главе постановлений в отношении местностей, объявленных на военном положении или в положении исключительном, определены особыми законами.

 

30. Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г. Изменение государственного строя.

Февральская революция — революция в Российской империи, итогом которой стало отречение императора Николая II и последующая передача верховной власти в стране Временному правительству.

23 февраля (8 марта) начало Февральской революции. По всему Петрограду становится проблемой достать хлеба. Начались демонстрации и митинги рабочих Путиловского завода под лозунгами «Долой войну!», «Долой самодержавие!», «Хлеба!», вскоре перешедшие в столкновения с полицией. Для выяснения, почему администрация Путиловского завода — крупнейшего военного завода страны — принимает решение о закрытии предприятия, когда рабочие согласны прекратить забастовку, депутаты Госдумы направляют запрос председателю Совета министров, а также военному и морскому министрам (но в обстановке стремительно раскручивающихся беспорядков ответа уже не получили).

24 февраля возобновились демонстрации и митинги Путиловских рабочих. К ним стали присоединяться рабочие других заводов. Забастовало 90 тыс. рабочих. Стачки и политические выступления стали перерастать в общую политическую демонстрацию против царизма.

25 февраля (в субботу) командующий Петроградским военным округом генерал-лейтенант C. C. Хабалов получил приказ Николая II подавить выступления в Петрограде силой оружия «для водворения порядка в столице».

В этот же день началась всеобщая забастовка, которая охватила 240 тыс.рабочих. В высших учебных заведениях были сходки и забастовки.

В Петрограде раздались первые выстрелы: • подпоручик Финляндского полка застрелил рабочего на трубочном заводе Васильевского острова • был убит пристав на Знаменской площади около 3-х часов дня • ранены полицмейстер и несколько других полицейских чинов. 

В жандармов бросали ручные гранаты, петарды и бутылки • Войска проявляли пассивность, а иногда и нетерпимость в отношении действий полиции • В 9-м часу вечера у часовни Гостиного Двора стреляли из револьвера в кавалерийский отряд учебной команды 9-го запасного полка. В ответ на выстрелы из толпы кавалеристы спешились и открыли огонь вблизи Гостиного двора по толпе, при чём оказались убитые и раненые.

В 9 часов вечера С. С. Хабалов получил телеграмму императора: «Повелеваю завтра же прекратить в столице беспорядки, недопустимые в тяжелое время войны».

Указом монарха от 25 февраля на основании ст. 99 Основных государственных законов занятия Думы и Госсовета были прерваны с 26 февраля 1917 года и назначен срок возобновления работы обеих палат 1 апреля 1917 года «в зависимости от чрезвычайных обстоятельств». Указ вышел за подписью председателя Совета министров князя Н. Д. Голицына.

26 февраля в отдельных частях города (районы Невского проспекта, Финляндского вокзала, Выборгской стороны) скапливаются демонстранты. Не работают трамваи и извозчики. На улицы введены войска, но солдаты отказываются стрелять в рабочих. Произошло несколько столкновений с полицией, к вечеру полиция очистила центр города от демонстрантов.

Видные члены Госдумы, включая руководителей объединенной оппозиции приняли решение не подчиняться указу царя о роспуске и организовали Временный комитет Государственной Думы, их действия юридически представляли собой участие в государственном перевороте и вооруженном мятеже. Председатель Думы М. В. Родзянко в середине дня отправил в ставку императору Николаю II телеграмму, в которой говорилось:

«Положение серьезно. В столице анархия. Правительство парализовано. Транспорт, продовольствие и топливо пришли в полное расстройство. Растет общее недовольство. На улицах происходит беспорядочная стрельба. Частью войска стреляют друг в друга. Необходимо немедленно поручить лицу, пользующемуся доверием страны, составить новое правительство. Медлить нельзя. Всякое промедление смерти подобно. Молю Бога, чтобы в этот час ответственность не пала на Венценосца».

Факты, панически интерпретированные в телеграмме М. В. Родзянко, не до конца соответствовали истинному положению. А про стрельбу войск друг в друга вообще не было свидетельств. Копии телеграммы были разосланы М. В. Родзянко командующим фронтами с просьбою поддержать перед царем это обращение председателя Думы. Таким образом председатель Государственной Думы открыто присоединялся к государственному перевороту и делал неудачную попытку возглавить его.

Вечером же 26-го на частном совещании у премьера Н. Д. Голицына принято решение объявить Петроград на осадном положении.

27 февраля (12 марта) рано утром начинается военный мятеж: вооруженное восстание части Петроградского гарнизона — восстала учебная команда запасного батальона Волынского полка в числе 600 человек во главе со старшим фельдфебелем Т. И. Кирпичниковым. Солдаты приняли решение не стрелять в демонстрантов и присоединиться к рабочим. Начальник команды штабс-капитан И. С. Лашкевич был убит. Затем к мятежному Волынскому полку присоединились Литовский и Преображенский полки (точнее дислоцированные в Петрограде запасные батальоны данных полков(укомплектованные новобранцами). Сами же полки лейб-гвардии находились в действующей армии. В результате всеобщая забастовка рабочих получила поддержку вооружённым восстанием солдат. (Утром 27 февраля восставших солдат насчитывалось 10 тысяч, днем — 26 тысяч, вечером — 66 тысяч, на следующий день — 127 тысяч, 1 марта — 170 тысяч, то есть весь гарнизон Петрограда.)

Солдаты восставших полков строем направились в центр города. По дороге был захвачен Арсенал — Петроградский артиллерийский склад. Рабочие получили в свои руки 40 тыс. винтовок и 30 тыс. револьверов.

Были захвачены городские тюрьмы «Кресты», Литовский замок, следственная тюрьма — Дом предварительного заключения (ДПЗ «Шпалерка») на Шпалерной улице, 25, — выпущены все заключенные, в том числе уголовники. Тюрьмы «Литовский замок» (у пересечения реки Мойка и Крюкова канала) и «Шпалерка» были сожжены полностью. Также было сожжено здание Окружного суда (Шпалерная, 23). По городу начались убийства полицейских и городовых, грабежи и мародерства.

Политические заключенные (среди них «группа Гвоздёва») присоединились к восставшим и возглавили колонну демонстрантов под красными флагами. Восставшие солдаты и рабочие заняли важнейшие пункты города, правительственные здания и арестовывали министров. Приблизительно к 14 часам тысячи солдат пришли к Таврическому дворцу, в котором заседала Государственная Дума и заняли все её коридоры и прилегающую территорию. У них не было пути назад, они нуждались в политическом руководстве.

Дума встала перед выбором или примкнуть к восстанию и попытаться овладеть движением, или погибнуть вместе с царизмом. В этих условиях Госдума решила формально подчиниться указу царя о роспуске Думы, но решением частного собрания депутатов создала около 17 часов Временный комитет Государственной думы под председательством октябриста М. Родзянко путем кооптирования 2-х депутатов от каждой фракции «Прогрессивного блока» (эта договоренность тут же была нарушена; всего в Комитет избрано 13 человек, 6 из которых были масонами, представлявшими различные антимонархические политические партии и течения). 

В ночь на 28 февраля Временный комитет объявил, что берет власть в свои руки. Однако в целом позицию Думы в эти дни передаёт известная фраза её председателя М. В. Родзянко: «Вы нас втащили в это дело - революцию». Умеренные депутаты Думы пытались обуздать стихию революции, ввести ее в русло законности.

Акт об отречении Императора Николая II. 2 марта 1917 г.

Акт об отречении вел. кн. Михаила Александровича. 3 марта 1917 г.

27 февраля поздно вечером члены Совета министров Российской империи собрались на своё последнее заседание в Мариинском дворце, на котором решено было направить Николаю II в Могилёв телеграмму, где указывалось, что Совет министров не может справиться с создавшимся в стране положением, предлагает себя распустить и назначить председателем лицо, пользующееся общим доверием — составить «ответственное министерство».

28 февраля (13 марта) — Председатель Временного комитета Родзянко ведет переговоры с начальником штаба Верховного главнокомандующего генералом от инфантерии М. В. Алексеевым о поддержке Временного комитета со стороны армии, а также ведет переговоры с Николаем II, в целях предотвращения революции и свержения монархии.

1 марта 1917 года Временный комитет Государственной думы, и 24 первых русских комиссарa, получили признание Великобритании и Франции, главных союзников Российской империи в Первой мировой войне.

1 (14) марта — Петроградский совет рабочих депутатов переименовал себя в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов. Он издал Приказ № 1 по Петроградскому гарнизону. Этим приказом Совет революционизировал армию и завоевал политическое руководство её (во всех частях гарнизона создавались солдатские комитеты, им передавалось распоряжение оружием, отменялась дисциплина вне строя, отменялось сословное титулование при обращении к офицерам и обращение на «ты» к солдатам, вводилось общее обращение «господин»). 

Приказ номер 1 ликвидировал главные составляющие любой армии — иерархию и дисциплину. Этим приказом Совет подчинял себе Петроградский гарнизон в решении всех политических вопросов и лишал Временный комитет возможности использовать армию в своих интересах. 

Возникло двоевластие: официальная власть находилась в руках Временного комитета Госдумы а затем Временного правительства, а фактическая власть в столице — в руках Петроградского совета рабочих и солдатских депутатов. Временный комитет добивается поддержки со стороны руководства армии и генералитета. 1 марта Керенский вступил в партию эсеров.

2 (15) марта во Пскове в 23 часа 40 минут в штабном вагоне императорского поезда в присутствии А. И. Гучкова, В. В. Шульгина, командующего Северным фронтом генерала от инфантерии Н. В. Рузского и начальника штаба Северного фронта генерала от инфантерии Ю. Н. Данилова царь Николай II отрёкся от престола за себя и своего сына наследника-цесаревича Алексея в пользу младшего родного брата великого князя Михаила Александровича. 

Михаил не рискнул вступить на престол, так как не располагал никакой реальной силой, и 3 марта передал всю власть Временному правительству до созыва Учредительного собрания, которое должно было решить вопрос о форме правления. При откладывании же вопроса о форме правления до Учредительного собрания возвращение монархии не исключалось.

4 (17) марта — в газетах опубликовано два манифеста — Манифест об отречении Николая II и Манифест об отречении Михаила Александровича, а также Политическая программа 1-го Временного правительства.

Кровавые события на Балтийском флоте в первые дни после начала революции: Февраль 1917 г. Арест и конвоирование переодетых городовых. 

Были убиты главный командир Кронштадтского порта адмирал Вирен, начальник штаба Кронштадтского порта адмирал Бутаков. 3 марта был убит командир 2-й бригады линкоров адмирал Небольсин, 4 марта — командующий Балтийским флотом адмирал Непенин. Были убиты также комендант Свеаборгской крепости генерал-лейтенант по флоту Протопопов, командиры 1 и 2-го Кронштадтских флотских экипажей капитаны 1-го ранга Стронский и Гирс, командир линейного корабля «Император Александр II» капитан 1-го ранга Повалишин, командир крейсера «Аврора» капитан 1-го ранга М. И. Никольский и многие другие морские и сухопутные офицеры. К 15 марта Балтийский флот «потерял» 120 офицеров, из которых 76 было убито (в Гельсингфорсе — 45, в Кронштадте — 24, в Ревеле — 5 и в Петрограде — 2). 

В Кронштадте, кроме того, было убито не менее 12 офицеров сухопутного гарнизона. Четверо офицеров покончили жизнь самоубийством, и 11 пропали без вести. Всего, таким образом, погибло более 100 человек.

Государственный строй. В результате Февральской буржуазно-демократической революции произошли существенные изменения в государственном строе России. 

Прежде всего изменилась форма правления, в этом отношении Россия догнала передовые капиталистические страны. На смену царской монархии пришла буржуазная республика, которая фактически установилась с первых дней после свержения самодержавия. 

Официально республика в России была провозглашена только 1 сентября 1917 г буржуазным Временным правительством, но окончательно решить этот вопрос надлежало Учредительному собранию. Правые партии еще надеялись при помощи Учредительного собрания восстановить монархическую форму правления. Об абсолютной монархии в условиях развития революции не могло быть и речи, саму буржуазию это также не устраивало. 

Однако надежды на установление в России конституционной монархии у лидеров буржуазных партий сохранялись на протяжении всего периода от февраля к октябрю. Высшим органом государственного управления в стране стало Временное правительство, призванное осуществлять исполнительно-распорядительные функции впредь до созыва Учредительного собрания, которое и должно было окончательно определить конструкцию власти и государственного управления. 

Функции и полномочия Временного правительства никем не определялись, фактически оно временно выполняло также функции высшего органа государственной власти (в том числе законодательные), поскольку таковой после по беды революции отсутствовал.

Временное правительство первого состава считало себя преемником старой власти. Не случайно оно 7 марта 1917 г. на заседании Сената приняло присягу, подчеркнув тем самым, что оно как бы про должало дело царского Совета министров. 

Возглавил Временное правительство князь Львов, назначенный на должность председателя Совета министров царем одновременно с подписанием акта об отречении. На роль временного главы государства претендовал Временный комитет Государственной думы. Однако Временное правительство высшим органом государственной власти в стране считало Сенат. Оно установило правило, согласно которому каждый новый министр представлялся на утверждение Сенату. Правда, Временному комитету Государственной думы удалось добиться того, что список нового со става при изменениях в правительстве давали ему на утверждение. Оформление членов правительства через Сенат представляло со бой чистейшую формальность. Он не имел никакого значения в создании механизма новой власти и управления. Реальное влияние на оформление правительства оказывали Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов, ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов.

Положение Временного правительства на протяжении всего периода отличалось крайней неустойчивостью. Часто изменялся его состав, что приводило к так называемой министерской чехарде, к не возможности последовательно проводить какую-либо определенную линию в государственном управлении. Все время шли поиски наиболее приемлемых форм приспособления правительства к продолжавшемуся революционному движению народных масс. Одной из форм такого реагирования являлись коалиционные составы правительства, когда в него входили министры-социалисты. Крайняя неустойчивость правительственных органов лишала буржуазию возможности проводить в жизнь то, что соответствовало ее интересам, революционная ситуация в стране вынуждала идти на компромиссы, ей приходилось считаться с интересами и требованиями трудящихся классов. ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов и Петроградский Совет (до перехода его к большевикам) не доставляли буржуазии особых огорчений. С ними лидеры буржуазных партий легко договаривались. Буржуазия панически боялась большевиков и руководимого ими движения народных масс.

Коалиционные составы правительства не могли обеспечить устойчивость Временного правительства. Такие правительства возникали потому, что под давлением революционного движения масс буржуазия не могла, хотя этого очень хотела, одна оставаться у власти, а мелкобуржуазные партии имели реальную возможность взять на себя ответственность за государство, но боялись властвовать одни, без буржуазии.

В советской литературе встречалось утверждение, что после Феральской революции в госаппарате ничего не изменилось. Подобное утверждение не имеет оснований. Движение народных масс стало мощным, и не было силы, которая могла бы остановить демократические преобразования. Это оказало влияние и на госаппарат. 

Временное правительство делало отчаянные усилия для сохранения в неприкосновенности царского государственного аппарата, который в основном устраивал буржуазию, поскольку в его организации нашел отражение многовековой опыт подавления эксплуатируемых масс. Революционный народ решал этот вопрос иначе. Он начал ломать наиболее ненавистные трудящимся учреждения царского ре жима. Пролетариат начал разбивать царский государственный аппарат, и в первую очередь полицию и жандармерию.

Временное правительство, хотя и стремилось сохранить в неприкосновенности старую государственную машину, вынуждено было санкционировать многое из того, что уже совершилось в результате революционных действий народных масс. Последовало упразднение департамента полиции, отдельного корпуса жандармов, охранных отделений. 

Кроме того, пришлось упразднить также Особое присутствие правительствующего сената, так как орган, который расправлялся с революционерами и демократическими деятелями, особенно ненавидели народные массы. 

К значительным достижениям относи лось исчезновение в России старой системы политического сыска. Временное правительство не делало даже попытки вновь создать систему этих органов, так как понимало, что в условиях революционно го подъема такое мероприятие привело бы к немедленному краху власти буржуазии. 

Взамен Департамента полиции Временное правительство создало в системе Министерства внутренних дел новый орган, который сначала назывался Главным управлением общественной полиции, а затем Главным управлением по делам милиции. 

Многие чиновники бывшего Департамента полиции, в том числе и те, которые занимались политическим сыском, оставались работать в новом учреждении, которое по своему составу и методам деятельности было весьма реакционным. Революционные и демократические элементы (особенно большевики), представители трудящихся классов не допускались в Главное управление по делам милиции. 

Временное правительство было вынуждено немедленно ликвиди ровать такие одиозные звенья старого режима, как министерство императорского двора и канцелярию царя. Государственная дума и Государственный совет длительное время бездействовали, даже не собирались, но были упразднены только 6 октября 1917 г. 

После свержения царизма бывший император Николай П с семьей содержался в роскошном дворце Царского Села, хотя народ требовал, чтобы его поместили в Петропавловскую крепость. Делались попытки отправить бывшего царя с семьей в Англию, но переговоры но этому вопросу закончились отказом со стороны правительства Англии, которое испугалось сопротивления парламента и общественности. Николай Романов с семьей так и оставался в Царском Селе под охраной гвардии. Сохранялся в миниатюре двор бывшего монарха, что требовало весьма значительных расходов. Под давлением народа Временное правительство вынуждено было сослать царскую семью в Тобольск.

Временное правительство создает некоторые новые звенья цен трального государственного аппарата. Проблема правового регулирования трудовых отношении вызвала необходимость появления Министерства труда. Оно не ставило своей задачей вводить 8-часо вой рабочий день, увеличить зарплату рабочим, проводить другие мероприятия по улучшению условий работы на заводах и фабриках. 

Основная функция этого министерства состояла в том, чтобы примирять рабочих с предпринимателями. В этом направлении готовились проекты нового законодательства. Среди новых министерств создаются Министерство продовольствия и Министерство призрения (ведало благотворительными учреждениями). 

Обстановка вызывала озабоченность правительства со стоянием народного хозяйства страны. В этих целях учреждаются Экономический совет — для выработки общих планов организации народного хозяйства, Главный экономический комитет — для регулирования хозяйственной жизни страны. Однако эти учреждения оказались бесполезными, так как подобные "меры не могли остановить дальнейший развал народного хозяйства.

В августе был упразднен Святейший Синод и должность обер-прокурора Синода. Взамен возникло Министерство вероисповеданий, которое состояло из Департамента по делам православной церкви и Департамента по делам иноверческих религий. По существу сохранялось прежнее учреждение, только под другим названием. 

В марте 1917 г. при Министерстве юстиции учреждается так называемая Чрезвычайная следственная комиссия для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и других высших должностных лиц. 

Результаты работы комиссии нашли отражение в опубликованном сборнике документов под названием «Падение царского режима». В нем помещались результаты допросов (а иногда и сам ход допросов) ряда высших чиновников — прежде всего бывших министров внутренних дел и бывших директоров Департамента полиции. 

Комиссия интересовалась главным образом деятельностью политического сыска, связями двора с Германией, а также другими вопросами, которые компрометировали бывшего царя и его окружение. Работа комиссии имела целью показать населению, что Временное правительство хочет разобраться в злоупотреблениях должностных лиц царского режима. 

Некоторых бывших чиновников арестовали, а затем освободили по мотивам отсутствия в их действиях составов преступлений, так как их поведение соответствовало действующим тогда законам. Подобный вывод комиссии, безусловно, противоречил революционному правосознанию трудящихся классов. По мнению Керенского отсутствовали основания и для суда над бывшим царем. 

Временное правительство создало также специальную комиссию по расследованию фактов противоправительственных выступлений в Петрограде 3—4 июля 1917 г. На образование комиссии дали согласие лидеры эсеро-меньшевистского ЦИКа, которые сами вошли в ее состав. Основная ее задача заключалась в организации преследования наиболее видных деятелей партии большевиков. 

В этот период правительство разгромило редакцию газеты «Правда», отдало приказ об аресте В. И. Ленина, который в связи с этим перешел на нелегальное положение. Некоторых большевиков арестовали и держали в тюрьме. Созданием комиссии делалась попытка юридически обосновать расправу с руководителями большевистской партии.

Временное правительство не успело провести Учредительного собрания. Было лишь создано Особое совещание, подготовившее избирательный закон, и назначен срок выборов на ноябрь. Однако усилившееся после корниловского мятежа требование ускорить созыв Учредительного собрания и готовящийся II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов заставили Временное правительство применить отвлекающий маневр. 14 сентября 1917 г. было созвано Демократическое совещание. На нем присутствовали главным образом представители земских, буржуазных и мелкобуржуазных организаций. Представители партии большевиков. Советов и фабзавкомов были в явном меньшинстве. Совещание преследовало две основные цели: 1) отсрочить созыв очередного съезда Советов рабочих и солдатских депутатов; 2) отсрочить созыв Учредительного собрания до окончания войны, о чем втайне мечтали, по свидетельству управляющего делами Временного правительства В. Д. Набокова, его члены.

Совещание оказало существенную помощь буржуазному правительству, высказавшись за создание третьего коалиционного Временного правительства. Оно избрало постоянно действующий орган — Временный Совет Республики или Предпарламент — для осуществления контроля за деятельностью Временного правительства в составе 555 человек. В незначительном количестве в него вошли и большевики, подавляющее же большинство там имели буржуазные и мелко буржуазные партии. Этот орган не имел никакого значения. Буржуазия создала его с целью обмана масс, создания иллюзии участия широких слоев населения в государственных делах. В данном случае буржуазия и Временное правительство рассчитывали на веру масс в то, что если появился Предпарламент, то скоро будет и Парламент.

В условиях нарастания революционного подъема ЦК партии большевиков счел ошибочным участие в Предпарламенте. На первом же заседании 7 октября 1917 г. большевистская фракция покинула этот орган. Определенные изменения произошли и в местном управлении. 

Временному правительству пришлось упразднить должности генерал-губернаторов, градоначальников, становых приставов, земских начальников. Вместо них органами государственного управления ста ли губернские, городские и уездные комиссары Временного правительства. Формально губернские комиссары наделялись примерно такими же правами, какие раньше имели губернаторы. 

В действительности же их положение было крайне неустойчивым, так как им приходилось преодолевать сопротивление органов местного самоуправления, Советов и других революционных организаций. 

Временному правительству приходилось часто менять комиссаров, так как они не справлялись с обязанностями по проведению на местах в жизнь требований буржуазии. Комиссары комплектовались из буржуазных и мелкобуржуазных элементов. 

На эти должности подлинно революционные деятели не назначались. Так, губернские комиссары по партийной принадлежности распределялись следующим образом: эсеров — 13, кадетов — 11, прогрессистов — 6, меньшевиков — 5, народных социалистов — 3, октябристов — 1, беспартийных — 2. В большинстве случаев комиссарами являлись земские деятели и присяжные поверенные.

После победы буржуазно-демократической революции на местах возрастает роль местных земских и городских органов самоуправления. Идет процесс их дальнейшей демократизации. Создаются волостные земские собрания и управы, упраздняются волостные сходы и правления, а также волостные суды. 

В городах с населением более 150 тыс. человек учреждались районные думы и управы, руководили этими учреждениями советы дум этих городов. В местные органы самоуправления входило много демократических деятелей, там были и большевики. 

В связи с тем что в местных органах милиции Временного правительства имелось много демократических элементов, она в большинстве случаев занимала нейтральную позицию либо сочувственно относилась к трудящимся. Партия большевиков, конечно, пыталась овладеть правительственной милицией и привлечь ее на сторону революционного народа. В результате некоторые комиссариаты милиции Петрограда возглавляли большевики. 

В Минске во главе городской милиции Временного правительства стоял видный деятель большевистской партии М. В. Фрунзе. Большевики возглавляли также комиссариаты милиции в ряде городов Сибири. На местах сложилось такое положение, что Временное правительство не могло использовать милицию для подавления революционного движения народных масс. 

Некоторые изменения произошли в судебной системе. Прежде всего последовало упразднение института земских начальников и суда с сословными представителями, но в целом судебная система оставалась почти прежней, в ее основе лежали Судебные уставы 1864 г. Временному правительству пришлось все же пойти на уступки и санкционировать создание революционных судов, возникших по инициативе трудящихся масс. 

Приказом министра юстиции от 3 марта 1917 г. в Петрограде учреждались временные суды, которые действо вали в составе мирового судьи (председатель) и двух представителей от армии и рабочих. Все вопросы в суде решались большинством голосов, ибо все его члены имели равные процессуальные права. 

Судебное разбирательство было устным и гласным, приговоры вступали в законную силу немедленно и обжалованию не подлежали. Одна министр юстиции в порядке надзора мог отменить любой приговор временного суда. 

Просуществовали временные суды недолго, поскольку их деятельность противоречила интересам буржуазии. Временное правительство не пыталось сломать систему царских тюремных учреждений, но было вынуждено несколько смягчить ре жим отбывания наказания в местах заключения. 

Последовала отмена наказаний розгами, одевания наручников и кандалов, применение смирительной рубашки. Отстранялись от работы наиболее реакционные тюремные служащие, но существенной чистки тюремного персонала не проводилось. Личный состав работников мест заключения в основном сохранился.

В связи с ростом массового движения крестьян, которые требовали решения аграрного вопроса, а во многих случаях самочинно захватывали помещичьи земли, в апреле 1917 г. Временное правительство сделало попытку утихомирить крестьян путем создания в стране разветвленной системы земельных комитетов. Их главная за дача заключалась в сборе материала для подготовки законопроекта по земельному вопросу, который предполагалось предложить на рас смотрение Учредительного собрания. 

Создав видимость заботы о крестьянах, буржуазия и помещики надеялись их успокоить, отвлечь от самочинных действий. В главный, губернские и уездные земельные комитеты входили представители реакционного чиновничества и мелкой буржуазии, которые поддерживали Временное правительство.

Однако в отношении низового, самого массового звена — волостных земельных комитетов — буржуазия и помещики просчитались. Они оказались в большинстве крестьянскими. Большевики поддерживали эти комитеты, которые возглавляли борьбу крестьян за землю. 

Стремясь вырвать инициативу из рук Советов и профсоюзов, выдвигавших требования об улучшении продовольственного дела в стране, Временное правительство в мае 1917г. создало широкую сеть продовольственных органов на местах (губернские, уездные, городские и волостные продовольственные комитеты), в которых преобладали представители буржуазии. 

Была введена хлебная монополия, имевшая целью ограничить спекулятивные возможности частников. Однако в комитетах сидели те же частники. Несмотря на огромное количество продовольственных органов, их полезная деятельность равнялась нулю. Функционировал разветвленный бюрократический аппарат, который погряз в бумажной волоките и не был способен к каким-либо полезным действиям. 

Только в европейской части России функционировали 49 губернских, 501 уездный, 627 городских, 1052 волостных комитета. Вся эта махина практически ничего не сделала. Создавалась только видимость заботы о продовольственных нуждах населения. А продовольственный кризис все больше обострялся и усугублялся. Приближалась неминуемая катастрофа, назревал голод.

 

31. Установление и правовое оформление советской власти.

Процесс создания нового государства охватывал период с октября 1917 г ., времени начала Октябрьской революции, до лета 1818 г ., когда советская государственность была закреплена Конституцией. Центральным тезисом новой власти стала идея экспорта мировой революции и создание социалистического государства. В рамках этой идеи был выдвинут лозунг «Пролетарии всех стран, объединяйтесь!» Основной задачей большевиков был вопрос власти, поэтому основное внимание отводилось не социально-экономическим преобразованиям, а укреплению центральной и региональной власти.

25 октября 1917 г . II съезд Советов принял Декрет о власти, декларировавший переход всей власти к Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Арест Временного правительства, ликвидация на местах земских и городских управ стали первыми шагами по уничтожению администрации, созданной прежней властью. 27 октября 1917 г . было решено сформировать советское правительство - Совет Народных Комиссаров (С/Ж), который должен действовать до избрания Учредительного собрания. В него вошли 62 большевика, 29 левых эсеров. Вместо министерств было создано более 20 народных комиссариатов (наркоматов). Высшим законодательным органом стал съезд Советов, во главе с Лениным. В перерывах между его заседаниями законодательные функции осуществлял Всероссийский Центральный Исполнительный комитет (ВЦИК), возглавляемый Л. Каменевым и М. Свердловым. Для борьбы с контрреволюцией и саботажем была образована Всероссийская, чрезвычайная комиссия (ВЧК), возглавленная Ф. Дзержинским. С той же целью были созданы революционные суды. Эти органы сыграли большую роль в установлении советской власти и диктатуры пролетариата.

В ноябре-декабре 1917 г . состоялись выборы в Учредительное собрание, в ходе которых эсеры получили 40% голосов, большевики - 24%, меньшевики - 2%. Таким образом, большевики не получили большинства и, осознав угрозу единоличному правлению, были вынуждены разогнать Учредительное собрание. 

28 ноября был нанесен удар по кадетской партии - прошли аресты членов Учредительного собрания, входивших в ЦК партии кадетов, П. Долгорукова, Ф. Кокошкина, В. Степанова, А. Шингарева и др. На первом заседании Учредительного собрания, открывшемся 5 января 1918 г . в Таврическом дворце, большевики и поддерживавшие их левые эсеры оказались в меньшинстве. Большинство делегатов отказалось признать СНК правительством и потребовало передачи всей полноты власти Учредительному собранию. 

Поэтому в ночь с 6 на 7 января ВЦИК утвердил декрет о роспуске Учредительного собрания. Демонстрации в его поддержку были разогнаны. Таким образом, рухнул последний орган, избранный демократическим путем. Репрессии, начавшиеся с партии кадетов, показали, что большевики стремятся к диктатуре и единоличному правлению. Гражданская война стала неизбежностью.

Еще 10 ноября 1917 г . СНК постановил начать постепенное сокращение небоеспособной русской армии. 16 декабря введена выборность командного состава и должностных лиц, упразднены все чины и звания, вся полнота власти в армии была передана солдатским комитетам и Советам.

Пытаясь легитимизировать (т. е. узаконить, от лат. lex - закон), власть большевиков на V съезде Советов в Москве в июле 1918 г . была принята Конституция, в которой закреплялись победы Советов как органа диктатуры пролетариата и крестьянства. Россия провозглашалась федеративной республикой и теперь именовалась Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой (РСФСР). 

Конечной целью ставилось создание «социалистического общества», в котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти. Рабочие получали преимущество на выборах делегатов на съезд - 1 депутат от 25 тыс. человек, крестьяне - от 125 тыс. Голосование было открытым, избиратели выбирали делегатов не на съезде, а через волостные, уездные и губернские съезды. 

Таким образом, избирательное право было непрямым, неравным, невсеобщим. Конституция носила четко выраженный классовый характер. После подписания кабального Брестского мира с критикой выступили левые эсеры, бывшие до этого единственной партией, поддерживавшей большевиков. 

Это стало поводом для установления однопартийной системы. Левые эсеры были разгромлены, а большевистская партия стала единоличным правителем страны.

Конституционное значение актов II и III Всероссийского Съезда Советов.

Особо следует отметить конституционное значение решений III Всероссийского съезда Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, прошедшего в январе 1918 г. До этого съезды Советов рабочих и солдатских депутатов существовали и проводились параллельно со съездами Советов крестьянских депутатов; в январе произошло их объединение, и тем самым новая власть, как власть Советов, укрепилась. 25 января 1918 г. Съезд утвердил "Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа". В этом документе в обобщенной форме закреплялись основы общественного и государственного устройства Советской России.

"Декларация" объявляла Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которым принадлежит вся полнота власти в центре и на местах.

По форме национально-государственного устройства было принято коренное решение. Как известно, II Всероссийский съезд Советов объявил просто Российскую советскую республику, т.е. исходил из унитарной формы государства. И именно "Декларацией" Советская Российская Республика учреждалась как федерация советских национальных республик на основе свободного союза свободных наций. Государство стало называться РСФСР. В резолюции от 28 января 1918 г. "О федеральных учреждениях Российской Республики" съезд закрепил всю систему высших и местных органов государственной власти страны.

 

32. Конституция РСФСР 1918 г.

Конституция РСФСР 1918 г. (лат. - устройство) - первая конституция Советского государства.

Начиная с первого дня своего существования Советское государство издает целый ряд актов конституционного характера. Это декреты: О мире и О земле; Декрет О суде и др., Обращение Петроградского ВРК «К гражданам России» и обращение II Всероссийского съезда Советов «Рабочим, солдатам и крестьянам». Важным правовым актом, который почти целиком вошел в первую Советскую Конституцию, была Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятая III Всероссийским съездом Советов 12 января 1918 г. Но формы власти и управления во многом складывались стихийно. 

Чтобы урегулировать этот процесс и закрепить те формы, которые соответствовали главным устоям новой государственности, была необходима официальная Конституция. Ее создание - переломный момент в становлении Советского государства. Рождение Советского государства сопровождалось появлением Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятой 25 января 1918 г. III Всероссийским Съездом Советов. 

Она вошла в текст первой Советской Конституции и является ныне памятником права. Некоторые авторы прямо называют декларацию – первым документом советской России носящей конституционный характер. Однако декларация в некоторых случаях может не являться конституционным документом, но содержать нормы ведущей отрасли права. 

Чаще всего она издается при разъяснении гражданам, общественности, мировому сообществу официальной политики в области межнациональных отношений или в связи с оценкой общественно-политической и экономической обстановки. 

Но вернемся к течению истории. 10 июля 1918г. Всероссийский Съезд Советов как высший орган новой власти, установившейся в результате государственного переворота, принял Основной Закон, закрепивший принципы организации Советской власти, форму правления, территориальное устройство, отношения власти и народа, государственные символы. Это была по существу первая в истории Российского государства формальная конституция, представленная в едином нормативном акте.

Принятию Конституции РСФСР 1918г., предшествовала непростая борьба за ее содержание. III Всероссийский съезд Советов, состоявшийся в январе 1918г., выдвинул подготовку Конституции РСФСР в качестве одной из первоочередных задач Советской власти. Съезд, в частности, поручил Центральному Исполнительному Комитету подготовить следующему съезду Советов основные положения Конституции РСФСР.

Однако в связи с резким обострением в феврале-марте 1918 г. международной обстановки (прекращение в Брест-Литовске мирных переговоров с Германией и наступлением германской армии), а также усложнением внутреннего положения Советской России всё внимание большевистской партии и Советского правительства было направлено на сохранение советского строя. Работа ВЦИК по разработке Конституции была временно отложена.

IV Всероссийский съезд Советов, состоявшийся 14-16 марта 1918 г., носил внеочередной характер. Вся работа этого чрезвычайного съезда была связана с вопросом о заключении Брестского мирного договора с Германией. По предложению фракции большевиков съезд ратифицировал мирный договор, заключенный в Брест-Литовске. 

И только после утверждения Брестского мирного договора Советская власть получила возможность заняться организацией систематического и повседневного государственного управления всеми областями социалистического строительства.

К весне 1918 г. в самых главных своих чертах сложилась система высших органов власти и управления, и подходил к концу процесс организации государственного аппарата на местах. Однако не было ещё достигнуто ни структурного единообразия в строительстве местного государственного аппарата, ни необходимого согласования во взаимодействии центральных и местных органов, основанных на последовательном проведении принципа демократического централизма. Компетенция различных государственных органов также не была должным образом определена. Нужно было придать уже сложившемуся в своей основе механизму Советского государства необходимую стройность и недостающую ему чёткость в работе всех звеньев государственного аппарата. 30 марта 1918 г. ЦК РКП(б) рекомендовал ВЦИК четвёртого созыва образовать Конституционную комиссию. 31 марта 1918 г. ЦК партии ещё раз отметил актуальность введения в действие первой Советской Конституции и подчеркнул, что период завоевания власти кончился, идёт основное государственное строительство.

В соответствии с рекомендациями ЦК партии 1 апреля 1918 г. большевистская фракция ВЦИК, по докладу Я. М. Свердлова, утвердила своих кандидатов в Конституционную комиссию. В её состав должны были войти также и представители ряда народных комиссариатов. В тот же день на заседании ВЦИК было принято постановление о создании Конституционной комиссии и определено представительство в ней фракций.

Конституционная комиссия состояла из 15 человек. В неё вошли: от большевистской фракции ВЦИК – Я. М. Свердлов, М. Н. Покровский, И. В. Сталин; от фракции левых эсеров – Д. А. Магеровский и А. А. Шрейдер; от максималистов – А. И. Бердников (с совещательным голосом), а также представители народных комиссариатов по делам национальностей, юстиции, финансов, по военным делам, внутренних дел и ВСНХ. На первом организационном заседании комиссии, состоявшемся 5 апреля 1918 г., её председателем был выбран Я. М. Свердлов.

19 апреля 1918 г. на заседании комиссии ВЦИК голосовали по трем проектам: большевиков, М. А. Рейснера, эсеров-максималистов. Комиссия приняла проект большевиков. Дальнейшая работа над разделами проекта проводилась тремя подкомиссиями.

Работа в комиссии проходила в условиях борьбы фракций. Участие в комиссии эсеров несколько осложняло работу, хотя сколько-нибудь существенного влияния на ее ход оказать не могло, поскольку большевики преобладали в комиссии: против 2 – 3 эсеров могли выступить 10 – 12 большевиков. Столкновения мнений были не только на межпартийной основе, но и возникали между самими большевиками. Это объяснимо. Создавалась первая в истории человечества Конституция социалистического государства, не имеющая никаких прецедентов, а опыт нового государственного строительства был весьма невелик. Борьба развернулась, прежде всего, вокруг вопроса о диктатуре пролетариата, основного конституционного принципа. Левые эсеры выступили против того, чтобы в Конституции была закреплена идея диктатуры пролетариата.

«Проект Конституции Трудовой Республики», представленный эсерами-максималистами, также отрицал идею диктатуры пролетариата. Такую позицию занимали по ряду принципиальных вопросов «левые коммунисты», которые, по существу, также отрицали необходимость переходного от капитализма к социализму периода и необходимость сильного государства диктатуры пролетариата. 

Анархо-синдикалистская концепция «левых коммунистов» была отражена в проекте «Основных начал Конституции», разработанном профессором М. А. Рейснером. В проекте роль Советов сводилась к функции простого представительства социально-хозяйственных коллективов трудящихся – «производителей». 

Отрицалась в принципе национальная основа Советской федерации, и предлагалось строить Советскую Республику «на началах свободного федеративного союза» отдельных городов, губерний, уездов и волостей. Это мотивировалось тем, что крупное государство и демократия несовместимы, что демократия возможна лишь в мелких самоуправляющихся коммунах, не подчинённых центральной государственной власти и объединённых в «вольную федерацию». 

Проекту Рейснера был противопоставлен документ под названием «Тезисы о типе федерации», выработанный при участии Я. М. Свердлова и И. В. Сталина.

На основе данный тезисов был разработан «Проект общих положений Конституции РСФСР», который после детального обсуждения в Комиссии вошёл в качестве составной части в окончательный текст первой Советской Конституции. Эти идеи и были положены в основу одобренного Конституционной комиссией 19 апреля 1918 г. проекта большевиков «Общих положений Конституции РСФСР». 

В ходе подготовки первой советской Конституции некоторые вопросы были просто обделены вниманием, в частности идея конституционного правосудия не обсуждалась, как идеологически неприемлемая. Комментируя уже в 1923 году проект новой Конституции, подготовленный главным образом профессором М.А.Рейснером, который предусматривал, что никакой закон не может быть издан в противоречие конституции, что «такой акт почитается не имеющим никакой обязательной силы», Г.С.Гурвич иронизировал: «… кто будет судить, противоконституционен тот или иной акт центральной власти или нет. Неужели она сама? Она конечно некомпетентна… 

А создать в Советской Республике федеральный суд с правами конституционного телохранителя проект не решился». И далее Г.С.Гурвич констатировал, что «единственно правильный вывод из этого положения … предоставить ЦИКу право изменения и дополнения конституции. В этом была единственная возможная гарантия от нарушений и лучший способ обеспечить закономерное развитие и рост основного закона в согласии с требованиями жизни». Конституция РСФСР 1918 г., исходя из принципа полновластия Советов, не допускала возможность судебной проверки конституционности нормативных правовых актов. 

Конституционный контроль по смыслу Конституции возлагался на Всероссийский съезд Советов и ВЦИК, а впоследствии в определенной мере и на Президиум ВЦИК.

17 ноября 1917 г. на заседании ВЦИК по предложению Я. М. Свердлова был принят Наказ о взаимодействиях ВЦИК и СНК, в котором подтверждалось решение II Всероссийского съезда Советов о том, что СНК целиком ответствен перед ЦИК. 

Мероприятия же по борьбе с контрреволюцией могут быть проводимы СНК непосредственно, под условием ответственности перед ЦИК. Наказ устанавливал периодичность отчётов каждого члена СНК перед ЦИК и порядок ответов СНК на запросы ЦИК. Тот же принцип во взаимоотношениях ВЦИК и СНК был отражён в резолюции III съезда Советов «О федеральных учреждениях Российской Республики».

Представители буржуазных партий, входившие во ВЦИК, утверждали, что СНК игнорирует ВЦИК, бесконтрольно принимая законодательные акты. Поэтому в проекте Положения «Об отделах Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета», подготовленного подкомиссией в составе А. И. Бердникова, Г. С. Гурвича и М. Я. Лациса, предлагалось упразднить Совнарком и народные комиссариаты, создав вместо них Совет ВЦИК и особые коллегии – отделы ВЦИК. 

Эти коллегии должны были делегировать на заседании Совета ВЦИК «непостоянных лиц». В результате, по словам одного из авторов проекта, «теперешние министры устраняются, а у нас остаются коллегии».

Деятельность коллегий должна была координироваться Советом ВЦИК, образуемым из представителей коллегий и членов ВЦИК, законодательные функции предоставлялись Всероссийскому съезду Советов ВЦИК, его Совету и отделам и, кроме того, «совокупности Советов, посылающих представителей на съезд Советов, а также 1/10 этих Советов». 

Проект имел целью фактически ликвидировать правительство как единый оперативный орган, осуществляющий повседневное руководство страной. Выступивший против проекта подкомиссии Я. М. Свердлов заявил, что предложения о ликвидации СНК и сосредоточении функций управления в отделах ВЦИК идут вразрез с происходящим на практике процессом постепенной ликвидации отделов ВЦИК и их слияния с одноимёнными народными комиссариатами. 

С конца апреля центр тяжести работы Комиссии был перенесён в подкомиссии. Большие задачи стояли перед подкомиссией по избирательному праву и местным органам власти и управления. Она обобщила и привела в стройную систему разнообразную практику и нормы, регулировавшие избирательное право, порядок образования и компетенцию всех звеньев системы местных органов власти и управления.

Окончательная разработка проекта Конституции для представления его V Всероссийскому съезду Советов была поручена специальной комиссии ЦК РКП(б) во главе с В. И. Лениным. 3 июля 1918 г. эта комиссия под председательством В. И. Ленина рассмотрела два проекта: Комиссии ВЦИК, внеся в него некоторые положения из проекта Наркомюста. 

По предложению В. И. Ленина в текст Конституции (вводным разделом) была включена Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а также добавлен ряд статей.

Конституция РСФСР была принята V Всероссийским съездом Советов, который открылся 4 июля 1918 г. в Москве, в Большом театре. На съезд прибыло 1164 делегата с правом решающего голоса. В их числе было 773 коммуниста, 352 левых эсера, 32 делегата от других партий. На заключительном заседании съезд заслушал доклад о проекте Конституции и проект одобрил.

В своём постановлении о принятии Конституции (Основного закона) Российской Социалистической Федеративной Советской Республики съезд указал: «Утверждённая III Всероссийским съездом Советов в январе 1918 г. декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа вместе с утверждаемой V Всероссийским съездом Советов Конституцией Советской республики составляют единый Основной Закон Российской Советской Федеративной Республики». 

Окончательную редакцию Конституции съезд поручил ВЦИК. Отредактированный текст Конституции был опубликован 19 июля 1918 г. С этого момента Основной Закон РСФСР вступил в действие. Итак, страна обрела свой первый Основной закон. Первая Конституция состояла из 6 разделов и включала 17 глав и 90 статей.

Цели и функции создания первой Российской Конституции. В юридической науке признано, что, исходя из общесоциального предназначения, конституция выполняет ряд функций: политическую, правовую, учредительную и др. 

Так, политическая функция отражает тот эффект, который вносит конституция в сферу властных отношений. Именно в Основном Законе изначально фиксируются правовые установления, так или иначе характеризующие устройство государственной власти, порядок и методы ее деятельности, взаимоотношения с другими социальными субъектами, в том числе и с теми, которые также претендуют на власть (отдельные индивиды, политические партии, профсоюзы, церковь и др.).

Правовая, или юридическая, функция состоит в том, что именно Основной Закон выполняет роль первоисточника и эталона официального права, ставя в единые рамки всех субъектов правовых отношений, сосредоточивая в себе «правила игры», обязательные для всех, — правооснову жизни всего общества. 

Одновременно эти правила возведены в закон, а, следовательно, обладают общеобязательностью, формализованностью, высшей юридической силой, обеспечиваются в случае надобности принудительным механизмом.

Учредительная функция конституции заключается в том, что именно закону такого порядка отведена роль вводить новые институты власти, призванные привести к позитивным переменам в обществе. Именно конституционная форма придает проводимым реформам легитимный характер.

Анализируя первую Российскую Конституцию можно констатировать ее преимущественный политический характер – закрепление нового строя, новых основ государственной власти. Советская власть спешила с утверждением своих основ.

В советском конституционном праве выделяли еще так называемую идеологическую функцию, отрицающую идеологическое многообразие и навязывающая населению страны одну государственную идею. Несомненно, что и эта функция была основой новой Конституции.

Основной Закон РСФСР от 10 июля 1918г. «вживил» в сознание российского народа феномен под названием «конституция», однако его сущностная порочность обусловила аномальное уродливое развитие реальных конституционных отношений. 

Конституция не была задумана и не явилась поэтому механизмом ограничения власти в Российском государстве. Напротив, она закрепила полновластие Советов как сугубо централизованной системы (вышестоящий мог отменить любое решение нижестоящего), а Всероссийский съезд Советов и ВЦИК имели право брать к своему ведению все вопросы по своему усмотрению.

Кроме узаконения прямого насилия первая Конституция РСФСР провозгласила прямое неравенство среди населения страны. Например, лица, не относящиеся к беднейшим слоям населения, не обладали политическими правами, в частности избирательным. 

Таким правам, как свобода слова, печати, собраний и союзов придавался сугубо политический характер, они закреплялись только за трудящимися (п.14, 15, 16 главы 5 раздела I). Но и эти немногочисленные свободы, предоставленные отдельной части населения, были отнюдь не безусловны. Пункт 23 главы 5 раздела II гласил: «Руководствуясь интересами рабочего класса в целом, РСФСР лишает отдельных лиц и отдельные группы прав, которые используются ими в ущерб социалистической революции».

Сама идея уничтожения эксплуатации человека человеком тут же заменялась идеей эксплуатации человека государством: вводилась всеобщая трудовая повинность (п. «е» главы 2 раздела II). Полностью отрицался принцип разделения властей (п.31 главы 7, п.62 главы 12 раздела III), признанный в правовой теории неотъемлемым элементом конституции.

Первая конституция России оказалась законом, закрепляющим тоталитаризм, бесконтрольность государственной власти, т.е. антиконституционным по сути. 

Однако с точки зрения формальной Конституционный закон 1918г. безусловно, имел все признаки Основного: он был утвержден выборным органом власти; провозгласил республиканскую форму правления, федеративное государственное устройство (п.1 главы 1 раздела I); установил порядок формирования представительных органов власти через избирательную систему (раздел IV). 

За трудящимися впервые были закреплены некоторые политические и социально-экономические права (глава 5), равенство в правах независимо от расы и национальности. Этот Закон, несомненно, выполнял учредительную функцию, ибо вводил или санкционировал новые институты власти: систему Советов, структуру и компетенцию правительства, государственные символы и др. 

В нем были зафиксированы принципиально иная, чем прежде, система власти и новые основания ее отношений с оппозиционными силами. С этой точки зрения можно считать, что Конституция РСФСР 1918г. выполняла и свою политическую функцию.

Правовой функции «повезло» меньше: многие положения этого Закона были изначально сформулированы не в виде правовых норм, а в виде декларативных установлений, задач, констатации факта проведенных преобразований. 

Так, первый из шести разделов представляла «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», которая по сути своей и содержанию была скорее политическим, чем правовым документом. Что касается тех положений Конституции, которые были сформулированы именно как правовые нормы, то наиболее важные из них имели неправовое содержание, т.е. выражали антиправо. 

Это — нормы, которые устанавливали политическое неравноправие граждан, вводили принудительный труд, узаконивали фактическое насилие, репрессии в отношении целых сословий, выводили власть из правовых рамок, оправдывая любые средства в достижении поставленных политических целей: экспроприация, вторжение в право частной собственности, прямое подавление, лишение прав.

В основу данного документа, как и режима, который ему соответствовал, была положена теория насилия, диктатуры, в сущности отрицающая идею права.

Социальная функция оказалась искореженной в не меньшей мере. С одной стороны, новая власть во главу угла ставила именно трудящегося человека, привлекая его к политической жизни, ставя задачу ликвидировать безграмотность, стремясь изжить социальный паразитизм. Эти нормы, несомненно, имели социальную ценность. 

С другой стороны, общесоциальный потенциал Советской власти оказался с «минусовой» отметкой. Конституция не обезопасила от насилия отдельную личность и отрицала возможность представить во власти различные социальные интересы; напротив, она узаконила тоталитарную власть, которая навязывала обществу единственно возможный путь развития. Оправдывая прямые репрессии, классовую вражду, Конституция выполняла антисоциальную функцию, разделяя население на «своих» и «врагов».

В области международной политики новая власть согласно Конституции 1918 г. вела себя не менее противоречиво. С одной стороны, ставились, казалось бы, весьма разумные задачи — достижение «демократического мира трудящихся без аннексий и контрибуций на основе свободного самоопределения наций», провозглашение полной независимости Финляндии и свободы самоопределения Армении (п.4, 6 главы 3 раздела I). 

С другой — оправдывались явно неправовые действия в области международного общения: аннулирование займов, разрыв тайных договоров, разрыв «с варварской политикой буржуазной цивилизации» (п.«г» главы 2, п.4, 6 главы 3 раздела I), т.е. отказ от преемственности не только во внутренней, но и во внешней политике. 

Здесь уместно заметить, что именно развитие отечественного конституционного законодательства в XX в. показало важность разработки и использования института преемственности в целях сохранения правового пространства в условиях перехода общества от одной социально-политической системы к другой.

 

33. Изменение в государственном механизме советского государства в годы гражданской войны.

Изменения в государственной системе Советского государства в годы Гражданской войны. Съезды Советов. ВЦИК и президиум. Совет рабочей и крестьянской обороны. Перестройка органов управления. Чрезвычайные органы власти. Ревкомы.

В годы Гражданской войны продолжали созываться Всероссийские съезды Советов. Состоялись VI, VII и VIII съезды: в ноябре 1918 г., в декабре 1919 г. и в декабре 1920 г. соответственно. В перерывах между съездами Советов высшим органом власти являлся ВЦИК.

В декабре 1919 г. был установлен сессионный порядок работы ВЦИК. Каждые два месяца созывались плановые сессии. По мере необходимости по инициативе Президиума ВЦИК, СНК или трети членов ВЦИК могли созываться чрезвычайные сессии.

С сессионным порядком работы ВЦИК изменился и характер деятельности его Президиума: он был наделен правом руководить заседаниями ВЦИК, наблюдать за выполнением его постановлений, назначать наркомов, инструктировать центральные и местные органы, отменять постановления СНК и др. В декабре 1920 г. Президиум ВЦИК был наделен законодательными полномочиями.

Другим высшим органом государственного управления стал Совет рабоче-крестьянской обороны (СРКО), сосредоточивший в своих руках всю полноту власти в области обороны.

Состав СРКО включал: председателя Революционного военного совета республики, председателя ВЦИК, наркома путей сообщения, председателя Чрезвычайной комиссии по снабжению Красной Армии и заместителя наркома продовольствия. В своей деятельности СРКО опирался на аппарат своих чрезвычайных уполномоченных.

Перед СРКО ставились следующие задачи: мобилизация, вооружение, продовольственное снабжение и оперативное руководство армией.

В апреле 1920 г. Совет рабоче-крестьянской обороны был преобразован в Совет труда и обороны (СТО), действовавший на правах комиссии при СНК. Возглавлял Совет председатель Правительства РСФСР.

9 апреля 1919 г. ВЦИК было принято Положение о государственном контроле. В соответствии с декретом ВЦИК от 8 февраля 1920 г. Наркомат государственного контроля был преобразован в Наркомат рабоче-крестьянской инспекции (РКИ). РКИ выполняла следующие функции: наблюдение за законностью, охрана государственной собственности, борьба с бюрократизмом и злоупотреблениями в госаппарате и хозяйственных органах и др. РКИ основывалась на принципах выборности ее членов и на местах опиралась на ячейки содействия РКИ.

В 1923 г. была произведена реорганизация РКИ: ее органы были объединены с органами Центральной контрольной комиссии (ЦКК) партии. Таким образом, партийная контрольная комиссия получила возможность осуществлять через РКИ прямой контроль за деятельностью государственной администрации.

Гражданская война обусловила изменения в работе местных Советов. Усилилось идеологическое воздействие на них со стороны Коммунистической партии.

Резолюцией «О советском строительстве», принятой VIII съездом Советов, определялась организационная структура губернских и уездных исполкомов, при которых создавались отделы: управления, военный, юстиции, труда и социального обеспечения, народного образования, почт и телеграфов, финансов, земледелия, продовольствия и др.

В 1920 г. ВЦИК принял Положения о сельских Советах и волостных исполнительных комитетах, сформировав тем самым низовое звено советской системы.

Наряду с конституционными органами власти на местах возникали чрезвычайные органы — революционные комитеты (ревкомы). Ревкомы образовывались для организации обороны и поддержания «революционного порядка». В соответствии с положением «О революционных комитетах», принятым ВЦИК 24 октября 1919 г., они могли создаваться в местностях, освобожденных от неприятеля, в прифронтовой полосе и в тылу. Им принадлежала вся полнота власти на местах.

В задачи ревкомов входили: организация обороны своих территорий, поддержание внутреннего порядка, проведение мобилизации. Ревкомы наделялись правами реквизиций имущества, принудительного выселения, расквартирования воинских частей, а также другими чрезвычайными правами.

 

34. Создание и деятельность ВЧК, ее реорганизация в ГПУ (ОГПУ)

ВЧК — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем при Совете народных комиссаров РСФСР (1917—1922). Образована 7 (20) декабря 1917 года. Ликвидирована с передачей полномочий Государственному политическому управлению (ГПУ НКВД РСФСР) при НКВД РСФСР 6 февраля 1922 года.

ВЧК являлась органом «диктатуры пролетариата» по защите государственной безопасности РСФСР, «руководящим органом борьбы с контрреволюцией на территории всей страны». ВЧК имела территориальные подразделения для «борьбы с контрреволюцией на местах».

В. И. Ленин, главный идеолог её формирования, называл Всероссийскую чрезвычайную комиссию, без которой «власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры…», «нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас».

С 27 января 1921 года в число задач ВЧК входила ликвидация беспризорности и безнадзорности среди детей.

Результаты деятельности. Выявление и ликвидация крупных контрреволюционных организаций, к примеру «Единая великая Россия», «Союз спасения Родины и свободы», «Национальный центр», ликвидированы заговоры иностранных разведывательных и специализированных служб.

ГПУ НКВД РСФСР — Государственное политическое управление (ГПУ) при НКВД РСФСР.

Учреждено по предложению В. И. Ленина IX съезду Советов 6 февраля 1922 года Постановлением ВЦИК об упразднении ВЧК и его реорганизации. При этом функции по наблюдению за законностью, ранее выполнявшиеся ВЧК, были возложены на Наркомат юстиции РСФСР, при котором Постановлением ВЦИК «Положение о Прокурорском надзоре» от 28 мая 1922 года была учреждена Прокуратура.

15 ноября 1923 года Постановлением ВЦИК ГПУ НКВД РСФСР преобразовано в Объединённое государственное политическое управление (ОГПУ) при СНК СССР. В свою очередь НКВД сохранил функции по обеспечению общественной безопасности и пресечению бандитизма и иных правонарушений, ОГПУ сохранил специализацию по борьбе с контрреволюцией, шпионажем, обеспечению государственной безопасности и борьбе с чуждыми советской власти элементами.

Председателем ГПУ и позже ОГПУ до 20 июля 1926 года являлся Ф. Э. Дзержинский, затем до 1934 года ОГПУ возглавлял В. Р. Менжинский. В связи с созданием НКВД CCCР в 1934 году ОГПУ вошло в состав НКВД СССР как Главное управление государственной безопасности (ГУГБ).

Форма сотрудника ОГПУ. С марта 1923 по 20 апреля 1928 ГПУ участвовало в комиссиях по рассмотрению и утверждению уставов обществ и союзов (объединений), не преследующих целей извлечения прибыли. (согласно материалам ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 39, д. 25б, лл. 39 — 43 об.)

В 1923—1924 годах ГПУ фактически руководило Центральной аттестационной комиссией по единовременной аттестации личного состава милиции (согласно материалам ЦГАОР СССР, ф. 393, оп. 39, д. 27, л. 247.). ГПУ являлось центральным управлением, осуществляющим деятельность на территории всей республики, на местах были созданы подчиненные органы безопасности. ГПУ осуществляло контроль за политическими отделами при ЦИК автономных республик и областей.

В подчинении ГПУ находились особые части войск, необходимые для подавления контрреволюционных выступлений и бандитизма. Объединенное государственное политическое управление являлось объединённым наркоматом, действовавшим в союзных республиках через одноимённый наркомат союзной республики.

Согласно Конституции СССР от 21.01.1924 года представитель ОГПУ являлся обязательным членом Верховного Суда СССР при проведении пленарного заседания, Управление имеет право прямого обращения в Верховный Суд СССР. Надзор за деятельностью данного органа осуществлется прокурором Верховного Суда СССР.

Деятельность. - сбор и сообщение подлежащим государственным учреждениям всех сведений, интересующих их с точки зрения борьбы с контрреволюцией, как в области политической, так и экономической; - агентурное наблюдений за преступным или подозрительными лицами, группами и организациями на территории РСФСР и за границей; - выдача разрешений на выезд за границу и въезд в РСФСР иностранных и русских граждан; - высылка из пределов РСФСР неблагонамеренных иностранных граждан; - просмотр почтово-телеграфной и иной корреспонденции, как внутренней, так и заграничной; - производство в целях розыска с соблюдением правил и порядка, установления статей 7 декрета ВЦИК от 6 февраля 1922 года, арестов, обысков, выемок, истребование справок, сведений и выписок из деловых бумаг, отчетов и докладов; - подавление при помощи войск ГПУ вооружённых контрреволюционных и бандитских выступлений; - производство дознания и направление дел о раскрытых преступных деяниях для слушания в судебные органы с соблюдением статьи 7 Декрета ВЦИК от 6 февраля; - регистрация уличённых и заподозренных в преступных деяниях лиц и их дел: регистрация неблагонадежного, административного и руководящего персонала в государственных учреждениях промышленных предприятий, командного и административно-хозяйственного состава Красной Армии.

 

35. Возникновение советских судебных органов. Декреты о суде.

Возникновение первых советских судебных органов относят к периоду Октябрьской революции 1917 года. Вместо старых судов были образованы новые – советские суды, которые именовались как революционный народный суд, суд общественной совести, ревтрибунал и т.п. Функции народных судов были как общегражданских судов, ревтребуналы же, в свою очередь, рассматривали наиболее важные дела, в основном, о контрреволюционных преступлениях.

Декреты о суде — нормативные акты органов Советской власти (ВЦИК и СНК РСФСР), принятые в 1917—1918 гг. и регламентировавшие деятельность судебных органов в первые годы после Октябрьской революции.

Необходимость в принятии таких декретов была обусловлена позицией большевиков. Другой причиной послужило то, что «на местах» сразу после революции началось стихийное формирование новых судов, деятельность которых основывалась на местных обычаях или же на «революционном правосознании». Подобные суды были созданы в Петрограде, Москве, Кронштадте, Новгороде, Череповце, Саратове, Смоленске, в Томской, Пензенской, Ярославской губерниях. При этом продолжали действовать судебные органы, оставшиеся со времён Российской империи и Временного Правительства, — судебная система во главе с Правительствующим Сенатом. Все эти обстоятельства привели к тому, что создание новой судебной системы стало одной из первоочередных задач Советской власти. В этот период было принято несколько декретов и иных документов, регламентирующих судоустройство в РСФСР, но наибольшую известность получили Декреты о суде № 1, 2 и 3.

Декрет о суде № 1. Первоначально проект декрета был разработан П. И. Стучкой и М. Ю. Козловским. На заседании СНК РСФСР 16 ноября 1917 года было принято решение о создании комиссии для рассмотрения проекта декрета. После чего декрет должен был рассматриваться ВЦИК, однако декрет был утверждён непосредственно Совнаркомом 22 ноября 1917 г. по Юлианскому календарю («старый стиль»). Декрет провозгласил упразднение всех существовавших в России до его принятия судебных учреждений.

Течение всех процессуальных сроков приостанавливалось с 25 октября 1917 года до издания особого декрета об определении порядка движения всех неоконченных к этому числу дел.

Действие института мировых судей приостанавливалось до замены этих судей местными судами, избираемыми «на основании прямых демократических выборов, а до назначения таковых выборов временно — районными и волостными, а где таковых нет, уездными, городскими и губернскими Советами рабочих, солдатских и крестьянских депутатов».

Все гражданские дела, цена иска по которым не превышала 3000 руб., а также уголовные дела, наказание по которым не превышало двух лет лишения свободы (при цене гражданского иска не свыше 3000 руб.), объявлялись подведомственными местным судам. При этом решения таких судов были окончательны и не подлежали пересмотру в апелляционном порядке. Допускался кассационный пересмотр решений местных судов по взысканиям, превышающим 100 руб., и по лишению свободы на срок свыше 7 дней. Кассационной инстанцией провозглашались уездные (в Москве и Петрограде — столичные) съезды местных судей. Подведомственность иных дел оставалась неопределённой до издания «особого декрета». Институты судебного следствия, прокурорского надзора и адвокатуры также упразднялись. Производство предварительного следствия возлагалось на местных судей, а функции обвинителя и защитника могли исполнять «все не опороченные граждане обоего пола, пользующиеся гражданскими правами».

Для разрешения споров гражданско-правового характера и уголовных дел частного обвинения предусматривалось создание третейских судов, порядок деятельности которых должен регулироваться специальным декретом.

«Для борьбы против контрреволюционных сил в видах принятия мер ограждения от них революции и её завоеваний, а равно для решения дел о борьбе с мародёрством и хищничеством, саботажем и прочими злоупотреблениями торговцев, промышленников, чиновников и прочих лиц…» учреждались революционные трибуналы в составе председателя и шести заседателей, избираемые губернскими или городскими Советами. Немногим позже деятельность трибуналов была урегулирована отдельной Инструкцией Наркомюста РСФСР. Для производства по делам, подсудным трибуналам, при соответствующих Советах организовывались следственные комиссии.

Декрет не до конца решил вопрос о том праве, которое должны применять вновь создаваемые суды. Устанавливалось лишь, что

Местные суды решают дела именем Российской Республики и руководятся в своих решениях и приговорах законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию.

При этом отменёнными признавались все ранее изданные законы, противоречащие декретам ВЦИК и СНК РСФСР, а также программам-минимум Российской социал-демократической рабочей партии и партии социалистов-революционеров.

Позже (1918 год) было установлено, что суды, признавая тот или иной закон отменённым, должны указать мотивы такой отмены.

Сразу после издания декрета начались меры по его претворению в жизнь.

В период с конца ноября по декабрь 1917 г. в Петрограде были упразднены: Сенат, Петроградская судебная палата, Окружной суд со всеми департаментами и отделениями, прокурорский надзор, камеры судебных следователей, комиссия по обследованию деятельности бывшего Департамента полиции, чрезвычайная следственная комиссия и ряд других старых судебно-следственных органов.

Процесс ликвидации «старых» судебных учреждений и создания «новых» начался осуществляться и в иных местностях, на которые распространялась Советская власть. В частности, в Самаре «старые» суды были ликвидированы 2 января 1918 года, в Екатеринбурге — 19 января, в Нижнем Новгороде — 15 января. В целом, к середине 1918 г. суды, предусмотренные Декретом, были созданы почти повсеместно.

Сказанное, разумеется, не относится к территориям, на которые Советская власть своё действие не распространяла. В этих местах существовали собственные судебные органы.

Так, в Северной области действовала система судов по административным делам, а также военно-полевые суды и военно-окружной суд Северной области.

На территориях Всевеликого Войска Донского существовал «Суд защиты Дона» с весьма широкими чрезвычайными полномочиями, а также «временные мировые суды» и система военно-полевых судов. Действовали также окружные суды, а 25 апреля 1919 года был создан Донской Правительствующий сенат, состоящий из четырёх департаментов: Гражданского кассационного, Уголовного кассационного, Первого и Второго.

В местностях, подконтрольных Временному Сибирскому правительству, воссоздавались судебные учреждения Императорской России. Были организованы мировые суды, окружные суды и судебные палаты. 

Роль высшей судебной инстанции первоначально играл т. н. «Сибирский высший суд» (организованный по образу Правительствующего сената, но с некоторыми особенностями, а 29 января 1919 года в Омске были открыты Временные присутствия Правительствующего сената. В том же январе 1919 г. вводится суд присяжных в Енисейской и Иркутской губерниях, а также в Амурской, Забайкальской, Приморской, Сахалинской и Якутской областях.

Декрет о суде № 2. 15 февраля 1918 года проект декрета передаётся на утверждение Президиума ВЦИК, 20 февраля — утверждён и 22 февраля опубликован. Декретом были созданы окружные народные суды в качестве судов первой инстанции для гражданских и уголовных дел, не отнесённых к подведомственности местных судов по Декрету № 1. 

При этом специально оговаривалось, что дела из брачно-семейных правоотношений (в том числе, связанные с актами гражданского состояния), а также «вообще дела, оценке не подлежащие» подсудны по первой инстанции местным судам, а дела о конкурсах на сумму свыше 3000 руб. — окружным судам. 

Окружные суды избирались местными Советами по территориям, соответствующим территориям прежних, существовавших до Октябрьской революции, судебных округов (при этом местные Советы по своему соглашению имели право увеличить или уменьшить такую территорию). Члены суда избирались также местными Советами с правом последующего отзыва.

В окружных судах вводился принцип исключительно коллегиального рассмотрения дел. Гражданские дела рассматривались в составе трёх постоянных членов (судей) и четырёх народных заседателей. Уголовные — в составе одного председательствующего-судьи и двенадцати очередных заседателей и двух запасных.

Общие списки народных заседателей составлялись губернскими и городскими Советами на основании кандидатур, представленных районными и волостными Советами, а очередные списки заседателей к каждой сессии окружного суда формировались исполкомами Советов путём жеребьёвки. 

Апелляционный порядок рассмотрения дел окончательно отменялся. Допускалась возможность кассационного обжалования решений и приговоров окружных судов, для чего в качестве кассационной инстанции вводился институт областных народных судов. 

Областные суды должны были избираться «из своей среды» на общих собраниях постоянных членов окружных судов, при этом лица, избранные членами областных судов, могли быть отозваны как избравшими их собраниями, так и соответствующими Советами. 

Областные суды уполномочивались отменить обжалуемое решение как по формальным соображениям, так и в случае его несправедливости. Судам кассационной инстанции также принадлежало право помилования и смягчения наказаний.

Для обеспечения единообразия кассационной практики в Петрограде предполагалось создание Верховного судебного контроля, члены которого должны были избираться из числа судей областных судов сроком не более чем на один год (с правами отзыва и переизбрания). Планировалось, что Верховный судебный контроль будет выносить обязательные для нижестоящих кассационных судов «объединяющие принципиальные решения» по вопросам толкования законов. 

При этом в случаях «обнаружения неустранимого противоречия между действующим законом и народным правосознанием» Верховный судебный контроль мог сделать представление в соответствующий законодательный орган о принятии нового закона. 

Отменять решения Верховного судебного контроля мог только законодательный орган Советской власти, которым на тот момент был ВЦИК. В судах всех инстанций допускалось «судоговорение на всех местных языках» по решению самого суда совместно с местным Советом. При рассмотрении гражданских дел в случаях, требующих специальных познаний, допускалось по усмотрению суда приглашение в судебное заседание «сведующих лиц» с правом совещательного голоса.

Формальные ограничения по относимости и допустимости доказательств отменялись. Вопрос о принятии или непринятии конкретного доказательства отдавался целиком на усмотрение суда. Свидетели перед дачей показаний предупреждались об ответственности за дачу ложных показаний, при этом институт судебной присяги отменялся. Упразднялась также тайна купеческих книг «и прочих книг». 

Запрещались судебные споры между казёнными учреждениями. Несовершеннолетние в возрасте до 17 лет не могли быть привлечены к суду и подвергнуты тюремному заключению. Для рассмотрения дел о правонарушениях, совершённых такими лицами, учреждались «комиссии о несовершеннолетних» в составе представителей ведомств юстиции, народного просвещения и общественного призрения. 

Вводился институт судебной пошлины по гражданским делам. Предварительное следствие по уголовным делам, «превышающим подсудность местного суда», осуществлялось следственными комиссиями из 3 человек, избираемых Советами. На определения следственных комиссий могла быть подана жалоба в окружной суд. 

Обвинительный акт заменялся постановлением следственной комиссии о предании суду, при этом окружной суд, в случае признания такого постановления «недостаточным», был вправе возвратить дело в следственную комиссию.

При Советах учреждались «коллегии правозаступников», избираемые этими Советами с правом последующего отзыва. На членов коллегий правозаступников возлагались функции как общественного обвинения, так и общественной защиты. 

Только членам коллегий правозаступников предоставлялось право «выступать в судах за плату». Помимо членов коллегии, в судебном заседании на стороне обвинения или защиты могли выступить по одному человеку из присутствующих в заседании. Таким образом, с принципом Декрета № 1 о неограниченном участии любых лиц в обвинении или защите было покончено.

На основании Декрета о суде № 2 Советы депутатов трудящихся издавали «Положение о коллегии правозаступников». Плата за осуществление защиты определялась свободным соглашением с клиентом. В состав правозаступников вошло много дореволюционных адвокатов, часть из которых была настроена контрреволюционно. Это приводило к «злоупотреблениям».

Декрет № 2 допускал применение судами дореволюционных законов, но лишь постольку, поскольку таковые не отменены декретами Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров и не противоречат социалистическому правосознанию. Кроме того, в ст. 8 Декрета прямо подчёркивалось, что в судопроизводстве суды руководствуются Судебными уставами 1864 года (с оговоркой «поскольку таковые не отменены декретами… и не противоречат правосознанию трудящихся классов»). 

На практике местные суды применяли дореволюционные законы редко, руководствуясь преимущественно «революционным правосознанием»; окружные суды, рассматривавшие более сложные дела и укомплектованные во многом «старыми кадрами», применяли дореволюционные нормы значительно чаще. 

Интересно отметить, что в единичных случаях дореволюционными законами в сфере уголовного права руководствовались даже революционные трибуналы: например, в марте 1918 г. решением революционного трибунала Ранненбурга (Рязанская губерния) был препровождён в тюрьму гр. Е., обвинённый по ст. 1755 Уложения о наказаниях.

Что касается «революционного правосознания», то, с точки зрения советских доктрин 20-х гг. (испытавших влияние психологической школы права), под ним понималась некая «правовая идея», формирующаяся под влиянием социально-психологических факторов. По мнению сторонников данной теории, только в таком состоянии и могло существовать живое право. Будучи формализованным и заключенным в строгие формы, догмы и нормы, право теряет свой пафос, жизненную силу и умирает. 

Только спонтанный энтузиазм, волевой (часто неосознанный) порыв и интуитивное чувство справедливости подпитывают жизненную силу права… В условиях ломки старой правовой системы главным источником становилось «революционное правосознание», позволявшее судьям обходиться без набора писаных источников права. 

Несомненная гибкость такой системы правоприменения и правотолкования граничила с полным юридическим нигилизмом. На деле в качестве источников «революционного правосознания» выступали или местные обычаи, или представления конкретного судьи о «революционной целесообразности». 

В отдельных случаях судьям в своих решениях и приговорах рекомендовали прямо ссылаться на труды В.И.Ленина и К. Маркса как «несомненные источники права и справедливости».

Декрет о суде № 3. Был издан СНК РСФСР 20 июля 1918 года. Декрет разграничил подведомственность дел между местными народными судами, окружными судами и революционными трибуналами. 

Все уголовные дела (за исключением дел о посягательствах на человеческую жизнь, изнасиловании, разбое и бандитизме, подделке денежных знаков, взяточничестве и спекуляции) были отнесены к подведомственности местных судов. При этом дела о взяточничестве и спекуляции одновременно изымались из ведения трибуналов.

Местные суды могли налагать наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет, «руководствуясь декретами Рабочего и Крестьянского Правительства и социалистической совестью». Гражданские дела при цене иска до 10 тыс. руб. также были подведомственны местным судам. Допускалась кассация решений и приговоров местных судов, «по коим присуждено взыскание свыше 500 рублей или лишение свободы свыше 7 дней»; кассационной инстанцией объявлялись Советы местных судей. 

Рассмотрение гражданских дел в окружных судах должно было осуществляться в составе одного судьи и четырёх заседателей. Вместо Высшего судебного контроля, предусмотренного Декретом № 2, планировалось образовать Кассационный суд в Москве как кассационную инстанцию в отношении окружных судов. Формирование этого суда должно было осуществляться ВЦИК.  

Декрет не ответил окончательно на вопрос о допустимости применения судами РСФСР норм дореволюционного законодательства. Из этого можно заключить, что и после издания Декрета № 3 формально допускалась возможность такого применения в порядке, определённом Декретом № 2. 

Окончательный запрет на применение судами «старых» норм последовал только 30 ноября 1918 г., когда ВЦИК было утверждено Положение о народном суде, в примечании к ст. 22 которого прямо содержался запрет на ссылки в решениях и приговорах на «законы свергнутых правительств». Именно до этого времени суды могли использовать нормы дореволюционного гражданского, уголовного, процессуального права, хотя декреты Советской власти существенно ограничивали их применение, особенно гражданского и процессуального права.

 

36. Судебная реформа 1922 г.

Судебная реформа 1922 г. - совокупность мероприятий Сов. пр-ва и Коммунистической партии в области правового строительства СССР. С. р. была обусловлена переходом страны к мирным условиям и введением нэпа.

Основная цель Судебной реформы - укрепление социалистической законности.

По постановлению 3-й сессии ВЦИК 9-го созыва от 26 мая 1922 об адвокатуре при губ. отделах юстиции созданы коллегии защитников по уголовным и гражданским делам.

28 мая 1922 сессия ВЦИК приняла "Положение о прокурорском надзоре", которое содержало ленинские принципы организации и деятельности сов. прокуратуры. На нее возлагался государственный надзор за законностью действий всех органов власти, учреждений, организаций и частных лиц; возбуждение уголовного преследования виновных; опротестование незаконных постановлений; наблюдение за деятельностью органов дознания; поддержание обвинения на суде и т. д. "Положение о судоустройстве", принятое 4-й сессией ВЦИК 9-го созыва 31 окт. 1922, определяло задачи суда, его организационную структуру и основные принципы деятельности.

Народные суды и революционные трибуналы сливались в единую судебную систему: народный суд, губернский (или соответствующий ему), Верх. суд и его коллегии.

"Положение" сохраняло военные и военно-транспортные трибуналы; они не нарушали принципов единства, т. к. подчинялись Верховному суду.

Руководство суд. учреждениями и истолкование законов возлагалось на Наркомюст. Осн. элементы судебной реформы РСФСР были восприняты с учетом местных условий др. Сов. республиками. Реорганизация сов. суда, и кодификация сов. законодательства, проведенные в 1922-23, обеспечили укрепление социалистической законности и эффективное осуществление социалистического правосудия.

 

37. Создание основ советского права – трудовой и семейные кодексы 1918 г.

Советская правовая система начала создаваться одновременно с возникновением Советского государства. Формированиенового права происходило в первую очередь путем издания новых нормативных актов. 

Основными формами нормативных правовых актов стали декреты, постановления и декларации. Акты высшей юридической силы могли издавать Всероссийский съезд Советов, ВЦИК, Президиум ВЦИК и СНК. Судьи также могли руководствоваться революционным правосознанием, т.е. принимать решения, исходя из своих представлений об интересах революции и трудящихся.

Семейное право. В Советском государстве семейное право впервые стало формироваться как самостоятельная отрасль, ранее оно входило в гражданское право. Уже в декабре 1917 г. были изданы два декрета: О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов гражданского состояния и О расторжении брака. Декреты содержали важные новые нормы о браке и семье, взаимоотношениях супругов, родителей и детей. 

Государство впредь признавало лишь гражданские браки, церковный брак объявлялся частным делом супругов. Акты гражданского состояния была уполномочена вести исключительно гражданская власть: отделы записей браков и рождений.

Устанавливались моногамная форма брака, добровольность вступления в брак, отменялись многие прежние ограничения. Для вступления в брак не требовалось согласия родителей, начальства, не влияла принадлежность к сословию, религии, национальности. 

Внебрачные дети уравнивались с брачными в правах и обязанностях как в отношении родителей к детям, так и детей к родителям. Родителями ребенка записывались лица, подавшие об этом заявление. Допускался судебный порядок установления отцовства.

Вводился свободный развод по желанию одного или обоих супругов (при обоюдном согласии - без суда, прямо в ЗАГСе). С кем остаются несовершеннолетние дети, как распределяются обязанности супругов по их воспитанию и содержанию, решал суд.

16 сентября 1918 г. ВЦИК принял Кодекс законов об актах гражданского состояния, брачном, семейном и опекунском праве- первый кодекс в советском праве. 

В нем отмечено, что церковные браки, заключенные до 20 декабря 1917 г., имели силу зарегистрированных браков. Однако брак, совершенный после революции по религиозным обрядам, не порождал никаких прав и обязанностей, если он не был зарегистрирован в ЗАГСе. 

Брак не создавал общности имущества супругов. Супруги могли вступать между собой во все дозволенные законом имущественно-договорные отношения. Нуждавшийся (т.е. не имевший прожиточного минимума и нетрудоспособный) супруг имел право на содержание от другого супруга, если последний был в состоянии оказывать ему поддержку. 

Заинтересованным лицам предоставлялось право доказывать или оспаривать отцовство судебным порядком. Суд, признавший отцовство, определял участие отца в расходах, связанных с беременностью, родами, рождением и содержанием ребенка.

В Кодексе было записано, что родительские права осуществляются исключительно в интересах детей и если это не делалось, суду предоставлялось право лишить родителей этих прав. Родители были обязаны заботиться о несовершеннолетних детях, их воспитании и подготовке к полезной деятельности. 

Родители обязаны были содержать несовершеннолетних, нетрудоспособных и нуждающихся детей, а те в свою очередь обязаны были содержать нетрудоспособных и нуждающихся родителей, если они не получали содержание от государства. Кодекс не допускал усыновления ни своих, ни чужих детей, опасаясь их эксплуатации со стороны усыновителей. 

Введение в жизнь этого Кодекса в многонациональной стране было сложным делом, особенно в мусульманских регионах РСФСР. Например, ЦИК и СНК Киргизской АССР лишь 20 декабря 1920 г. принял декрет о запрещении калыма.

Трудовое право. В прежних системах права России трудовое право не выделялось в особую отрасль, оно составляло краткую часть гражданского права. 

Теперь оно формируется как самостоятельная отрасль права. Вопросы трудовых отношений составляли важный раздел политэкономии марксизма и обсуждались в документах РСДРП с самого ее возникновения. Общие положения взглядов большевиков на трудовые отношения были отражены в декретах 1917-1918 гг.

Присущие марксизму категории рабочей силы, труда, прибавочной стоимости и заработной платы были разработаны применительно к рыночной экономике Запада в ее чистом, даже абстрактном варианте. Они не отражали реальных трудовых отношений в России и воспринимались общественным сознанием существенно иначе, нежели в теории. 

На революционном этапе развития Советского государства это не имело большого значения, т.к. из марксизма были взяты, в основном, злободневные идеи равенства, справедливости и освобождения от эксплуатации человека человеком. Впоследствии расхождение между теорией марксизма и советской реальностью стало все больше и больше вредить здоровью советского общества.

Первым правовым актом о труде было постановление СНК от 29 октября 1917 г. “О восьмичасовом рабочем дне, продолжительности и распределении рабочего времени”. Советское государство первым в мире законодательно установило 8-часовой рабочий день для всех лиц, занятых работой по найму. 

Продолжительность рабочей недели не должна была превышать 46 часов. Был запрещен ночной труд женщин и подростков до 16 лет (это кстати, вызвало акции протеста некоторых фабзавкомов). Женщины и подростки до 18 лет не допускались к подземным и сверхурочным работам. Рабочий день подростков до 18 лет был ограничен 6 часами. 

Сверхурочные работы оплачивались в двойном размере и т.д. Постановление это было передано на места по телеграфу и вступало в силу немедленно. В декабре 1917 г. декретом ВЦИК было введено страхование по болезни. В июне 1918 г. СНК ввел оплачиваемые двухнедельные отпуска рабочим и служащим.

Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа ввела всеобщую трудовую повинность. Позднее это положение вошло в первую Конституцию РСФСР, которая объявила труд обязанностью всех граждан и провозгласила лозунг: “Не трудящийся да не ест!”.

В декабре 1918 г. был принят первый Кодекс законов о труде (КЗОТ). Он подробно регулировал трудовые отношения и связанные с ними социальные права (например, права на пособие по безработице). КЗОТ действовал как на государственных, так и на частных предприятиях. Он определил место профсоюзов, их полномочия в регулировании найма и увольнения, оплаты труда и т.д. 

Социальное страхование Кодекс заменял социальным обеспечением из фондов государства. Государственное обеспечение пенсий и оплаты нетрудоспособности стало важным социальным правом, которое после чрезвычайного периода гражданской войны неукоснительно соблюдалось в течение всего существования Советского государства

 

38. Создание основ советского права. «Руководящие начла по уголовному праву РСФСР» 1919г.

В уголовном праве изменяется система преступлений, вводится понятие контрреволюционных преступлений. В декабре 1918 г. в инструкции Наркомата юстиции впервые давался перечень наказаний, включавший денежные штрафы, заключение, удаление из столицы, из отдельных местностей или пределов Российской республики, объявление врагом народа, конфискация имущества, лишение всех или некоторых политических прав, принудительные общественные работы. Смертная казнь (на основании судебных приговоров) первоначально была полностью запрещена, и ее применение возобновилось только летом 1918 г.

Карательная политика в сфере определения наказаний имела ряд особенностей. Большинство уголовно-правовых норм не содержали точно определенных санкций. Суды могли назначать наказания, не предусмотренные законом.

Особенность правовых актов этого периода - возможность привлечь к суду ревтрибунала провокаторов, осведомителей или иных служащих старого режима, деятельность которых до установления Советской власти признавалась вредной для революции. Однако для этого всякий раз требовалось специальное постановление местного Совета или исполкома, формально в этой части закону придавалась обратная сила - недопустимая по меркам современного государства вещь. По сути это была скорее превентивная мера с целью обезвредить потенциального противника.

В 1919 г. НКЮ, обобщив законодательство и судебную практику, общих судов и ревтрибуналов, издал акт по Общей части уголовного права: Руководящие начала по уголовному праву РСФСР. Руководящие начала дают общее определение права и уголовного права в классовой фразеологии. Так, задача советского уголовного права- посредством репрессий охранять систему общественных отношений, соответствующую интересам трудящихся масс. Документ включал восемь разделов: об уголовном праве, об уголовном правосудии, о преступлении и наказании, о стадиях осуществления преступления, о соучастии, о видах наказания, об условном осуждении, о пространстве действий уголовного права.

В целом, если отвлечься от идеологической (“классовой”) окраски, основные принципы Руководящих начал вполне соответствуют тем представлениям о преступлении и наказании, которые сложились в Новое время в гражданском обществе, а не в традиционном праве. Преступление определялось как нарушение общественных отношений, а наказание как мера, посредством которой власть защищает данный порядок общественных отношений. То есть цель наказания определялась как охрана общества от будущих возможных преступлений как данного лица, так и других лиц, т.е. как задача общего предупреждения - а не как месть, “ликвидирующая” преступление.

При определении меры наказания суд должен был оценивать опасность для общества личности преступника, а не только совершенного им деяния. Таким образом, с самого начала советского уголовного права допускалась возможность превентивных наказаний - до совершения преступлений. Признаки, по которым можно было прогнозировать вероятность опасных для общества деяний, были классовыми. Тем самым все уголовное право неявно делилось на два совершенно различных раздела. Существовали “обычные” преступления, в отношении которых можно было применять гуманные методы воспитания и исправления, и “контрреволюционные” преступления, которые следовало карать и подавлять самыми крайними мерами. Так с самых первых шагов стала выделяться категория “государственных преступлений”, оформленная позже.

При этом возникла и “классовая” дискриминация преступников. Считалось, что общие преступления может совершить даже пролетарий и крестьянин, а государственные - “классовый враг”, хотя бы и замаскировавшийся под рабочего. Исходя из этих категорий, строились и система судов, и процесс. 

Перечислялись обстоятельства, которые должен был учитывать суд. Например, ревтрибунал выяснял: принадлежит ли преступник к имущему классу, имело ли преступление целью восстановление, сохранение или приобретение какой-либо привилегии, связанной с собственностью, - или оно совершено неимущим в состоянии голода и нужды и т.п.

Уголовная ответственность наступала с 14 лет. В специальном разделе давались примерные виды наказаний - внушение, общественное порицание, бойкот, возмещение причиненного ущерба, отрешение от должности, воспрещение занимать ту или другую должность, конфискация имущества или его части, лишение политических прав, объявление врагом революции или народа, принудительные работы без помещения в места лишения свободы, лишение свободы на определенный срок или на неопределенный срок до наступления известного события, объявление вне закона, расстрел (по приговору лишь ревтрибунала). 

Предусматривалось условное осуждение совершивших преступление впервые при тяжелом стечении обстоятельств его жизни, когда безопасность общества не требует его изоляции.

Отметим, что советское уголовное право с самого начала включило принудительные работы в число важнейших видов наказания. Декрет Наркомюста от 23 июля 1918 г. установил, что лишение свободы всегда предполагает принудительные работы. Тем же декретом учреждались “изоляторы специального назначения” - для заключенных, виновных в дисциплинарных нарушениях, “неисправимых” (потенциально все классовые враги на время чрезвычайного периода считались “неисправимыми”).

Уголовное право РСФСР действовало как в отношении российских граждан, так и иностранцев, совершивших преступления на ее территории, а также в отношении тех, кто совершил преступления на территории другого государства, но уклонился от суда в месте совершения преступления и находился в пределах РСФСР.

Современные исследователи отмечают, что Руководящие начала сыграли большую роль в улучшении деятельности судебных органов, в развитии уголовного права, были важным этапом на пути создания Уголовного кодекса.

 

39. Образование и правовое оформление СССР.

30 декабря 1922 г. в Москве  открылся  исторический  I  съезд  Советов Союза СССР,  состоявший  из  представителей  РСФСР,  Украины,  Белоруссии  и Закавказья. Почетным председателем съезда был единодушно избран В.И.  Ленин, который по болезни не мог присутствовать на нем. Съезд утвердил  в  основном

Декларацию  и  Договор  об  образовании  СССР (1922 г.),  предварительно   подписанные конференцией полномочных делегаций объединяющихся республик. Декларация    провозглашала    образование    СССР,    характеризовала исторические  условия,  в  которых  происходило  это   событие,   определяла основные  принципы  объединения  республик.  Договор  закреплял  объединение РСФСР, УССР, БССР и ЗСФСР в  одно  союзное  государство,  определял  систему высших органов власти и  управления  СССР,  основные  черты  взаимоотношения высших органов власти и  управления  СССР,  основные  черты  взаимоотношений органов Союза с органами республик,  решал  вопросы  гражданства,  бюджетных отношений, закреплял право выхода союзных республик из Союза.

В   Договоре   предусматривались   широкие   права   Союза   Советских Социалистических Республик. К компетенции Союза были отнесены  международные отношения, в том числе и внешнеэкономические, установление  основ  и  общего плана всего народного хозяйства  Союза,  а  также  заключение  концессионных договоров,  руководство   транспортом   и   связью,   вооруженными   силами, утверждения  единого  государственного   бюджета,   формирования   монетной, денежной и кредитной системы, а также системы  общесоюзных,  республиканских и  местных  налогов,  общих  начал   землеустройства   и   землепользования, пользование недрами,  лесами  и  водами  по  всей  территории  Союза,  основ судоустройства  и  судопроизводства,  а  также   гражданское   и   уголовное законодательство,  установление  основных  законов  о  труде,  общих   начал народного   просвещения.   

В   компетенцию   Союза   входило   и    основное законодательство  в  области   союзного   гражданства   в   отношении   прав иностранцев,  отмена  нарушающих  союзный  Договор   постановление   съездов Советов, центральных исполнительных комитетов и Советов народных  комиссаров союзных республик и некоторые другие вопросы.

В Договоре устанавливалось, что утверждение,  изменение  и  дополнение его могут производиться исключительно Съездом Советов Союза, т.е.  верховным органом государства. Никаких  указаний  о  возможности  отмены,  денонсации, аннулирования Договора в тексте не содержалось.

Образование СССР увенчало развитие федеративных отношений  независимых советских  республик,  зародившихся  еще  во   время   Великой   Октябрьской социалистической революции. Оно знаменовало,  что  существовавшее,  довольно несовершенное  по   форме,   федеративное   объединение   республик   теперь превращалось в единое могучее союзное государство.

Целью принятия Конституции 1924 г. было окончательное юридическое оформление образования СССР.

 

40. Конституция СССР 1924 г. – разработка, содержание.

Разработка Конституции СССР.   В соответствии с решением I съезда Советов и ЦИК  СССР  Президиум  ЦИК СССР 10 января 1923 г. образовал шесть  комиссий  для  подготовки  важнейших частей будущей Конституции: комиссию по созданию положений о СНК, СТО и наркоматах СССР; бюджетную комиссию; комиссию по разработке положения о Верховном Суде СССР и ОГПУ; комиссию по утверждению государственного флага и герба СССР; комиссию по выработке положения о ЦИК СССР и его членах; комиссию по персональному составу наркоматов и коллегий.

В соответствии с решение I съезда  Советов  СССР  Президиум  ЦИК  СССР постановил  в  кратчайший  срок  разослать  ЦИК  союзных  республик   тексты Декларации  и  Договора  об  образовании  СССР,  просить  дополнительно   их рассмотреть  и  прислать  свои  замечания.  Началась  работа  над   проектом Конституции СССР непосредственно и в союзных республиках.

В период подготовки проекта Конституции  СССР  шли  оживленные  споры, борьба  мнений,  ожесточенная  борьба  с  предложениями,  носящими  характер великодержавного  шовинизма  и  местного   национализма.   Вновь   вносились предложения, которые были  отвергнуты  в  процессе  создания  СССР.  

Активно участвовала в разработке проекта Конституции СССР правящая  Коммунистическая партия.  Вопросы  проекта  Конституции  СССР   были   предметом   обсуждения февральского (1923  г.)  Пленума  ЦК  РКП(б),  который  избрал  комиссию  по подготовке Конституции. Важное  значение  для  разработки  Конституции  СССР имел XII съезд РКП(б),проходивший 17-25 апреля 1923 г. Съезд  высказался  за то, чтобы высшие органы Союза ССР были построены таким  образом,  чтобы  они отражали не только общие нужды и потребности всех национальностей Союза,  но и специфические  нужды  и  потребности  отдельных  национальностей.  

Поэтому съезд  отметил  необходимость  создания  в  системе  высших   органов   СССР специального органа представительства национальностей на началах  равенства. Съезд подчеркнул, что при построении центральных  органов  Союза  необходимо обеспечить равенство прав  и  обязанностей  республик,  обеспечить  реальное участие в них представителей республик. После  XII  съезда  Коммунистической партии разработка проекта Конституции вступила в завершающую стадию.  

Вскоре ЦИК СССР сформировал  расширенную  Конституционную  комиссию  в  составе  25 человек, включая представителей ЦИК всех  союзных  республик.  Эту  комиссию возглавил  М.И.  Калинин.  

В  процессе  работы  над   проектом   Конституции Конституционной комиссией были учтены все замечания и  поправки,  присланные из  республик.  Важное  значение   в   выявлении   и   согласовании   мнений представителей республик имело проведенное 9-12 июня  1923  г.  совещание  с ответственными работниками  национальных  республик  и  областей.  

Совещание высказалось за создания второй палаты ЦИК СССР из представителей  союзных  и автономных республик, утверждаемой съездом Советов СССР.  Совещание  дало  и название  двум  будущим  палатам  ЦИК  СССР     Союзный   Совет   и   Совет Национальностей. Совещание высказалось за  равенство  палат,  сохранение  за каждой из них права  законодательной  инициативы.  Отмечалось  необходимость создания одного Президиума ЦИК СССР,  избираемого  обеими  палатами  ЦИК,  с обеспечением представительства национальностей.  Разработка проекта Конституции СССР близилась к концу. 26-27 июня 1923 г. проект Конституции был обсужден, дополнен и одобрен Пленумом  ЦК  РКП(б). специальные сессии ЦИК РСФСР, УССР, БССР, ЗСФСР, проходившие в конце июня  – начала июля, обсудили и утвердили проект Конституции СССР. А 6 июля 1923  г.

II сессия  ЦИК  СССР  единогласно  одобрила  проект  Конституции  СССР  и  в соответствии с полномочиями, данными ЦИК СССР еще I  съездом  СССР,  приняла постановление  «О  введении   в   действие   Конституции   Союза   Советских Социалистических Республик». В январе 1924 г. утвержденный 6  июля  1923  г. ЦИК СССР проект Конституции СССР был  одобрен  съездами  союзных  республик. Завершалась работа над первой Конституцией СССР на II съезде  Советов  СССР.

Вторым пунктом в работе съезда стал вопрос об утверждении Конституции  СССР. Доклад по этому вопросу сделал А.С.  Енукидзе.  Делегат  II  съезда  Советов СССР  Гринько  Г.Ф.   внес   предложение   «…так   как   текст   Конституции вырабатывался в целом ряде многочисленных собраний и комиссий,  при  участии всех республик и областей – прений по докладу тов. Енукидзе  не  открывать». 31 января 1924 г. II съезд Советов  СССР  единогласно  утвердил  Конституцию СССР. Первая Конституция СССР вошла в  историю  как  Конституция  СССР  1924 г.

Содержание Конституции СССР 1924 г. Конституция СССР 1924 г. состояла  из  двух  разделов:  Декларация  об образовании СССР и Договора об образовании СССР. Декларация   об   образовании   СССР   содержала   изложение    сугубо политических,  а  не  юридических  аспектов  образования  СССР.  В  ней,   в частности, подчеркивалось, что в  то  время  как    лагере  капитализма  — национальная  вражда  и  неравенство,  колониальное  рабство   и   шовинизм, национальное угнетение и погромы, империалистические зверства и  войны",  "в лагере  социализма    взаимное  доверие  и  мир,  национальная  свобода   и равенство, мирное сожительство и братское сотрудничество народов".  Все  это объясняло, с точки зрения авторов Конституции, необходимость и  неизбежность создания и расширения Союза ССР. Договор состоял из 11 глав. В  первой  определялись  предметы  ведения верховных органов власти СССР.       

Вторая определяла суверенные права союзных республик. Отмечалось,  что суверенитет республик ограничен лишь в пределах, указанных  в  главе  первой (а  она  фактически  охватывала  руководство   всеми   сторонами   жизни   и деятельности). К числу прав республик относилось право на выход из  Союза  и невозможность без согласия самой республики изменить ее  границы.  Для  всех республик устанавливалось единое гражданство Союза ССР.

Третья глава раскрывала порядок формирования и властные функции съезда Советов СССР. Фактически они оставались теми же, что и  в  Конституции  1918 г.

Глава четвертая  определяла  полномочия  Центрального  Исполнительного Комитета СССР.  Он  состоял  из  двух  палат    Союзного  Совета  и  Совета Национальностей.  Союзный  Совет  формировался  съездом  из   представителей союзных республик (пропорционально населению каждой из них)  общим  составом всей   палаты   414   членов.   Совет   Национальностей   образовывался   из представителей союзных и автономных республик (по 5 человек  от  каждой),  а также  автономных  областей  (по  1  от  каждой).  Сессии  ЦИК  должны  были проводиться 3 раза в год. В период  между  сессиями  высшим  органом  власти являлся Президиум ЦИК  из  21  человека.  Совместное  заседание  палат  было предусмотрено при образовании ЦИК и  СНК  (путем  раздельного  голосования). ЦИК избрал четырех председателей по числу союзных республик.

Пятая глава определяла полномочия Президиума ЦИК, объявленного "высшим законодательным, исполнительным и распорядительным органом власти" СССР.  Он имел право  отменять  или  приостанавливать  решения  правительства  и  всех других органов  власти  в  стране,  издавать  любые  собственные  решения  и указания.

Глава шестая определяла состав и полномочия Совета Народных Комиссаров (правительства)  СССР,  являвшегося   "исполнительным   и   распорядительным органом" ЦИК. СНК состоял из  12  человек:  председателя,  его  заместителя, председателя  ВСНХ  и  9  наркомов.  На  местах  действия  СНК  могли   лишь опротестовываться через Президиум ЦИК, но не приостанавливаться.

Седьмая  глава  рассматривала  полномочия   и   порядок   формирования Верховного Суда СССР. К компетенции Верховного  Суда  относились  не  только "дача верховным судам  союзных  республик  руководящих  разъяснений",  но  и рассмотрение  и  опротестование  перед  ЦИК  тех   или   иных   решений   по представлению прокурора Верховного Суда, а также разрешение судебных  споров между союзными республиками.

Глава  восьмая  рассматривала  состав  и  полномочия   общесоюзных   и объединенных народных комиссариатов.

Девятая глава была  посвящена  работе  Объединенного  государственного политического   управления   (ОГПУ),   созданного      целях   объединения революционных,  усилий  союзных  республик  по  борьбе  с   политической   и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом" при СНК.  Надзор  за его действиями должен был осуществлять прокурор Верховного Суда.

Глава десятая раскрывала структуру органов власти  союзных  республик, не подчеркивая ограниченности их фактических  прав.  Почти  все  они  должны были, "подчиняясь центральным исполнительным комитетам  и  советам  народных комиссаров союзных республик, осуществлять в  своей  деятельности  директивы соответствующих народных комиссариатов" и советских органов СССР.

Одиннадцатая глава утверждала герб, флаг и столицу СССР.

 

41. Создание советской прокуратуры и ей развитие до конца 30-х г.г.

Важной частью Судебной реформы 1922  года  было  возрождение  разрушенных  в октябре  1917  года  институтов  прокуратуры  и  адвокатуры.  Положение   об адвокатуре принято ВЦИК 26 мая 1922 года, Положение  о  прокуратуре  28  мая 1922 года. Необходимость создания прокуратуры не вызывала  споров  среди  юристов страны, спорным был вопрос о том, какими функциями ее наделить.

Весной 1922  года  Наркомюст  вошел  в  правительство  с  проектом  об учреждении   прокуратуры   как   органа,   который   должен   наблюдать   за деятельностью следственных органов и поддерживать обвинение в суде, а  также осуществлять надзор  за  законностью  вообще.  Предложенный  вариант  вызвал ожесточенные споры во ВЦИК. Во-первых, ряд деятелей коммунистической  партии относились к понятию «законность»  как  к  чему-то  временному,  неизбежному придатку  допущенных   в   период   НЭПа   капиталистических   отношений   и противопоставляли ей  революционную  целесообразность.  Прокуратура,  по  их мнению, являлась временным образованием.  Во-вторых,  споры  возникли  о  ее подчиненности. Прокурор, утверждали противники создания прокуратуры  в  виде независимого  органа,  не  должен  стоять  вне  системы  местных   советских законов.  В-третьих,  возложение  на  прокуратуру  надзора  за   законностью действий всех органов  власти,  по  мнению  некоторых  противников  проекта, должно было привести к дублированию уже  существовавшей  Рабоче-крестьянской инспекции,  и  поэтому  следовало  общий   надзор   исключить   из   функций прокуратуры,  ограничив  ее  только  судебной  работой,  как  это   было   в дореволюционной России.

  Огромное влияние на  создание  прокуратуры  оказала  известная  статья В.И. Ленина, написанная 20  мая  1922  года    «О  «двойном»  подчинении  и законности».  В  ней  он   обосновал   принцип   единства   социалистической законности.  Указал  на  ошибочность  требования,  вытекающего  из   желания «сохранить  законность  калужскую,  в  отличие  от  законности   казанской», требовал, чтобы понимание законности было  одинаковым  по  всей  Республике.

Вторая важная часть  ленинского  тезиса  заключалась  в  строгом  подчинении прокуроров  только  по  вертикали,  для  того,  чтобы  местные  советские  и партийные  органы  не  могли  оказывать  на   них   давление.   Именно   эти принципиальные моменты и легли в основу  Положения  о  прокурорском  надзоре 1922 года.

До 1922 г. в советских республиках не было органа высшего надзора за законностью. Функции надзора с равным успехом выполняли Советы, Наркомюст, Наркомат Госконтроля и др. 28 мая 1922 г. ВЦИК принял Положение о прокурорском надзоре. Государственная прокуратура строилась как единая централизованная система, наделенная полномочиями:

осуществлять надзор от имени государства за законностью действий всех органов власти, хозяйственных учреждений, общественных и частных организаций и частных лиц (общий надзор);

возбуждать уголовное преследование при выявлении преступлений;

наблюдать за деятельностью органов следствия и дознания;

участвовать в распорядительных заседаниях судов;

приносить кассационные протесты и протесты в порядке надзора;

наблюдать за правильностью содержания заключенных под стражей.

В качестве Прокурора республики состоял Нарком юстиции, назначаемый и отзываемый ВЦИКом. Губернские, областные прокуроры и прокуроры автономных областей назначались, увольнялись, перемещались и отстранялись от должности Прокурором республики, в непосредственном подчинении которого они находились. В автономных республиках прокурор назначался и отзывался ЦИК республики.

Помимо общей, была учреждена и военная прокуратура. При революционных военных трибуналах состояли военные прокуроры, подчиненные помощнику Прокурора республики, состоявшему при Верховном трибунале ВЦИК. Ст.10 Положения предусматривала подотчетность органов прокуратуры ВЦИК.

Создание СССР требовало объединения союзных прокуратур и учреждения общесоюзной прокуратуры. В 1924 г. была учреждена Прокуратура Верховного Суда СССР. Это был промежуточный этап образования общесоюзной прокуратуры.

С 1933 г. прокуроры республик были подчинены уже не республиканским Верховным Судам, а Прокурору СССР. 20 июля 1936 г. прокуратура была выведена из Наркомата юстиции.

Произошла и реорганизация центрального и местного аппаратов. К концу 1936 г. в Прокуратуру СССР входили: Главная военная прокуратура, Главная прокуратура ж/д транспорта, Главная прокуратура водного транспорта, отделы общего надзора, уголовно-судебный, гражданско-судебный, следственный по специальным делам, по надзору за местами заключения, по жалобам. На практике в 30-е гг. Прокуратура зарекомендовала себя как верная политическая сила авторитарного режима. Генеральный прокурор А.Я. Вышинский вдохновенно и творчески участвовал в репрессиях, приложив немало сил в их развязывании.

 

42. Развитие уголовного права в 20-е гг. УК РСФСР 1922г. и 1926г.

20-е годы вошли в историю Советского права как период обширных кодификационных работ. Переход страны к мирному строительству требовал правового закрепления и обеспечения социальных отношений, насаждаемых Советской властью. Требовалась четкая и логически стройная система правовых актов, что нашло отражение в составлении кодексов законов.

Задача кодификации законодательства исходила от партийных органов и нашла свое отражение в решениях XI конференции РКП(б) в декабре 1921 г. В результате, после большой и кропотливой работы в 1922-1923 гг. в РСФСР были приняты 7 кодексов: Уголовный, Гражданский, Земельный, Уголовно-процессуальный, КЗОТ, Гражданско-процессуальный, Лесной. Все законодательные акты нормативно закрепляли классовую политику Советской власти, примат государства над личностью.

Уголовное право являлось наиболее действенным средством пресечения всякого рода оппозиционной деятельности и принуждения к выполнению властных велений государства, представляло собой наиболее эффективным инструментом проведения классовой политики и установления политико-идеологического единомыслия.

Уголовное законодательство было кодифицировано в Уголовный кодекс РСФСР, который был введен в действие с 1 июня 1922 г. В соответствии с УК уголовный закон имел обратную силу. Например, руководителей партии эсеров судили в 1922 г. в соответствии с нормами только что принятого УК. В вину им вменялась их деятельность в период гражданской войны.

УК состоял из Общей и Особенной частей.

В Общей части формулировались задачи и принципы Советского уголовного права, определялись его основные институты и понятия.

Особенная часть содержала нормы о конкретных преступлениях и наказании за них.

Общая часть состояла из 5 разделов:

1. Пределы действия Уголовного кодекса.

2. Общие начала применения наказания.

3. Определение меры наказания.

4. Роды и виды наказаний и других мер социальной защиты.

5. Порядок отбывания наказаний.

Преступлением признавалось всякое общественно-опасное деяние, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени. (ст. 6).

Преступления разделялись на 2 категории:

1. Направленные против основ советского строя, которые признавались особо опасными, по которым кодекс определял только низкий предел наказания не подлежащий понижению судом.

2. Все остальные, по которым устанавливался высший предел наказания.

Предусматривались следующие виды наказаний:

-        изгнание из пределов РСФСР на срок или бессрочно;

-        лишение свободы;

-        принудительные работы без содержания под стражей;

-        условное осуждение;

-        конфискация имущества;

-        штраф;

-        пора