Каталог

Помощь

Корзина

Социально-ориентированная рыночная экономика

Оригинальный документ?

СОДЕРЖАНИЕ


Введение3

1. Социально-ориентированная рыночная экономика. Общие положения5

1.1.Социально-ориентированная рыночная экономика: основные принципы6

1.2 Отличительные особенности социально ориентированной рыночной экономики и примеры ее реализации в отдельных странах11

1.2.1 Социально ориентированная рыночная экономика11

1.2.2 Шведская модель экономической реформы13

1.2.3 Немецкая или континентальная модель экономической реформы20

2. Социально ориентированная рыночная экономика в России25

Заключение39

Список использованной литературы40


Введение

В настоящее время одной из главных проблем российского общества является низкий уровень благосостояния населения. Отставание уровня жизни населения в России от уровня жизни населения в странах Западной Европы и Северной Америки существует уже более ста 1 лет. Оно не было преодолено ни в период функционирования централизованно управляемой экономики СССР, ни в период экономических реформ 1990-х гг.

Поэтому проблема повышения благосостояния населения нашей страны не теряет своей актуальности, а необходимость продолжения экономических реформ в России, направленных на повышение уровня жизни населения, сейчас является общепризнанной. В то же время остается дискуссионным вопрос о том, какие методы в наибольшей степени способствуют росту благосостояния населения нашей страны.

Наиболее высокий уровень жизни населения, как показывает статистика, достигнут в странах Западной Европы, США, Канаде и Японии. Именно в этих странах с 1950-60-х гг. начала формироваться социально-ориентированная рыночная экономика (СОРЭ), основной целью которой является повышение благосостояния людей.

Теория социально-ориентированной рыночной экономики, основа которой была заложена в работах исследователей Ф. Бем, В. Ойксн, B. Репке, Л. Рюстоу, X. Ватрина, В. Гутника, П. Козловски, X. Ламперта, Л. Мюллсра-Лрмака, А. Нестеренко, К. Херрманн-Пиллата, О. Шлехта, М. Штрейта, Л. Эрхарда и других авторов.

Сравнительный анализ уровня жизни населения, достигнутого в странах СОРЭ, является темой многих аналитических работ специалистов ОЭСР, Мирового банка, Отдела статистики ООП и других международных организаций. В названных работах обозначены основные движущие силы, под действием которых формируется социально-ориентированная рыночная экономика - рыночные отношения и государственная экономическая политика. По анализ основных элементов механизма формирования СОРЭ проведен лишь на примере отдельных стран. Подробное изучение механизма формирования СОРЭ и обобщение мирового опыта установления социально-ориентированной рыночной экономики в. современной экономической, литературе практически, отсутствует.

Проблема реформирования российской экономики и роль государства в этом процессе в последние годы привлекает внимание многих отечественных и зарубежных экономистов.

Целью курсовой работы является рассмотрение механизма формирования социально-ориентированной рыночной экономики в России как основы для повышения благосостояния населения.

Задачи курсовой работы:

- рассмотрение основных характеристик концепции социально-ориентированной рыночной экономики и различных вариантов ее реализации с целью уточнения понятия социально-ориентированной рыночной экономики и рассмотрения возможности применения этой концепции для России;

- рассмотрение государственной экономической политики как одного из механизмов формирования социально-ориентированной рыночной экономики для выделения наиболее важных его элементов, присутствие которых обязательно для установления СОРЭ в любой стране, в том числе и в России.

- выделении основных направлений экономической политики государства, нацеленной на формирование СОРЭ в России.

Объектом курсовой работы является процесс формирования социально-ориентированной рыночной экономики в нашей стране. Предметом исследования является экономическая политика государства, способствующая установлению социально-ориентированной рыночной экономики в России.


1. Социально-ориентированная рыночная экономика: общие теоретические положения

В настоящее время одно из самых резких различий между нашей страной и развитыми странами Запала заключается в уровне жизни населения. Это заметно прежде всего по уровню доходов: в 2000 г, в России почти 40% населения имели доходы меньше 40 долл. США в месяц, еще 20% населения располагали, средствами в размере 40-70 долл., а 35% населения имели ежемесячные доходы в диапазоне 100-300 долл. США. При этом, согласно данным ОЭСР (на 1998-1999 гг.), минимальная ежемесячная заработная плата в Испании составляла около 500 долл., в США - 670 долл., во Франции - около 1000 долл., Бельгии - 1300 долл., а в Швеции - 2000 долл.

Мы считаем, что в данном случае следует обратиться к опыту стран Западной Европы, Канады, СШЛ и Японии, в которых, начиная с 1960-х гг., сформировалась модель социально-ориентированной рыночной экономики (СОРЭ), направленная на рост благосостояния населения и устранение резкого социального неравенства. В связи с этим задачей настоящей работы является изучение сущности социально-ориентированной рыночной экономики и механизма формирования ее на практике.

 

1.1. Социально-ориентированная рыночная экономика: понятие и основные принципы

Понятие социально-ориентированной рыночной экономики (СОРЭ) было введено в употребление немецким экономистом Л. Мюллером-Армакомв конце 40-х гг. XX века. Термин СОРЭ первоначально служил для определения экономической политики, необходимой для построения общества, в котором сосуществуют «рыночная свобода» и «социальное выравнивание». 

Впоследствии его смысл был расширен: под СОРЭ стали подразумевать социально-экономический порядок, в котором используется рыночный принцип координации экономической деятельности, а также функционирует система социальной защиты населения. Это наиболее общее определение СОРЭ до сих пор используется во многих работах экономистов.

На наш взгляд, основной недостаток этого простого определения СОРЭ заключается в том, что в нем не рассмотрена цель социально-ориентированной рыночной экономики - повышение благосостояния населения, т. е. рост обеспеченности благами, необходимыми для удовлетворения различных потребностей человека.

Главной особенностью СОРЭ как теоретической концепции, по нашему мнению, является то, что преимущества и недостатки экономической действительности в ней рассматриваются не с позиции экономической эффективности производства и распределения, а под иным углом зрения - с позиции благосостояния населения. В ясном виде цель социально-ориентированного экономического порядка - повышение благосостояния людей - впервые была поставлена в работах основоположников теории социально-ориентированной рыночной экономики (А. Мюллера-Армака, Л. Эрхарда, О. Шлехта и др.) и некоторых их последователей (например, П. Козловски, X. Ламперта). В названных работах также подчеркивается, что повышение благосостояния населения страны тесно связано с другой целью - устранение резкого социального неравенства, что необходимо для снижения социальной напряженности.

Следует отметить, что основоположники теории СОРЭ выделяли лишь наиболее общие принципы этой экономической системы, которые нашли отражение в кратком определении понятия СОРЭ, приведенном нами выше. Основными принципами СОРЭ являются: 1) поддержка конкурентной ситуации на рынке; 2) установление системы социальной защиты населения.

Тот факт, что конкуренция и социальная защита оказывают положительное влияние на благосостояние населения, хорошо известен. Но в связи с тем, что механизм этого влияния описывается во многих исследовательских работах лишь в общих чертах.

Конкурентная рыночная среда

Наибольшие доходы получают индивиды с наибольшей производительностью труда

Индивиды повышают свою производительность труда

Доходы работающего населения растут

Потребители и производители обладают свободой хозяйственной деятельности

Наибольшие доходы получают фирмы, производящие продукцию, пользующуюся наибольшим спросом у потребителей

Производители ориентируются на нужды потребителей

Потребители имеют больше возможностей удовлетворить свои потребности

Конкурентная ситуация на рынках способствует повышению благосостояния населения, так как конкуренция через механизм цен стимулирует производителей выпускать только ту продукцию, которая нужна потребителям и может быть приобретена ими. Это создает основу для повышения благосостояния людей. Наряду с этим, население, занятое на производстве, имеет стимул повышать эффективность своей деятельности, что автоматически приводит к росту их доходов, и, следовательно, увеличивает возможности по приобретению товаров. Более того, свобода выбора, предоставляемая хозяйствующим субъектам, также вносит положительный вклад в повышение благосостояния населения, потому что в условиях свободного выбора субъекты быстрее приспосабливаются к изменившимся внешним условиям.

А. Мюллер-Армак и другие сторонники социально-ориентированной рыночной экономики указывали на то, что рыночные силы не всегда приводят сами по себе к равновесию в обществе. Поэтому наряду с необходимостью сохранения конкуренции на рынке, для повышения благосостояния населения сторонниками теории СОРЭ был предложен принцип социальной защиты населения, направленной на преодоление социального неравенства и повышение благосостояния определенных категорий людей.

Первоначальная, более узкая трактовка понятия социальной защиты включала предоставление гарантированного минимума доходов для каждого человека (осуществлямое посредством перераспределения дохода в обществе). Впоследствии понятие социальной защиты населения стало более широким, и охватывало не только гарантию минимума материального благосостояния, но и предоставление ряда общественных благ на гарантированной или возвратной основе для каждого человека (образования, здравоохранения и пр.), что повышает духовное благосостояние индивида.

В трудах сторонников социально-ориентированной рыночной экономики приведены такие аргументы в пользу социальной защиты населения, как устранение социальных конфликтов в обществе, соответствие нормам морали и предоставление определенной свободы потребительского выбора для каждого человека. По нашему мнению, эту аргументацию следует дополнить, так как система социальной защиты населения не только оказывает прямое влияние на уровень жизни людей, увеличивая покупательную способность малообеспеченных слоев населения, но и косвенно воздействует на благосостояние всех членов общества.

Система социальной защиты населения

Увеличение покупательной способности у населения

Предоставление возможностей для развития личности

Рост совокупного спроса, увеличение совокупного выпуска, рост доходов населения, занятого на производстве

Потребители получают большую свободу потреб вельского выбора

Каждый индивид может развивать свои природные склонности

Увеличение свободы выбора хозяйственной деятельности

Повышение эффективности распределения ресурсов труда в обществе

Рост экономической эффективности хозяйственной системы

Достижение более высокой производительности труда

Увеличение дохода малообеспеченных слоев населения (без существенного сокращения покупательной способности «обеспеченной» части населения) приводит к росту спроса на товары первой необходимости и товары длительного пользования. Это оказывает стимулирующее влияние на экономику, увеличивая совокупный выпуск и, соответственно, доходы занятого населения. Кроме того, повышение доступности ряда общественных благ для населения (образования и др.) создает основу для развития каждой личности. Тем самым создается основа и для повышения эффективности распределения ресурсов в обществе, приводящая к росту экономической эффективности всей системы.

Как известно, система социальной защиты призвана уменьшить расслоение населения но доходам. Поэтому ее функционирование приводит к формированию «среднего класса» в обществе - группы граждан, уровень доходов которых относительно однороден и находится между уровнем доходов «бедного» и «богатого» слоя. Общество, в котором большинство населения принадлежит к относительно однородному среднему классу, достигает относительного равенства в размере дохода. Но абсолютное равенство доходов среди членов общества является нежелательным, так как в этом случае доход перестает отражать реальную производительность труда и, соответственно, у людей исчезает стимул повышать эффективность своего труда. Поэтому сторонники теории СОРЭ подчеркивали, что идея устранения социального неравенства не подразумевает достижения полного равенства в распределении, или нивелирования разницы в доходах.

Выше уже говорилось, что в современной экономической литературе распространено краткое определение СОРЭ как социально-экономического порядка, в котором используется рыночный принцип координации экономической деятельности, а также существует система социальной защиты населении. Проанализировав порядок СОРЭ с точки зрения благосостояния в обществе, мы пришли к выводу, что это определение является недостаточным для того, чтобы показать цель и основные принципы социально-ориентированной рыночной экономики. Поэтому возникает необходимость сформулировать более точное определение СОРЭ.

Современные экономисты по-разному трактуют понятие СОРЭ, делая особый акцент либо на экономических способах установления СОРЭ, либо на целях формирования этого социально-экономического порядка. Наиболее ярко разграничение двух толкований термина- СОРЭ проявилось в англоязычной экономической литературе, где используются два понятия-синонима СОРЭ: «welfare state» как «государство благосостояния» и «welfare state» как «благосостояние» («благоденствие»). Первое из них, «государство благосостояния», описывает экономическую политику государства, стремящегося повысить уровень благосостояния населения. Политика государства такого типа, согласно определению, заключается в: 1) установлении «правил игры» хозяйствующих субъектов на рынке, 2) стабилизации экономической системы (сглаживание экономического цикла, стремление к ценовой и валютной стабильности и т. д.), 3) предоставлении социальной помощи нуждающимся категориям граждан и осуществлению инвестиций в «человеческий капитал». Второе понятие, welfare state как «благосостояние», трактуется как степень обеспеченности благами. Повышение благосостояния в рамках этого подхода считается основной целью существования экономической системы.

На наш взгляд, определения социально-ориентированной рыночной экономики, приведенные в большинстве работ зарубежных экономистов, можно условно разделить на два вида. Первый из них содержит описание целей существования СОРЭ, и при этом практически не указывает на методы установления экономического порядка этого типа. Второй вид трактовок СОРЭ направлен на рассмотрение методов формирования социально-ориентированной рыночной экономики, но при этом почти не содержит указаний на цели существования этой системы.

Мы считаем, что определения социально-ориентированной рыночной экономики, приводимые в работах самого автора этого термина Л. Мюллера-Армака, а также О. Шлехта и П. Козловски, относятся к описанию целей существования СОРЭ. Определяя социально-ориентированную рыночную экономику, А. Мюллер-Армак утверждал, что «социальное рыночное хозяйство является формулой интеграции, на основе которой делается попытка привести решающие силы нашего общества к настоящему сотрудничеству». По Мюллер-Армаку, главной целью формирования социально-ориентированной рыночной экономики является достижение социальных задач - роста благосостояния граждан и достижения социального сотрудничества. Отсутствие сотрудничества в общественной жизни и подмена его социальными конфликтами и социальной напряженностью, как отмечал Л. Мюллер-Лрмак, происходит от низкого уровня благосостояния и высокой степени социального неравенства.

 

1.2 Отличительные особенности социально ориентированной рыночной экономики и примеры ее реализации в отдельных странах

1.2.1 Социально ориентированная рыночная экономика

Опыт формирования социальной рыночной экономики в странах Запада позволяет сформулировать основные принципы этого вида экономической системы.

- Принцип главенства права. Соц. рыночная экономика может быть реализована только в правовом государстве, где утверждается всеобщее уважение и соблюдение общественных законов, особенно в сфере экономики.

- Принцип устойчивости экономического роста как материальной основы для всеобщего и справедливого благосостояния.

- Принцип свободы экономической деятельности субъектов хозяйствования в рамках существующих законов.

- Принцип полной занятости трудоспособного населения, условия для которого должно создавать государство.

- Принцип установления соц. гарантий населению.

- Принцип социальной  справедливости.

- Принцип социальной  защиты людей.

- Принцип соц. партнерства, обеспечивающее равноправие и равноответственные отношения между нанимателями, работниками и государством.

- Принцип ответственности граждан за экономическую эффективность как своей, так и общей деятельности, а также за свой образ жизни. 

Исходя из принципов, можно представить основные функции социальной рыночной экономики. Таким образом, если общей функцией любой экономической системы является обеспечение материальных условий жизнеспособности общества, то она, естественно, остается таковой и для соц. рыночной экономики. Тогда другими, специфическими ее функциями будет:

- удовлетворение социальных  потребностей общества граждан;

- обеспечение социальной  справедливости;

- обеспечение роста материального и духовного благосостояния всех слоев общества в меру экономического роста;

- социальное умиротворение, смягчение социальных противоречий.

Главными составляющими соц. рыночной экономики являются рынок и государство. При этом соотношение между социальным благосостоянием и экономическим ростом не может обозначаться строго, поскольку оно будет, несомненно, зависеть от конкретных условий реализации модели экономической системы (от страны, ее развитости, потенциала, менталитета граждан). Вместе с тем на современном этапе развития экономика обладает преимуществами по сравнению с другими экономическими системами, поскольку она позволяет создавать модели, которые в разных условиях приводят к более (или менее) позитивным экономическим и социальным результатам.

Суть социально ориентированной  рыночной экономики заключается в том, что государство является гарантом достойной и  безопсной жизни граждан; государство “берет свои в руки” управление рыночной экономикой дабы обеспечить стабильность и правомерность всех процессов, которые в свою очередь затрагивают социальные институты.

 

1.2.2 Шведская модель экономической реформы

Шведская модель организации экономической и политической жизни позволяет выделить те принципы, которые обеспечили этой стране развитие на протяжении длительного времени без социальных потрясений, глубоких политических конфликтов, обеспечивая при этом высокий уровень жизни и социальных гарантий для большинства населения. Назовем главные из них:

 высокий уровень развития политической культуры, кооперационный характер отношений между разными слоями и группами населения и полит. партиями, сложившийся на основе взаимного понимания коренных интересов, признания их законного характера  и готовности решать даже самые острые вопросы на основе соц. приемлемых компромиссов и научной экспертизы (кооперационная культура) в экономической сфере – высокая конкурентоспособность промышленности, базирующаяся на создании особого сектора экономики, основанного на интеграции между наукой, образованием и производством, на взаимодействии гос. институтов с частным бизнесом, сотрудничестве или даже сращивании крупных предприятий с малыми и средними в крупные единые научно-производстввенные системы, функционирующие как будто самостоятельно, интеграции различных сфер деятельности, начина от производства новых знаний до их освоения инновационным предпринимательством и крупномасштабного тиражирования освоенных образцов изделий (инновационный климат);

  в соц. области – возрастание среди традиционных факторов производства (труд – капитал – технологии – природные ресурсы) значения человеческого фактора – высококвалифицированного, творческого характера труда, которое получило выражение в концепции “человеческого капитала” и соц. направленности экономического развития страны, обеспечивающей высокий уровень политической и экономической стабильности общества и вызывающей к жизни могучие созидательные силы социума шведского типа (соц. ориентация).

Основанный на этих принципах шведский тип организации жизни общества обеспечивает высокий уровень экономической эффективности и высокие жизненные и экологические стандарты. Экономически эта модель базируется на получении своеобразной “технологической ренты”, получаемой страной на внутреннем и мировом рынках за высокое качество и инновационность продукции.

Опыт Швеции интересен том отношении, что в ее социально-экономической практике общие закономерности развития социально  риентированной рыночной системы хозяйства, присущие любым другим странам на стадии постиндустриального общества, проявились исключительно ярко и выпукло.

Шведская разновидность государства всеобщего благоденствия получила развитие в результате перехода страны на кейнсианские принципы управления экономикой. В шведском “доме для народа” высокий уровень жизни и социальной защищенности, которые обеспечивают для большинства населения, сочетается с почти полной занятостью, а социальное обеспечение, финансируемое за счет широкомасштабного перераспределения через налоги и госбюджет высокой доли доходов населения, носит универсальный характер.

В Швеции налог на доходы физических лиц варьируется от 31%, если он не превышает 170 тыс. крон, до 51% за пределами этого порогового минимума. Корпоративный налог был снижен с 50%в 1980-х гг. до 25% в настоящее время. Налог на НДС был введен в Швеции в 1969г. И составляет в среднем 25%  . Шведскому государству удалось на протяжении длительного времени сочетать полную занятость и соц. защиту с высокой экономической эффективностью и быстрым ростом производительности труда[2].

Швеции принадлежит приоритет по многим начинаниям социально-экономического плана: в проведении активной политики выравнивания доходов и высокой доли перераспределения через госбюджет национального продукта, выработке курса на эгалитарное общество всеобщего благоденствия; организации социального диалога; перехода от политики потребительского отношения к окружающей человека природной среде к экологически дружественной политике промышленного развития через ужесточение норм загрязнения и других экологических стандартов, запрет на строительство АЭС.

Первая в 20 в. реформа шведской социально-экономической системы была проведена в 1930-е гг. Выход из кризиса, как и во всех капиталистических странах, был найден в усилении государственного регулирования и осуществлен путем повышения распределительных функций госбюджета при усилении социального обеспечения.

Один из основателей шведского варианта концепции социального рыночного хозяйства – Г. Мюрдаль справедливо связал прогресс в экономическом и индустриальном развитии с прогрессом социальным, а трудности в достижении роста объяснял отсталостью и архаичностью общественных структур.

Согласно его концепции экономический кризис, если он принимает затяжной характер, должен служить двигателем изменения своей структуры общественных и политических отношений, функций полит. институтов, как это и произошло в Швеции в 1930-е гг. и было продолжено в послевоенные годы.

Экономическое регулирование в Швеции имеет достаточно всеобъемлющий и широкий характер: государство контролирует не только доходы и прибыли, но и использование капитала, рабочей силы, а также цены через антимонопольное законодательство и специальные ведомства, такие, как Ведомство по делам цен и картелей, Суд по делам антикарательного регулирования, специфический юридический институт - специальное доверенное лицо – омбудсмен, которое следит за соблюдением правил свободной конкуренции. 

Швеция имеет большой опыт регулирования цен, контроля за конкуренцией и введения ограничений на несправедливую торговую практику. 

В послевоенные годы государство регулировало цены преимущественно через антимонопольное законодательство, а также через установление технических нормативов, таможенного и импортного регулирования, выделение субсидий, предназначенных для поддержания приемлемых для потребителей цен и тарифов, контроль над экономической деятельностью муниципалитетов. 

В связи с расширением конкуренции из-за внешнеторговой либерализации и присоединения к ЕС, а также снижением инфляции в шведской экономике и произошел отказ от контроля над ценами, так как он стал попросту излишним. 

Кроме того, свободу проведения ценовой политики и введения контроля над ценами теперь ограничивают правила ЕС: ведь Швеция инкорпорировала в свое законодательство 1400 общеевропейских норм. Де регуляция экономической жизни, характерная для Швеции в 1990-х гг., восстановление экономического роста, повышение состязательности со стороны внешних торгово-экономических партнеров, снижение инфляции - все это снизило потребности в государственном регулировании цен в стране. 

В настоящее время контроль в Швеции над ценами осуществляется в основном при помощи антимонопольного законодательства.

Государственный бюджет Швеции подтверждает, что шведская экономическая система ориентирована на достижение социальных целей: обеспечение относительной эгалитарности, понимаемой как уменьшение при помощи налогов резкой дифференциации доходов, уменьшение бедности при обеспечении полной занятости. Более 50% ВВП страны проходит перераспределение через государственный бюджет, в том числе более 2/3 этой части валового продукта страны направляется на услуги социальной направленности, включая бесплатное здравоохранение, образование и др.

 Гуманность шведской социальной политики проявляется и в том, что работодатели 43% фонда заработной платы отчисляют в фонды пенсионного страхования, а пособия по болезни или уходу за ребенком выплачиваются в размере 90% заработка.

 Новшеством, существенно продвигавшим Швецию по пути социализации, было предложение шведских профсоюзов (еще в 1970-х гг.) создать контролируемые профсоюзами и финансируемые за счет налогов инвестиционные фонды трудящихся, которые приняли бы на себя руководство шведскими корпорациями.

После многочисленных дебатов и колебаний предложение было реализовано в смягченном варианте одновременно с мерами реорганизации государственной пенсионной системы в 1993 г., однако уже в следующем году оно было дезавуировано буржуазно ориентированным правительством.

В системе государственного регулирования экономики страны нашли отражение идеи рациональной централизованной экономики и социального планирования, развитые Г.Мюрдалем. Кооперативный характер отношений между предпринимателями, политической элитой и трудящимися выразился в том, что был найден компромисс глобального характера. Они взаимно признали следующие уступки друг другу: рабочее движение отказалось от проведения широкомасштабной национализации, а шведские работодатели признали за социал-демократами право на проведение социально ориентированных реформ и трансформацию Швеции в государство всеобщего благоденствия. Сложилась своеобразная политическая культура мирного разрешения конфликтов на основе консенсуса, исключающего подчинение одной стороны другой.

В последние 50 лет у власти находились почти все время социал-демократические правительства. Стабильность социальной направленности шведской экономической системы показывает динамика изменения цен. Например, за период 1980-1990-х гг. цены на акции выросли в 10 раз, на жилые помещения - в 5, на офисные помещения - в 4, в то время как на потребительские товары - только в 2 раза.

Когда шведская модель социально ориентированной экономики достигла зрелости, стали проявляться некоторые негативные черты: появилась безработица, замедлились темпы экономического роста, снизилась эффективность, ослабились стимулы к интенсивному, высококачественному труду. И опять-таки и политический истеблишмент, и широкие слои трудящихся проявили солидарность в том, что взаимно согласились на корректировку модели организации и функционирования шведского общества. 

Эта перенастройка началась в 1990-е гг., как раз накануне присоединения к ЕС. Шведское законодательство было отрегулировано в соответствии с неолиберальными принципами, получившими применение в Евросоюзе: были несколько сокращены расходы на социальные нужды, что привело к незначительному снижению уровня жизни отдельных слоев населения (однако не боле, чем на 10%), были уменьшены корпоративные налоги - сначала с 50 до 30%, а затем до 25%  - что имело целью стимулировать инвестиции и поддерживать полную занятость. 

В начале 1990-х гг. проводилась жесткая антиинфляционная политика, продолжались реформы по линии ужесточения требований к получателям социальных выплат, улучшения условий деятельности для малых и средних предприятий, уменьшения налогов на имущество. За 1991-1996 гг. в Швеции было осуществлено около 300 изменений правил в системе социального обеспечения и 50 изменений в правила регулирования рынка труда. В результате своевременно предпринятой корректировки экономической политики удалось переломить начавшийся в стране кризис, выразившийся в сокращении ВВП Швеции в период с 1991 по 1993 гг. Уже с 1994 г. начался промышленный и экономический рост: с 1994 по 1996 гг. ежегодный прирост составил 2,8% . 

Динамика производительности труда, превышающая средние для стран-участниц ОЭСР показатели, подтвердила, что направление реформы по-шведски было выбрано правильно.

Экономическая реформа Швеции в начале 1990-х гг. позволила также провести структурную трансформацию экономики: из-за дерегулирования повысилась конкурентность на внутреннем рынке, снизилась доля традиционных отраслей и повысилась доля наукоемких производств, особенно экспортоориентированных - фармацевтики и электроники. Выросла степень концентрации совокупного промышленного потенциала: 25 крупных компаний контролируют 80%  совокупного промышленного производства в стране. В период 1991 -1994 гг. несоциалистическое правительство приватизировало ряд государственных компаний. Ускорился рост инновационных процессов. 

Шведская социально-политическая система, на первый взгляд, выглядит довольно идеальной не только в сравнении с белорусской, но и в международном сопоставлении, представляя собой этакий остров мирного разрешения всех политических и социальных  конфликтов, позволяя сочетать высокую экономическую эффективность с социальным равенством, экологической защитой и промышленными инновациями. Но реальность иная: растет дефицит государственного бюджета и безработица, внушает тревогу размер внешнего долга, имеются структурные проблемы. 

Шведская модель в условиях интернационализации и глобализации подвергается испытаниям на прочность, и не исключена дальнейшая трансформация всех ее политических и экономических институтов. Шведские эксперты считают, что страна нуждается в серьезных институциональных реформах.

 

1.2.3 Немецкая или континентальная модель экономической реформы

Приход к власти в середине 60-х большой коалиции (ХДС/ХСС и СДПГ), а затем и социал - либерального кабинета (СДПГ и Свободные демократы) фактически обусловил появление новой модели экономической политики. Новизна заключалась в расширении гос. вмешательства в хозяйственные процессы с использованием неокейнсианских инструментов. Кредитно – денежная политика дополнялась активным использованием инструментов госбюджетной и налоговой политики.

Одновременно в процесс выработки решений вовлекались союзы работодателей и профсоюзы: в рамках “согласованного действия” представители работодателей, профсоюзов и государства должны были согласовать динамику заработной платы и доходов с общеэкономическими целевыми установками.

"Согласованное действие" вносило в систему социального рыночного хозяйства кейнсианскую политику доходов, предполагавшую принятие хозяйственно-политических решений по вопросам распределения национального дохода (упрощенно говоря, заинтересованным сторонам приходилось договариваться, какая доля национального" дохода образует прибыль и другие доходы на капитал, а какая — заработную плату). Впрочем, на деле она свелась к политике заработной платы.

Для "ориентации" народного хозяйства вводилось среднесрочное (скользящее пятилетнее) финансовое (то есть бюджетное) планирование. Оно опиралось на общеэкономические проектировки, представлявшие собой прогнозы основных экономических показателей.

Новая политика получила наименование "фискальной политики стабилизации". По сути, это конъюнктурная, антициклическая политика, у которой две взаимосвязанные цели: не допускать резких конъюнктурных колебаний экономики и содействовать устойчивому экономическому росту. Был взят курс на "соразмерный" рост и достижение "общеэкономического равновесия" в экономике.          

 "Закон о стабильности" обязывал федеральные и земельные власти приспосабливать свою бюджетную политику к целям общеэкономического равновесия, выраженным в так называемом магическом четырехугольнике:

- стабильность цен (или – что-то же самое — стабильность ценности денег);

- высокий уровень занятости;

- внешнеэкономическое равновесие (иногда определяемое как равновесие платежного баланса);

- постоянный и сбалансированный ("соразмерный") экономический рост.

Эти цели считались равно значимыми и должны были достигаться одновременно, не в ущерб друг другу.

В основе политики стабилизации финансовыми средствами лежала кейнсианская концепция регулирования совокупного спроса, которую надо было интегрировать в систему социального рыночного хозяйства. Государство должно было осуществлять свои расходы не синхронно с частным сектором, а в противоположном направлении.

“Глобальное регулирование" нельзя назвать абсолютно негодным средством. Среднесрочное финансовое планирование с большим или меньшим успехом применяется до сих пор.

После 1982 г. произошел частичный возврат к исходной эрхардовской модели, но с учетом опыта неокейнсианского "глобального регулирования" 60—70-х годов, усиления экологической ориентации всей модели, отдельных монетаристских нововведений 80-х и главное - с осознанием проблемы удушающего бремени чрезмерных государственных расходов. Основным новшеством экономической политики после смены власти в 1982 г. стал поворот от стимулирования совокупного спроса к экономике предложения. С 1983 г. кабинет Коля сдерживал рост расходов, не позволяя им увеличиваться быстрее, чем растет производство. В результате медленно, но устойчиво начала снижаться доля государства в перераспределении ВВП - один из важнейших показателей вмешательства государства в экономику.

 Начиная с 1997 г. немецкому правительству удается последовательно уменьшать дефицит государственного бюджета: в 1996 г. он составлял 3.4% ВВП, а уже в 1997 г. снизился до 3% (это соответствовало одному из "маастрихтских критериев", необходимых для вхождения в "зону евро"), в 1999 г. (уже после смены правительства {Коля "красно-зеленой" коалицией Шредера) - до 1.2% ВВП, а в 2000 г. бюджет вообще стал профицитным. Правда, отношение государственного долга к ВВП в 1997-1999 гг. сократилось незначительно - с 62 до 61%, но в 2000 г. уменьшилось до 59% и в ближайшие годы эта тенденция сохранится . Огромный государственный долг связывал правительству руки, и оно не было способно проводить осмысленную и созидательную финансовую политику.

В 2000 г. началась реформа по кардинальному обновлению налогообложения. Реформа не удалась, т. к.  высокие налоги сохранялись, и государственный долг постоянно увеличивался. Особенно заметным этот процесс стал после воссоединения Германии, причем финансирование объединения страны за счет заимствований.

Благодаря реформам Л. Эрхарда, в конце 40-х годов, в течение 10-15 лет в послевоенной Германии удалось добиться высокого уровня жизни для подавляющего большинства населения — как за счет постоянно растущей заработной платы, так и с помощью широкой сети социального обеспечения. Эта система социального государства стала показательной для многих стран.

Однако постепенно государство стало слишком щедрым и заботливым. Помимо того, что немецкая зарплата стала одной из самых высоких в мире, дополнительные выплаты (больничные от предприятия, отпускные, 13-я зарплата и др.) достигли не превзойденного в мире уровня (в 1995 г. общие издержки на оплату труда составили 45.52 марки в час, из которых 20.44 марки - дополнительные выплаты; соответствующие показатели составляли для США - 25.18 и 7.42, для Японии - 35.48 и 14.56 для Великобритании -20.96 и 6).  Рабочие места стали настолько дорогими, что в условиях мировой конкуренции приносят лишь убытки. Ясно, что предприниматели содержать их не собираются. Ликвидация рабочих мест или нежелание создавать новые в первую очередь обусловлены их не конкурентоспособностью, а последняя стала прямым следствием разбухших социальных благ, размер которых не увязывался с производительностью труда.

Самая крупная и нерешенная до сих пор социально-экономическая   проблема   объединенной Германии - высокая и устойчивая безработица. В наиболее неблагоприятном 1997 г. число занятых в Германии уменьшилось более чем на 400 тыс., в том числе в западных землях — на 300 тыс. Только зарегистрированных безработных в среднегодовом исчислении в Германии в целом насчитывалось около 4.4 млн. (более 3 млн. - на Западе), или 11.4% трудоспособного населения (на Западе - 9.9%, на Востоке -17.4%).  Еще не менее 2 млн. человек составляли скрытую безработицу. Только в 1998 г. впервые за десятилетие число занятых в Германии немного увеличилось (на 0.4%[3]), доля безработных снизилась еще существеннее, но эти улучшения происходили почти исключительно на западной территории. В 1999 г. число безработных также уменьшилось, но слабее, чем в предшествовавшем году. Лишь в 2000 г. произошло заметное снижение безработицы (среднегодовой показатель составил 3.89 млн. человек, уровень безработицы в начале 2001 г. — 9.3%) , но опять-таки только на Западе, а не на Востоке.

Сила германской экономики - высокая конкурентоспособность товаров на мировом рынке и высокая экспортная доля в ВВП (почти 30%) -вновь обернулась слабостью, точнее, ненадежностью. Ведь только высокие темпы роста экспорта (а в 2000 г. они достигли рекордных 13-14%, причем и

Снижение безработицы стало одним из самых видимых проявлений успехов экономической политики: в апреле 2005г. число безработных, наконец, снизилось до уровня менее 4 млн., в мае — до 3.8 млн. (доля безработных в среднем за 2000 г. составила 9.6% против 10.5% годом ранее, но в конце года, установившись на уровне 9.3%, перестала снижаться).

Заметно перестраивается  вся государственная финансовая (бюджетная) система. Снижение налогов неизбежно влечет за собой снижение государственных расходов. Доля государства в перераспределении ВВП через бюджет и социальные фонды уменьшается.

Отличительной особеностью Германской модели от Шведской является то, что в Германии Центральному Банку предоставлена полная автономия.

2. Социально ориентированная рыночная экономика в России

Если попытаться перечислить гипотетически возможные модели будущего социально-экономического устройства России - имея в виду как наиболее вероятные, так и заведомо фантомные, не поддающиеся реализации на практике, но демагогически декларируемые теми или иными политическими силами - то таких можно насчитать немало. Сгруппирую их следующим образом[4]:

1. Марксистская теоретическая модель социализма (первой фазы коммунистической формации), рассматривавшаяся ее приверженцами в качестве единственной "научно обоснованной" модели и служившая им лишь отчасти ориентиром для практической политики, но в гораздо большей мере использовавшаяся для обоснования их действий (вне зависимости от подлинного содержания последних) и для формирования в сознании людей во многом неадекватных, но выгодных правящему классу "социалистического общества" представлений о реальной жизни, ложных критериев ее оценки, утопических представлений о будущем.

Эта теоретическая модель социализма отчасти улавливала прогрессивные тенденции общественного развития, но часто - и чем дальше, тем больше - вступала в резкое противоречие с ними. Она, разумеется, отражала одно из направлений поиска способов решения острейших социальных проблем современности и путей человечества в лучшее будущее, но прежде всего служила прагматическим эгоистическим интересам нового господствующего класса. Многие ее элементы служили по существу концептуальной основой пороков и неудач в практике построения и функционирования социализма. Все настоятельнее жизнь требовала отказа от идеологических догм; общество ощущало тяжелые последствия уклонения от такой необходимости, частичная же и непоследовательная коррекция этих догм не могла дать необходимых результатов.

Демократическое и гуманистическое содержание провозглашаемых марксистской (коммунистической) концепцией социализма целей и принципов оказалось в значительной мере не только нереализованным, но и нереализуемым.

Эти цели и принципы не могли быть подлинными ориентирами и правилами для класса, занимавшего господствующие позиции в ходе "построения и совершенствования социалистического общества", поскольку они нередко вступали в противоречие с интересами этого класса. Методы и механизмы, предусматриваемые моделью, оказывались зачастую либо неэффективными, либо вообще не адекватными ее провозглашаемым глобальным целям и принципам. Уже изначальная идея так называемой "диктатуры пролетариата", тотальная национализация средств производства, насильственная коллективизация и т.д. по существу закладывали, фундамент тех проблем, трудностей и извращений, с которыми в дальнейшем постоянно сталкивался "построенный социализм" и которые он оказался не способен в полной мере преодолеть. 

Слабость марксистской теоретической модели заключается и в том, что она не предусматривала появления многих неизбежных противоречий нового строя, обусловленных его сущностными дефектами, и не содержит концепций их разрешения. Еще существеннее то, что движущие силы общественного развития, зафиксированные в этой модели, оказались либо ограниченными по своим возможностям, либо требующими для своего проявления таких условий, которые трудно или невозможно создать. 

Многие же из движущих сил, действительно способных обеспечить устойчивый прогресс общества, ставятся в узкие рамки или отрицаются как чуждые социализму. 

Наконец, эта модель не содержит, как правило, тех отправных моментов, опорных точек, которые позволили бы создать общественные механизмы для решения социальных и производственных инновационных задач, встающих перед обществом в современную эпоху, дать адекватный ответ на "вызов времени". 

Модернизация же модели была блокирована практически непреодолимыми социальными препятствиями, вытекающими из нее самой.

Следует упомянуть и тот факт, что привлекательные элементы этой модели, призванные свидетельствовать о ее нацеленности на гуманистические идеалы, никогда не оказывали доминирующего влияния на практику, вроде бы служащую реализации модели. "Рабочие чертежи", по которым строился и функционировал "реальный социализм", были, как правило, иными. Только такой могла быть судьба данной модели, вышеназванные элементы которой больше предназначались для идеологической обработки общества, чем для практического воплощения в жизнь.

Не может быть специфически социалистического государственного строя, если речь не идет о тоталитаризме, и сторонники социалистической идеи должны добиваться лишь зрелых и взвешенных демократических форм управления обществом и, соответственно, последовательно демократического устройства государства, позволяющего реализовать требования большинства, удерживая их в рамках гуманизма, согласования интересов социальных групп, соблюдения демократических прав меньшинства. Не может быть "исключительно социалистической" экономики, если речь не идет об огосударствленной экономике, управляемой коммунистической партией в интересах прежде всего партийно-государственного аппарата и в соответствии с антирыночными экономическими концепциями на гиперцентрализованных началах.

Социальные требования, вытекающие из социалистической идеи, способны получить свое воплощение в жизнь на достаточной ресурсной базе лишь при сохранении рыночных механизмов хозяйствования, при государственном регулировании, не блокирующем эти механизмы, при условии должного соблюдения критериев экономической эффективности, лишь при признании немалого вклада рыночных отношений в достижение социальной справедливости. Ныне в развитых странах социализм, т. е. реализация определенной совокупности демократических социальных требований, по существу присутствует во всех важных сферах общественной жизни и не в последнюю очередь в экономике.

Может быть, правы те, кто рассматривает социализм лишь как совокупность определенных моральных критериев и социальных требований, в возрастающей мере влияющих на современные модели общественного устройства. Такой социалистический идеал далек от категорий непримиримой классовой борьбы на уничтожение класса-антагониста, политической диктатуры, идеологической унификации, глобального огосударствления экономики и т.д. Он ориентирован на достижение социальной справедливости в обществе в ее разумной, а не экстремистской и демагогической трактовке, на обеспечение социальной защищенности человека, уважение его прав и свобод, обеспечение роста его благосостояния, смягчение тех социальных различий в обществе, которые обусловливают иерархичность его построения; он предполагает учет требований социальной эффективности во всех аспектах хозяйственной деятельности.

В основе жизненности социалистической концепции общественного устройства лежит объективная необходимость реализации определенных социальных требований к экономической и другим сферам общественной жизни, причем эта реализация становится по мере развития общества не только подкрепленной материальными ресурсами, но и необходимой для дальнейшего развития, в том числе экономического. 

Весь спектр современных условий общественной жизни, включая условия экономического роста, выдвигает определенные социальные требования к распределению собственности, к обязанностям собственников, к характеру и масштабам прав работников, к распределению доходов и т. д. Такие требования - не просто моральные пожелания и не просто лозунги классовой борьбы, а выражение - закономерных потребностей развития общества.

Однако абсолютизация этих требований чревата весьма негативными последствиями для общества, развитие которого невозможно без обеспечения прав собственников, ответственности работников, стимулирующего воздействия материальной дифференциации, удержания в определенных рамках социальных затрат, подчинения поведения всех социальных групп требованиям экономически эффективного использования ресурсов. Социальные требования, оторванные от этих обстоятельств, становятся утопией. Строй, ориентирующийся только на них, невозможен. Исходя из этого следует констатировать, что социальные требования, выдвигаемые как социалистические, оправданы и реализуемы только в том случае, если они выступают лишь как часть требований, которые призвано реализовать современное общество и в число которых входят требования рынка, воспроизводства капитала и т. д. Тенденция к сочетанию, взаимодействию тех и других требований отчетливо наблюдается на практике, которая достаточно убедительно свидетельствует, с одной стороны, о том, что социализация общественных отношений и условий жизни общества получает все большее развитие, а, с другой стороны, о том, что "социалистические элементы" не могут стать исключительными опорными элементами социально-экономической системы общества.

Попытки базировать общественное развитие на таких крайностях социализации, как "общенародная" собственность, тотальное огосударствление, подчинение социально-экономических отношений "левому" идеологическому диктату, многие аналогичные черты, проявившиеся в "реальном социализме", вели в конечном счете к снижению экономической эффективности использования ресурсов, дестимулирующей деформации общественных отношений, кризису общественной системы.

Следует признать, что не "реальный социализм", а развивающийся, модернизируемый капитализм, находил более жизненные и эффективные формы обобществления производства, методы более полного отражения успехов развития производительных сил в жизненном уровне населения, пути обеспечения социальной ответственности и действительной социальной солидарности в обществе, разрешения социальных противоречий. В этой связи становится все очевиднее необоснованность и непродуктивность оперирования традиционными характеристиками капитализма без учета его трансформации, интенсивно протекавшей в XX веке.

Разумеется, было бы необоснованно полагать, что процессы развития современного капитализма ведут к разрешению все оольшего числа противоречий и к все более бесконфликтной жизни общества. В ходе развития возникают новые противоречия, одновременно сохраняются многие социальные пороки общества. Тем не менее в жизни общества наблюдаются не только борьба социальных групп за утверждение своих интересов, но и определенное самоограничение в интересах социальной стабильности и дальнейшего развития. 

Социальные требования выступают то как непосредственная цель общества, то как всего лишь ограничитель при реализации экономических задач. 

Таким образом модель современного развитого общества является смешанной, составляющие ее элементы, раньше традиционно относимые либо к капитализму, либо к социализму, тесно взаимодействуют, образуя единый механизм общественного прогресса, что, разумеется, не исключает, а предполагает определенную конфликтность их сосуществования, получающую применительно к каждой сфере жизни в конечном счете более или менее оптимальное разрешение. При этом идентификация этих элементов как капиталистических или социалистических становится иногда достаточно условной.

При этом принципы организации, стимулы и социальные механизмы капиталистического типа производства не столько отступают под давлением социальных и экономических императивов, сколько существенно модифицируются и, приобретая во многом новое содержание, сохраняют свою глубинную роль в поддержании жизнеспособности общества и его способности к развитию.

2. Модель "реального социализма", существовавшего в СССР и других государствах "социалистического лагеря". Еще не сложилось единого понимания сущности реализовавшего эту модель общественного строя. Его рассматривают и как следующую за капитализмом, более прогрессивную ступень развития общества, лишь в некоторой степени деформированную в силу исторических обстоятельств либо ошибок, и как государственный или номенклатурный капитализм, существуют и другие трактовки, вплоть до отсылок к общественному устройству, известному из истории Востока. Однако вряд ли правомерны и поиски исторических аналогий, и желание усмотреть в "построенном социализме" несколько искаженный либо еще не оформившийся образец общественного прогресса. 

С большим основанием можно утверждать, что в данном случае человечество имеет дело с оригинальным, но тупиковым вариантом развития, когда народы стали жертвами иллюзии решения всех проблем методами, не адекватными их целям и ущербными по последствиям использования. Этот вариант присвоил себе определение "социализм", но лишь в значительной мере дискредитировал это понятие.

Эта модель базируется на интерпретации социализма, характерной для идеологии коммунистических партий, интерпретации, при которой важнейшими признаками нового строя являются ликвидация частной собственности и огосударствление ("обобществление") экономики, а утверждение демократии связывается с тотальной властью партии-государства и ее идеологической монополией. Эта модель обречена функционировать в условиях неразрешимых противоречий между догмами коммунистической теории и практикой, между провозглашаемыми целями народного благосостояния и реально реализуемыми интересами партийно-государственного аппарата, монополизировавшего политическую власть и идеологические рычаги и утвердившего практически свою "коллективную" (корпоративную) собственность на все общественное богатство, между необходимостью удовлетворения в тех или иных масштабах потребительских нужд общества и нарастающим отставанием эффективности использования ресурсов от возможностей, создаваемых мировым научно-техническим и социально-организационным прогрессом.

Вместе с тем примечательна способность этой модели относительно длительное время обеспечивать общественно-политическую стабильность на основе жесткого политического, административного и идеологического контроля над обществом, эффективного функционирования мощного репрессивного аппарата, поддержания высокой степени "упорядоченности" (как правовой, так и внеправовой) общественных отношений посредством строгой иерархии социальных групп и слоев, пронизывающей все сферы жизни. 

Но было бы неверно ограничиваться этой констатацией и игнорировать тот факт, что стабильность достигалась и иными мерами социальной политики: удержанием в определенных рамках имущественного расслоения, тщательной маскировкой жизненного уровня господствующих групп, насаждением заниженных стандартов потребления и в то же время реальным постепенным повышением жизненного уровня населения предоставлением широкого круга социальных гарантий.

В целом же общественная практика XX века выявила историческую ограниченность возможностей модели "реального социализма" и в конечном счете ее историческую несостоятельность. Эта констатация содержит лишь оценку способности "реального социализма" решать современные долгосрочные задачи общественного развития и оставляет за рамками анализа вопрос о моральной оценке и вообще о приемлемости с гуманистических позиций этой модели, реализация которой сопровождалась совершаемыми систематически на государственном уровне массовыми преступлениями против достоинства, свободы и жизни отдельных людей и целых социальных групп, причем очевидно, что эти преступления были не столько спровоцированы определенными историческими обстоятельствами, сколько детерминированы политическим строем и идеологией, органически присущими данной модели.

Ныне можно с уверенностью утверждать, что возврата к модели "реального социализма" быть не может. Главный на сегодняшний день фактор, предотвращающий реставрацию "реального социализма", заключается в позиции "верхов" общества, его элиты, как правящей, так и находящейся в оппозиции.

Однако главной тенденцией эволюции модели "реального социализма" за весь советский период был постепенный, из десятилетия в десятилетие, демонтаж норм и форм присвоения материальных благ, идеологических, моральных и других ограничений, которые господствующий класс, "номенклатура" устанавливала для себя в силу экономических обстоятельств, политических соображений, идеологических установок в интересах самосохранения, обеспечения своей внутренней консолидированности, успешного противостояния остальному обществу. 

Анализ этой тенденции способствовал бы раскрытию существа главных социальных процессов, развернувшихся в годы "перестройки" и в "постперестроечный" период, и более раннему формированию адекватных представлений о складывающемся строе, о практической неизбежности именно такого его содержания, которое ныне стало очевидной реальностью.

3. К реально реализовавшейся модели социализма примыкает гипотетическая модель "подлинного социализма", "социализма, освобожденного от искажений и наслоений", "социализма с человеческим лицом", вытекающая из концепции "обновления социализма". 

Правящий класс стран "реального социализма" рассматривал модель "социализма с человеческим лицом" как недопустимое проявление ревизионизма и оппортунизма и стремился подавить в зародыше любые идеи и действия, способные породить представление о возможности какой-либо альтернативы "реальному социализму", пусть даже и в рамках социалистической концепции. 

Редкие проявления духовной оппозиции "реальному социализму", существовавшие в социалистических странах, нацеленные на гуманизацию общества и включение своих стран в мировое прогрессивное развитие, были связаны почти исключительно с идеей "обновления социализма". Однако сама эта концепция "обновления", как правило, по существу не отмежевывалась от многих фундаментальных черт "реального социализма", и вытекающая из нее модель общества была однотипной с ним со всеми вытекающими отсюда последствиями. 

Концепция "обновления социализма", с одной стороны, была отправным моментом для критики "реального социализма" с позиций, наиболее доступных для понимания населением социалистических стран с его сложившимся мировосприятием. 

С другой стороны, эта концепция питала иллюзии относительности ценности основ "реального социализма" и возможности его реформирования.

4. Проблема поиска Россией оптимальной социально-экономической модели сохраняет все свое значение, однако многие признаки свидетельствуют о том, что в нашей стране уже далеко зашел процесс утверждения модели, не обеспечивающей решения экономических и социальных задач развития страны. Зачастую ее именуют "мафиозно-бюрократическим" капитализмом.

В основе этой модели лежит трансформация власти в собственность, при сохранении, как правило, и властных рычагов. Причем главную роль в механизме трансформации играет не раздел государственной собственности, не превращение ее в частную, а приватизация потоков государственных финансовых средств, присвоение бюджетных ресурсов либо "перехват" средств на пути в государственную казну.

Какую бы резкую оценку ни давать этой модели, нельзя не признать не только то, что в российских условиях она была практически неизбежна (по крайней мере на первых этапах реформирования), но и другое: пока прежде всего именно она обеспечивала эволюционный характер демонтажа модели "реального социализма", предотвращала появление в среде правящего класса антагонистических противоречий, возникновение открытого вооруженного противостояния в обществе, которое могло бы быть вызвано этими противоречиями. Негласно реализовавшийся принцип: "кто, что имел, тем владеет и дальше" и ему подобные "правила" реформы позволили исключить возможность самых опасных для жизни общества взрывных социальных конфликтов. 

Можно утверждать, что в этом заключается некоторая-позитивная роль нынешней модели. Но на этом она и исчерпывается, поскольку соответствующие ей социально-экономические и общественно-политические отношения, сложившиеся для обслуживания данной модели, функции государства не позволяют в полной мере перейти к рыночной экономике, ввести в действие присущие ей экономические рычаги повышения эффективности производства, осуществлять экономически и социально обоснованное государственное регулирование воспроизводственных механизмов и процессов, рационализировать использование государственных средств, адекватно оплачивать труд, увеличивать объем ресурсов, затрачиваемых на социальные цели[5].

Вместе с тем, в обществе происходят, несмотря на самое различное противодействие, реформаторские процессы, создающие предпосылки для усиления его сопротивления наблюдаемым деформациям и извращениям, тенденциям к движению вспять. 

Произошла дифференциация элиты, появились группы, интересы которых связаны не только с замедлением, но и с ускорением реформирования. Однако, пока для общественного развития более характерно накопление противоречий и кризисных явлений, чем социальных предпосылок для формирования эффективной экономики и решения социальных проблем.

5. Декларируемые концепции российского будущего у большинства политических сил страны сходятся на том, что России надлежит реализовать модель социально ориентированной рыночной экономики. Этот факт примечателен хотя бы потому, что впервые за семь десятилетий принимается модель, которая вытекает из объективных потребностей общества, опирается на мировой опыт, а не является искусственно конструируемой схемой, навязываемой обществу. Но консенсус этот во многом лишь формальный, сложившийся больше вокруг термина, чем существа дела. Формирование социально ориентированной рыночной экономики сталкивается не только с отсутствием необходимой материальной базы, но и с прямым противодействием, часто замаскированным рассуждениями о социальных приоритетах.

В рассуждениях о необходимости социально ориентированной рыночной экономики зачастую отсутствует требование обеспечить высокую эффективность производства. Социальная ориентация экономики -это прежде всего подчинение производства потребителю, удовлетворению в конечном счете массовых потребностей населения. Но это присуще именно экономике эффективной, которая располагает развитым рыночным механизмом, при условии, что данный механизм не деформирован ни монополизмом производителей, ни произвольным государственным вмешательством. Социальная ориентация экономики предполагает строгую регламентацию государственного регулирования, соответствие его общественным интересам, а не интересам тех или иных экономических или политических группировок.

Такая экономика предполагает наличие общественных условий для того, чтобы человек мог увеличивать свой трудовой вклад, реализовывать свои способности, переходить в более высокодоходную группу населения. Социальная база такой экономики -массовый слой экономически активных и материально обеспеченных людей, чуждых иждивенческих настроений, осознающих личную ответственность за свою судьбу, способных служить двигателем экономики по своему отношению к труду, по квалификации, по способности адаптироваться к процессам развития экономики, по способности к накоплению и капитализации трудовых доходов.

Социальная справедливость осознается не только как предотвращение дискриминации социально слабых слоев населения и их поддержка, но и как предоставление по возможности равных шансов для успеха в хозяйственной жизни тех, кто участвует в развитии эффективной экономики, и как общественное признание их вклада. Принижение принципов материального стимулирования и культивирование уравнительности среди основной массы населения, отрыв оплаты труда от его результатов, ограничение, а чаще исключение возможности использовать личные средства для удовлетворения потребностей в жилье, медицинских услугах и т. д., лицемерное отождествление бесплатности и доступности, огромные масштабы неоправданного перераспределения необходимого продукта между различными отраслевыми и профессионально-квалификационными группами работников - все это несовместимо с социально ориентированной рыночной экономикой и должно остаться в прошлом.

6. В качестве альтернативы как современной российской ситуации, так и мировому опыту некоторые политические силы России выдвигают социально-экономические модели, которые призваны обозначить некий особый путь России. 

Эти модели - "национально-державнические", "коммуно-патриотические" и т. п.-не разработаны, обосновываются скорее эмоционально, чем по существу. Лежащие в их основе идеи нередко могут вести к провоцированию передела власти и собственности в ходе ожесточенной политической борьбы в пользу более консервативных сил, к оправданию государственного произвола, к возврату в той или иной степени огосударствления экономики, к самоизоляции страны в мировом хозяйстве, к дискредитации гуманистических общечеловеческих ценностей.

7. Позитивное развитие России как в ближайшем будущем, так и в перспективе следует связывать с реформаторской переходной моделью, которая: а) обеспечивала бы преодоление мафиозно-бюрократических черт, складывавшихся до сих пор социально-экономических отношений, устранение подчинения государственного аппарата и государственных финансов частным интересам; б) укрепляла бы наметившиеся элементы финансовой стабилизации, способствовала бы оздоровлению государственного бюджета; в) формировала бы ресурсные и иные предпосылки для возобновления экономического роста и предусматривала бы структурную перестройку экономики; г) была бы нацелена на рационализацию использования всех ресурсов, в том числе выделяемых на социальные цели; д) служила бы обеспечению перелома в неблагоприятной динамике жизненного уровня населения и его имущественной дифференциации на основе оздоровления всего общественного воспроизводства в социальном, структурном, ресурсном отношении и в отношении экономической эффективности. Именно эта модель ориентирована на постепенное формирование в полном объеме социально ориентированной рыночной экономики. Лишь в рамках такой модели можно будет реализовать требования усиления социальной направленности реформ, снижения социальных издержек, исключить возможность воспроизводства в будущем прежних системных экономических, социальных и политических пороков.

8. На основе анализа противоречий современной цивилизации,ожи-даемых ресурсных ограничений, прогнозов эволюции мировосприятия человека и его отношений с обществом все чаще ищутся подходы к разработке футурологических моделей социально-экономических отношений. В этих моделях фиксируется то или иное видение перспектив обобществления производства, социализации человека и общества, эволюции отношении собственности, системы ценностей и стимулов человеческой деятельности. Такие модели нередко обосновываются ссылками на кризисное состояние общества в развитых странах, исчерпание ресурсов для развития, упадок морали и пр. Выработать правильный подход к различным футурологическим моделям важно в сегодняшней России в особенности потому, что не исключены попытки противопоставления тех или иных из этих моделей работе по формированию в России развитого общества с экономическим фундаментом в виде социально ориентированной рыночной экономики. Известны суждения о необходимости для нашей страны избежать якобы заводящего в кризис "западного пути", суждения об "исключительности" нашей страны, о ее миссии найти особый путь и указать его человечеству. Не умаляя потенции России, необходимо однако избежать всего того, что способно привести ее в очередной исторический тупик.


Заключение

Для социально ориентированной экономики характерны сильные позиции государства в регулировании воспроизводственных процессов и решении социальных проблем. Социальная политика государства направлена по отношению ко всем членам общества.

Регулируются занятость населения, уровень доходов, в отдельных случаях – и населения, уровень доходов, в отдельных случаях и – цены. При этом регламентирующие функции государства распространяются не только на макроуровень хозяйственной деятельности, но и на деятельность субъектов микроэкономики. Сторонники данной модели утверждают, что абсолютно “свободный рынок”, рынок без государственного регулирования способен привести к тем же последствиям, к каким приводит действие централизованно управляемой системы. Данный тип экономики рассмотрен на примере двух стран: Швеции и Германии.

Жизненность и дееспособность рынка как формы функционирования товарного производства подтверждена длительным периодом человеческой истории. Такое его “долголетие” предопределено тем, что в самой сути развитого рынка содержаться механизмы его саморазвития и саморегулирования. Государство своей экономической деятельностью лишь дополняет и направляет эти процессы.


Список использованной литературы

1. Головачев А.С. Анализ и тенденции социально-экономического развития РБ//Экономика. Управление. Право,N2,2002.-с.6.

2. Гутник В. Германия // МЭ и МО.- 2001.-N8

3. Зеркин Д.П. Основы политологи: Курс лекций. Ростов н/Д: “Феникс”, 2006.

4. Колоткин М.Н. «Политология», учебно-методическое пособие, Новосибирск, 2006.

5. Ламеко П. Шведская модель экономической реформы// Белорусский банковский бюллетень, N2,2001.

6. Менеджмент рынок: Германская модель. Учеб. пособие / Под ред. проф.  У. Рора и проф. Долгова. – М.: Издательство БЕК, 2005. – 480с.

7. Микульский К.И. Социально ориентированная рыночная экономика. 2008.

8. Основы экономической теории: Учеб. пособие / В.Л. Клюня, М.И. Зеленкевич, Н.В. Черченко и др. ; под ред. В.Л. Клюни. – Мн.: НКФ “Экоперспектива”, 2006.- 336с.

9. Политология: Учебное пособие для студентов вузов / Н.П. Денисюк, Т.Г. Соловей, Л.В. Старовойтова и др. / М/ - 2007.

10.  Политология, учеб. пособие под ред. Н.И. Азарова, М: Высшая школа, 2008.